Экономический рост в России — не утопия. Если ввести за рост ВВП персональную ответственность членов правительства, оптимизировать процентные ставки госбанков, вернуться к «двойному бюджету», создать единое воздушное пространство с Китаем… Эти и другие предложения содержатся в стратегии «12 шагов», предложенной академиком РАН Сергеем Глазьевым.

Россия рискует скатиться на обочину технологического прогресса и стать набором разрозненных анклавов на периферии американской или европейской экономик, предупреждал академик РАН Сергей Глазьев в статье «Семь сценариев для России», подготовленной по просьбе «Газеты.Ru».

Недопустимо просто сидеть и ждать отмены санкций, чем, собственно, и занимается сейчас правящий класс в России. Ни очередной «план действий-2025», который готовит правительство, ни «стратегия роста» бизнес-омбудсмена Бориса Титова не годятся на роль эффективного инструмента. А стратегия-2035, которую формулирует для Кремля экс-министр финансов Алексей Кудрин, еще не готова.

По мнению Глазьева, правительство и ЦБ продолжают в макроэкономической политике следовать традиционным рекомендациям МВФ, на этом же строит свою программу Кудрин. Продолжение этого подхода обрекает экономику России на дальнейшую деградацию.

Избежать негативного сценария пока еще возможно. Если Кремль реализуют стратегию экономического роста, основанную на китайском опыте государственного управления. Академик Глазьев предлагает свой механизм стратегического прорыва, состоящий из 12 шагов. Причем Глазьев выступает с этими предложениями не как официальное лицо, советник президента, а как ученый и эксперт в сфере госуправления.

Госрегулирование и открытость

Первое, что необходимо сделать — перевести функционирование правительства на технологию стратегического и индикативного планирования.

Стратегическое планирование указывает перспективные направления развития экономики, опираясь на долгосрочные прогнозы научно-технического прогресса и понимание возможностей опережающего развития экономики страны в рамках мировой экономики. Индикативное планирование дает ориентиры деятельности органам госвласти всех уровней по созданию условий для наращивания инвестиционной активности в целях роста производства для повышения уровня жизни населения. Оно также предоставляет предпринимателям возможность воспользоваться этими условиями, поясняет Глазьев.

Государственное регулирование при этом сохраняется. «Госрегулирование стимулирует деловую активность в направлении роста производства и сдерживает деструктивные проявления (вывоз капитала, финансовые пирамиды и т. п.)», — отмечает Глазьев. Но при наличии госрегулирования экономике РФ необходима открытость. «Это дает возможность импорта передовых технологий и экспорта готовой продукции, принуждая предпринимателей к повышению конкурентоспособности отечественной продукции», — добавляет Глазьев.

Под личную ответственность

Индикативное планирование невозможно реализовать без механизма личной ответственности чиновников. А также привязки госбанков к задачам кредитования роста производства.

Это второй и третий пункт стратегии академика Глазьева.

Он считает, что «необходимо введение механизма личной и коллективной («сквозной», «вертикальной» и «горизонтальной») ответственности госслужащих, а также системы их поощрения за реализацию индикативных планов роста инвестиций и производства». Эти нормы также должны распространяться на деятельность государственных корпораций и госбанков.

Госбанки должны выстраивать свою деятельность, исходя из задачи кредитования роста производства и инвестиций. Процентные ставки необходимо регулировать, «исходя из рентабельности производственной сферы».

Догнать по-русски, перегнать по-китайски

Но правительственный план стратегий и индикаторы для его реализации — всего лишь полдела. «Потребуется также план опережающего развития на основе нового технологического уклада. Дальнейшее развитие мировой экономики связано с формированием новых мирохозяйственного и технологического укладов, образцом развития которых является КНР. Для этого все ведущие страны мира прибегают к стимулированию инвестиций за счет целевой кредитной эмиссии», — отмечает Глазьев.

Рост российской экономики невозможен без наращивания «долгосрочных кредитных ресурсов и активизации роли ЦБ как кредитора последней инстанции».

По мнению Глазьева, в отличие от экономик стран-эмитентов резервных валют, основные проблемы в российской экономике вызваны не избытком денежного предложения и связанных с ним финансовых пузырей, а хронической недомонетизацией экономики, которая длительное время работала «на износ» вследствие острого недостатка кредитов и инвестиций.

При этом Глазьев ссылается на оценки Института народнохозяйственного прогнозирования РАН. Выход на 4-5-процентный ежегодный прирост ВВП, выше среднемирового уровня, может быть достигнут только при повышении нормы накопления до 27% ВВП к 2018 году. Только в этом случае возможна реализация поставленной президентом РФ задачи достижения роста ВВП выше среднемирового уровня. А чтобы догнать по темпам роста китайскую экономику, норму накопления (долю инвестиций в ВВП) необходимо довести до 35%.

Профинансировать эти предложения можно за счет целевой кредитной эмиссии под приоритетные инвестиционные проекты.

«При этом инфляционного эффекта от наращивания кредитной эмиссии в объеме до 5 трлн. руб. не прогнозируется, так как уровень монетизации российской экономики ниже оптимального на 7-10 трлн руб. Главным условием здесь является направление кредитной эмиссии исключительно на цели роста объемов и модернизации производства пользующейся спросом продукции», — аргументирует Глазьев.

И предупреждает, что в условиях характерных для российской экономики структурных диспропорций потребуется избирательная кредитно-инвестиционная политика, дифференцированная по отраслям и направлениям развития в соответствии с объективно сложившимися различиями в их доходности. Имеющаяся практика льготного кредитования АПК и малого бизнеса подтверждает эффективность такого подхода.

Компании могли бы заключать с уполномоченными органами государственной власти инвестиционные контракты, под которые банки и институты развития могли бы выдавать долгосрочные кредиты.

ЦБ при этом мог бы функционировать как институт развития, обеспечивающий кредитами как потребности частных предприятий в расширении и развитии производства, так и госпрограммы.

Под небом Евразии

Частью плана по опережающем развитию, уверен Глазьев, могли бы стать масштабные проекты по развитию инфраструктуры. В том числе, совместно с КНР.

Инфраструктурные проекты могут финансироваться, в частности, не только за счет госбюджета, но при помощи «выпуска целевых низкопроцентных облигаций, котируемых на бирже и выкупаемых ЦБ».

Для их сопряжения с китайскими источниками финансирования может быть использован механизм валютно-кредитных свопов. В целях привлечения средств международных банков развития и финансовых рынков могут быть выпущены специальные долгосрочные облигации, обращающиеся на финансовом рынке Евразийского экономического союза и КНР.

Реализация двух трансконтинентальных интеграционных инициатив — ЕАЭС и Шелкового пути — открывает возможности расширения взаимовыгодного сотрудничества, отмечает Глазьев. Например, можно сочетать формирование единого воздушного пространства и открытие новых воздушных коридоров с переходом на самолеты совместного производства в рамках российско-китайско-индийско-иранской кооперации. Или открытие внутренних водных путей со строительством и использованием судов собственного производства. Или сооружение трансконтинентальных транспортных коридоров с развитием единой базы железнодорожного и автодорожного машиностроения. Аналогичный подход может быть применен к формированию общего энергетического пространства, совместной машиностроительной базы.

«Пока российско-китайские инвестиционные проекты развиваются сравнительно вяло. Созданные для этого международные банки развития, в первую очередь — Азиатский банк инфраструктурных инвестиций, остаются в стороне. Для активизации этой работы необходимо использовать формы международных консорциумов с наднациональными органами управления и концессионных соглашений»,— считает Глазьев.

Двойной бюджет

Следующий шаг — трансформация бюджетного правила в бюджет развития, предусматривающая направление нефтяных доходов на финансирование государственных инвестиций.

«Здесь уместно вновь обратиться к китайскому опыту. Для борьбы с бюджетным дефицитом и финансирования крупного инфраструктурного строительства в Китае, еще с 1982 года, стали использовать так называемый «двойной бюджет»: регулярный государственный бюджет и бюджет капитального строительства», — советует Глазьев.

Регулярный государственный бюджет формируется главным образом за счет налогов, а бюджет развития – за счет неналоговых поступлений от предприятий, перечислений из внебюджетных фондов с добавлением положительного сальдо государственного бюджета. Бюджет капитального строительства (или бюджет развития) предназначен для целей экономического строительства, в основном для строительства важнейших объектов общегосударственного значения. Основной целью «двойного бюджета» является выведение всех расходов по капитальному строительству за рамки регулярного госбюджета.

Глазьев напоминает, что после дефолта 1998 года разделение бюджетов использовалось в правительстве Евгения Примакова. Тогда государство начало формировать бюджет развития, налаживать механизмы рефинансирования коммерческих банков под векселя платежеспособных производственных предприятий.

«В последствие этот эффективный экономический механизм, принесший свои плоды, был заменен Стабилизационным фондом, ставшим каналом перекачивания российских бюджетных доходов в американские долговые обязательства», — возмущается Глазьев.

Еще один давно назревший инструмент стимулирования экономики — дополнение функций ЦБ задачами обеспечения роста инвестиций, ВВП и занятости. Повышение роли специальных инструментов рефинансирования коммерческих банков в целях кредитования инвестиционных проектов с увеличением сроков предоставляемых ресурсов и расширением ломбардного списка.

Для этого необходимо приближение ключевой ставки к уровню средней рентабельности в обрабатывающей промышленности. Введение вектора ставок специальных инструментов рефинансирования, приближающего цену финансовых ресурсов к рентабельности соответствующих отраслей экономики.

Также потребуется пойти на такой шаг, как «организация целевого рефинансирования государственных институтов развития и коммерческих банков под низкопроцентные долгосрочные государственные и муниципальные обязательства, облигации государственных корпораций, включая инфраструктурные облигации, а также бизнес-планы предприятий, разрабатываемые в целях реализации государственных программ, заказов, специальных инвестиционных контрактов, экспортных контрактов, совместных с партнерами по евразийской интеграции инвестиционных проектов».

Против манипулирования курсом рубля

И наконец, несколько точечных, но важных внедрений в текущую практику правительства: «Внедрение системы контроля над целевым использованием кредитов госбанков и бюджетных ассигнований, исключающей их вывоз за рубеж и использование в спекулятивных целях».

Введение избирательного валютного и финансового регулирования на основе косвенных методов (налог Тобина, резервные требования и прочего) в целях предотвращения спекулятивных атак, манипулирования рынками и курсом рубля, сооружения «финансовых пирамид» и прочих махинаций, дестабилизирующих экономику.

Необходимо, считает Глазьев, активизировать расширение использования рубля в качестве «валюты цены и валюты расчетов по российским экспортным поставкам, формирование основы для превращения рубля в международную валюту расчетов и ценообразования в большом евразийском партнерстве».

Для этого необходима стабилизация курса рубля на среднесрочный период по отношению к корзине евразийских валют.

«Нужен переход к идеологии развития с приоритетным наращиванием расходов на НИОКР и образование, стимулированием инновационной активности и поощрением новаторства», — резюмирует академик Глазьев и напоминает о необходимости «персональной ответственности в системе государственной власти за достижение целей развития».

ИсточникГазета.ру
ПОДЕЛИТЬСЯ
Сергей Глазьев
Глазьев Сергей Юрьевич (р. 1961) – ведущий отечественный экономист, политический и государственный деятель, академик РАН. Советник Президента РФ по вопросам евразийской интеграции. Один из инициаторов, постоянный член Изборского клуба. Подробнее...