Делягин:

— Здравствуйте, дорогие друзья. Меня зовут Михаил Делягин, я экономист. Очень приятно с вами снова общаться. Мы сегодня обсудим много очень громких, даже шокирующих событий, мимо которых нельзя пройти, как невозможно пройти мимо лежащего на земле трупа. Начнем мы с другого. То, мимо чего не смог пройти я как экономист.

Новость. Цитирую дословно: «Россияне устали экономить и начали развлекаться. А именно, зачастили в кино и в рестораны. Почувствовав некоторое улучшение экономической ситуации, любители проводить время вне дома стали делать свой досуг более разнообразным». Это не голословное утверждение. Есть исследовательская компания Nielsen. Ее эксперты провели опрос, правда, не говорится, с какой точностью, какое количество людей охвачено, но фирма известная, респектабельная, наверное, все достаточно корректно. Опрос был проведен только в городах-миллионниках России, в том числе – в Москве. Так вот, до 2016 года люди максимально сокращали свои траты, а в 2016-м начали тратить больше денег на досуг вне дома. Количество людей, которые ходят в кино хотя бы раз в месяц, в стране выросло на 6 %, составив 57 %, более половины жителей мегаполисов. На 2 % — до 15 % — выросла аудитория посетителей музеев и выставок. Это люди культурные. На 1 % — до 17 % — вырос спрос, удивительное сочетание, «театры и аттракционы».

Вопрос для слушателей: у вас тоже стало сильно лучше? Вы тоже устали экономить и начали развлекаться? У вас как-то улучшилась жизнь за 2016 год? Я живу в мегаполисе – в Москве. Я много езжу в другие мегаполисы. Как-то у меня такого ощущения от минувшего 2016 года не возникло. Но у нас всех фрагментарный взгляд. И макроэкономическая статистика у нас, уже никто доверия к ней не испытывает. Даже Минэкономразвития пытается ее обратно подмять под себя. С точки зрения логики это бюрократическое извращение, которое существовало в ряду других извращений только в президентство Медведева. Тем не менее, социология говорит, надо к этому как-то отнестись. Может быть, действительно это так?

В 2015 году каждый третий россиянин жаловался, что билеты в кино и театр слишком для него дороги. Каждый пятый – что накладно ходить даже на выставки. И всего в 2015 году расходы на культуру урезали более половины россиян. А сейчас пошла другая тенденция. Может быть, мы просто слишком сильно сжали свое потребление, свой отдых в 2015 году, надеясь, что вот-вот пронесет и кончится. В 2016 году поняли, что кризис – это всерьез и надолго. И просто так не закончится. И стали потихонечку восстанавливать масштабы потребления. В 2016 году каждый второй житель мегаполиса признался, что захаживает в рестораны и кафе чаще, чем раз в месяц. Количество посетителей ресторанов, кафе и пабов увеличилось на 3 %, составив 56 %. Средний чек вырос примерно на 10 %. Хотя возможно, что это результат не увеличения потребления, а роста цен. Но при этом россияне стали заказывать не только блюда подороже, но даже закуски и десерты, от которых раньше старались отказаться.

Тем не менее, руководитель соответствующего направления этой самой фирмы Nielsen говорит, что в целом по России по-прежнему продолжают сокращаться расходы на развлечения. И вот это улучшение, которое они зафиксировали, носит некоторый частный, локальный характер. Но на самом деле оно производит очень сильное, очень такое впечатление. Потому что, когда меня в свое время, еще в 2008 году, попросили написать правила выживания в кризис, потому что у меня богатый опыт, как у большинства людей моего поколения, мы еще застали кризис потребительский 1979-1981 годов, когда на трети территории РСФСР были введены карточки. И я это обобщил. И одна из фундаментальных вещей, которую нужно учитывать в кризисных условиях, что при любых обстоятельствах надо обязательно развлекаться. Не обязательно надо тратить на это деньги. Игры в снежки с детьми или даже с соседями – это часто значительно более хорошая эмоциональная разгрузка и лучшее антикризисное мероприятие, чем трата денег на какие-то там фешенебельные цели. Можно встретиться, поговорить, можно куда-то сходить, если не в музей, то в турпоход и так далее. Тем не менее, если вы не будете развлекаться в условиях кризиса, то вы вульгарно, элементарно сойдете с ума. Это доказано.

Дмитрий из Крюково пишет, 41 год: «Я вообще в кино не хожу, смотреть там нечего. В кафе и рестораны тоже не хожу». Подозреваю, что это связано все-таки с материальным уровнем. «Кафе подорожали серьезно, но готовить дома подорожало больше». Уважаемый коллега, скажите, понятно, что кафе подорожали и готовить дома подорожало сильнее, чем ходить в кафе. Но ведь по-прежнему дома готовить сильно дешевле. Еда, которая приготовлена дома, вы платите только за продукты. И вы еще можете проконтролировать качество этих продуктов. Но вы не платите за работу повара, потому что это вы, и за работу официанта, потому что это. Наверное, домашняя еда подорожала сильнее, но все-таки она осталась намного дешевле еды, которая в кафе.

Саратов: «Хожу только в спортзал, и то только бесплатно». Это понятно, это нормально, правильный подход, руками и ногами за. «В 2016 году ни разу никуда не сходили с супругой. Правда, это связано с рождением ребенка – нет свободного времени». Ну еще бы, конечно. Если ребенок родился, тут дай бог поспать. «А сейчас больше с семьей в парках гуляем». Это тоже, дите должно дышать свежим воздухом, особенно новорожденный, младенец. Так что здесь все правильно. «Сейчас в театр просто бешеные цены – 30-50 тысяч рублей». Если вы Большой театр имеете в виду, то, наверное, так и есть. Но я живу в центре Москвы. Правда, во всякие пафосные мероприятия и пафосные театры, которые ставят антироссийские пьесы, я не хожу. Но я периодически бываю. И 30-50 тысяч рублей — я не могу назвать такие цены. Даже «Квартет И» — для меня это лучшая театральная группа, хотя я совершенно не театрал и заранее извиняюсь перед всеми, кого я забыл, но там где-то в пределах 2 тысяч за хорошее место.

Вот вы уточняете: «В кино стали меньше ходить, даже 300 рублей и то дорого». Я понимаю. Только 300 рублей – это не «даже». У нас большинство людей в стране заработную плату получают порядка 20 тысяч, даже меньше. 20 тысяч рублей вне мегаполиса – это очень хорошая зарплата. А в Клину это 15 тысяч очень хорошая зарплата, за которую стоит бороться.

Много сообщений, я буду выбирать. Катерина пишет: «Как ходили с дочерью один раз в месяц в кино и театр или музей, так и продолжаем. В ресторан или кафе с мужем не по карману». Вы молодец, в ваших тяжелых обстоятельствах вы предпочитаете культуру и воспитание детей. Вы просто молодец. Я очень вам благодарен. Охранник, 57 лет: «Чтобы сходить с дамой в кафе, пришлось экономить на питании, снизить потребление продуктов питания до 40 рублей в день». Давайте вслушаемся. Чтобы сходить в кафе – не ресторан, вдвоем – снизить потребление продуктов питания до 40 рублей в день. 1200 рублей в месяц – это примерно в 6 раз меньше прожиточного минимума. Вот это так, как живут люди. Не надо меня обвинять в том, что я вам не говорил. Я не считаю хорошей зарплату в 20 тысяч рублей. Я не людоед. Я понимаю, что меня по радио не видно, но у меня с клыков кровь человеческая не капает, поверьте, иначе бы меня в студию не пустили. Я сказал, что считается во многих местах, не в мегаполисах, 20 тысяч рублей хорошей зарплатой. А неделю назад я зачитывал сообщение из Клина, когда мужик парня попрекнул в том, что он 15 тысяч зарабатывает. Его чуть не побили. И правильно сделали. И потом объяснили, что в Клину 15 тысяч рублей считается хорошей зарплатой. Не потому, что на это можно прожить по-человечески, а потому что остальные получают еще меньше.

«Качественных продуктов в наших местах мало, хотя это Москва. А перекусить я тоже не хожу. Правда, теперь позволяю иногда себе бизнес-ланч». Вот видите, люди в Москве все-таки немножечко повысили свой уровень жизни. «В 2016 году стал ходить в спортзал, так как это гораздо дешевле, чем болеть и покупать лекарства». Слушайте, я свидетель, я поддерживаю руками и ногами. Коллеги, если есть возможность заниматься спортом или физкультурой, хотя бы бегать, хотя бы быстро ходить, если вы пожилой человек, просто вдумайтесь, это гораздо дешевле, чем болеть и покупать лекарства. Да еще и проживете больше и более полноценной жизнью. Это очень важно. Я вам очень благодарен, уважаемый коллега. Я бы это забыл сказать, а вы сказали. Очень приятно.

Не знаю, кто и как проводил эти исследования, но вот какое материальное положение в Саратовской области. Цитата из новостей: «Многодетный отец совершил суицид из-за невозможности прокормить семью в одном из сел Петровского района». 18 марта – это День Крыма и день моего рождения. День Парижской Коммуны и день выхода человека в открытый космос. Напоминаю, что сейчас в нашей стране многодетными считаются те, у кого три ребенка в том числе. Не знаю, сколько детей было в этой семье. Многодетный отец не смог прокормить семью и покончил жизнь самоубийством. Вот это реалии. Правда, не мегаполисов, а сел Саратовской области.

«В Хабаровске сходить в цирк – трое детей и мама – полторы тысячи рублей только билеты. Никуда не ходим вообще уже два года». Это большой город, столица федерального округа. Когда-то он был очень богатый. Сейчас это бедное место. Тут вы перебиваете, ну, ладно: «Чем отличаются либералы XIX века от настоящих?». Отвечаю: либералы XIX века были настоящими либералами. Они считали, что нужно бороться за свободу человека, за свободу личности. В том числе за богатство человека, за достойную жизнь человека. Потому что бедный человек не может быть свободен. А нынешние либералы живут не Вольтеру, они живут по Березовскому. Что людей нужно грабить в интересах спекулянтов. Нынешние либералы исходят из того, что людей нужно порабощать. Как один из них выразился: если у вас нет миллиарда, имелись в виду доллары, то можете вы идти… И дальше был назван конкретный нецензурный адрес. Так что нынешние либералы – это люди, которые считают, что государство должно служить глобальным спекулянтам против своего народа. А если народу от этого плохо, то, во-первых, тем хуже для народа, и, во-вторых, не ту страну назвали Гондурасом.

Еще раз что-нибудь по национальному вопросу скажете глупое и агрессивное, буду банить. У меня есть такая возможность. И вы не то что мне не сможете написать, вы никому не сможете написать, это к номеру, оканчивающемуся 38-25.

«Даже шаурма в Москве подорожала со 100 до 130 рублей. Между прочим, это 30 %. Сумма-то небольшая вроде бы. Но это рост на 30 %. При официальной инфляции, прости господи, у нас с 1 января по 20 марта – 1 %. А шаурма подорожала на 30 %. Плюс напиток 50-70 рублей, итого минимальный перекус – почти 200, а в целом не меньше 200 рублей». Да, я понимаю. И в Москве для многих это является запретительно высокой ценой. В Москве, которая сытая, безумная, зажравшаяся, но, тем не менее, это запретительно дорого.

Вот еще: «Шаурма, Хабаровск. От 150 до 220 рублей». Слушайте, коллеги, вот не надо есть шаурму. Купите сами мясо, сварите у себя и сами съешьте. Но шаурма – вы же не знаете, что вы едите. Дай бог, если эта собачка была здоровой. «30 тысяч зарплата. Жена получает 12 тысяч». Хабаровск опять. «Аренда квартиры – 24 тысячи. Еда – 8 тысяч. Бензин – 8 тысяч. Зарплата на двоих – 42 тысячи рублей. Итого, получили 42 тысячи, потратили 40 тысяч. А еще нужно одеться обоим. И на что ходить куда-то развлекаться?» Еда 8 тысяч рублей в месяц на двоих – это катастрофа, и здоровье сохранить крайне сложно.

«В Саратове открывается много кафе для молодежи. Не было бы денег – не открывалось бы. Дмитрий». Да, наверное. Только молодежь в значительной степени сосет деньги из родителей. По крайней мере, та, которая пытается быть позолоченной. А с другой стороны, открывается много, посмотрите, сколько закрывается. В Москве много открывается и много закрывается. Мы обсуждаем социологический опрос, по которому россияне устали экономить и стали больше развлекаться в 2016 году. На меня это произвело шоковое впечатление. И на многих из вас, я вижу, тоже.

«Беда в том, что безработных считают только по тем, кто официально зарегистрировался. У меня по Москве 30 родственников трудоспособных. 15 из них без работы более двух лет, в возрасте от 25 до 45 лет». Господи, как же они живут-то в Москве, за счет чего они выживают?

«Ипотека плюс маленький ребенок, плюс кризисные депрессивные явления, заставляющие на каком-то интуитивном уровне с походами за развлечениями завязать, хотя зарплата не изменилась, как было 50 тысяч, так и осталось». Вот человек получает 50 тысяч рублей. По меркам нашей страны, даже если брать официальную среднюю зарплату, с учетом Абрамовичей, это в полтора раза больше средней зарплаты. Если брать зарплату, которую большинство получают, около 20 тысяч рублей или даже чуть меньше, в 2,5 раза больше средней зарплаты. Челябинск, хоть и мегаполис, город не самый дорогой. А жить все равно не на что. Это будни, реалии нашей страны, которая находится под жесточайшими санкциями, которые давят и нас, давят и нашу экономику, разрушают нашу жизнь, и обеспеченных людей тоже разрушают. Но в первую очередь 80 % населения, которое бедно или нищим является. Но эти санкции ввел против нас не Запад. Эти санкции ввело против нас либеральное правительство Медведева и Банк Российской Федерации, продолжающий в 2010-х годах чудовищную убийственную экономическую и социальную политику 90-х годов.

«Растет цена на бензин постоянно, соответственно и цены. Начинаю задумываться о нашем правительстве. Юрий, Липецк». Я не смотрел ваше сообщение, Юрий, когда я сейчас говорил об источнике всех наших бед. Насчет цен на бензин. Я могу вам напомнить гениальную цитату одного нашего нефтяного барона, который сказал где-то с год назад: цена на нефть упала в 3,5 раза. Поэтому бензин, который делают из этой нефти, подорожает не более чем на 10 %. Но подорожает все равно.

«Пришли с сыном в кино на мультфильм. В Москве в воскресенье с утра. Сидели в зале вдвоем, больше никого не было. Билеты по 200 рублей. Это в «Крокусе». Не хочется делать билеты дешевле и заполнить больше мест». Да, это монополизм. Вот вы сейчас попали в точку. Это источник всех наших бед, который делает нас заложниками абсолютно чудовищного произвола, чтобы не сказать – грабежа.

Евгений:

— Интересно послушать, много мнений, интересный монолог с вашей стороны. Но все-таки мне бы хотелось заметить несколько вещей. Сначала по существу. Именно по поставленному вопросу. Я не могу сказать, что я стал меньше с семьей куда-то ходить. Я считаю, что контроль бюджета – это правильно, излишества – все эти походы по ресторанам и прочее, это не совсем логично. Но в то же время по своей работе я езжу очень много и далеко, часто. Поэтому я выбираю места, где можно поесть достаточно прилично и хоть с какой-то гарантией качества. Теперь что касается общества. Давайте будем объективны. На 80 % то, что мы сейчас имеем, это следствие собственно нашего подхода, начиная от жизни, заканчивая работой, которую мы выполняем. К сожалению, имея 25 лет свободы, абсолютной причем свободы, и возможностей, мы ни фига ведь не делаем. У нас до сих пор засилье менеджеров, которые мягко место от стула оторвать не могут. Начиная от бизнеса, заканчивая всем остальным. К сожалению, и во властных структурах сейчас те люди, которые родились и выросли в 90-е годы. Поэтому удивляться нечему. Я категорически не согласен с вашим мнением, что виновата власть, либеральный курс. Да это неправда! Виноват наш взгляд на жизнь. И это нужно признать.

Делягин:

— Вы из какого города?

Евгений:

— Я из города-героя Екатеринбурга, бывшего Свердловска.

Делягин:

— Понятно. Екатеринбург – чудесный, хороший город, в котором действительно очень сильное гражданское общество. Так случилось. Сильнее, чем в Москве. Оно там реально есть. И который действительно очень здорово прибавил за нулевые и десятые годы. Мне очень понравилась фраза: во всем виноваты мы, у нас засилье менеджеров, во власти люди из 90-х годов. То есть нас с вами, по мнению Евгения, с которым я согласен в этом, давят менеджеры, которые ниоткуда не хотят оторвать свое мягкое место. И во власти нас давят люди, которые пришли из 90-х годов. А виноваты в этом мы. Отчасти правда, отчасти я согласен. Потому что, если вы позволяете себя медленно умерщвлять и не поднимаете восстание, то, наверное, вы в чем-то сами виноваты. Но если вы не хотите воевать, рискуя своей жизнью, жизнями своей семьи, если вы хотите действовать в рамках закона, что я поддерживаю всеми силами, то вы очень быстро обнаружите, что в рамках этого закона сделать ничего нельзя. И, когда начинаются разговоры в стиле того, что «с нашей властью опять народу не повезло», то это напоминает мне, знаете, такая мерзкая милицейская формулировка, еще до того, как милицию превратили в полицию. Когда изнасилованной девочке говорят: а ты сама виновата, у тебя юбка выше колен или у тебя прическа нескромная. Или: ты пошла не в то место, ты сама виновата. Это ты виновата, что тебя изнасиловали. Вот у нас очень похожая ситуация с социально-экономической политикой. Если уважаемый коллега думает, что он может сделать кредит дешевым и он, как физлицо, может вне государственной политики сделать так, что на Уралвагонзаводе появятся дополнительные рабочие места, после того, как там прошли очень болезненные сокращения, то смею заверить, что он ошибается. Потому что это не так.

А теперь о монополизме. Во всех развитых странах, они стали развитыми потому, что они ограничивают произвол монополий. Соединенные Штаты начали ограничивать произвол монополий законами еще в конце XIX века. Потому что монополия давит любое развитие. В нашей стране те самые либералы, которые ни в чем не виноваты и сидят в правительстве, относятся к произволу монополий, к свободе монополий грабить нас с вами, насколько можно судить, как к главной свободе предпринимательства. Как к главной свободе человека. Произвол монополий практически не ограничивается ни чем. Мы от этого страдаем во всех наших социальных ролях. Как потребители – понятно. Монополист завышает цены как ему хочется и на сколько ему хочется. Но мы страдаем и как работники. Потому что мы очень часто работаем на предприятиях, которые сами оказываются под гнетом монополий. По отношению к своим потребителям они маленькие монополисты, но они беспомощны перед большими монополистами. Их давят, их втаптывают в грязь. И вы лишаетесь своих рабочих мест. Или, что чаще, лишаетесь части своей зарплаты. К вам приходит директор или мастер и говорит: знаете, дорогие, часть зарплаты мы вам не выплатим. А кто недоволен – может увольняться и искать себе другое место. Потому что работы нет и рабочих мест новых не будет. И так бывает не только в маленьких городах и поселках городского типа. Так бывает и в мегаполисах тоже. В достаточно большом количестве случаев. А потом приходит государство и говорит: вы знаете, монополии задавали экономику, в ней нет развития, поэтому государству не хватает денег, давайте-ка мы с вас, граждане Российской Федерации, денежку возьмем. А то тут советское наследство пилили четверть века, оно вроде заканчивается. Теперь пришло время пилить вас. Простая вещь – налог на имущество, у кого оно есть. Квартира или дачка, или земельный участок. За четыре года он вырастет в пять раз. Мы очень много заплатили за прошлый год. Только за этот год мы заплатим два раза больше. Потому что ставка вырастет вдвое. И будет расти дальше.

А теперь я продолжаю. Действительно, очень сильные эмоции вызвало у людей заявление, что им надоело экономить, хотя у них нет денег, и мы с вами стали больше развлекаться. «Может, в Саратове и много кафе, но они пустые стоят. Как и многочисленные торговые центры». «Нас можно поздравить с новыми тарифами на «Платон», а значит инфляции быть». Михаил, не преувеличивайте. На «Платон» тарифы выросли значительно меньше, чем планировались и чем были заложены большинством компаний перевозочных в издержки. Так что, скорее, инфляция должна быть меньше из-за этого. А самое главное – доля «Платона» в стоимости товара совершенно незначительная.

«30-50 тысяч рублей за билет в театр – возможно, это перекупщики. Но на нормальный спектакль в хорошем театре – все равно 12,5 тысяч рублей за билет. Питание качественно стало хуже. По ценам подорожало, но не дико. А цены на пиво в регионах даже выше, чем в Москве, а доходы – ниже». Да, это правильно. «В Макдональдсе подорожал кофе. Я в Москве жил на 9 тысяч рублей, снимал за 3 тысячи рублей у бабки. Такие либеральные ценности…» Сейчас, чтобы бабушка вас пустила за 3 тысячи рублей, это, наверное, вы давно снимали.

«Уважаемый ведущий, пойдете ли вы 26 марта на несогласованный митинг?» Нет, дорогой коллега, не пойду. И не потому, что он несогласованный, хотя это отдельная тема. Потому что людей вроде Навального никто трогать не будет, они нужны разного рода провокаторам во власти, на мой взгляд. Поэтому с них пылинки сдувают. А вот людей, которые им верят, их подставляют, и никто их потом жалеть не будет. Но дело не в этом. Дело в том, что люди, подобные Навальному, воюют против государства не потому, что государство плохо. Точно так же, как либералы и демократы воевали против Советской власти не потому, что Советская власть плоха, а потому что она есть. На мой взгляд, таким людям, как Навальный, нужно, чтобы здесь не было государства. Это такой же либерал, как и те, что сидят во власти, который разрушает страну. Просто он является другим крылом того же самого либерального клана.

Помните, Зиновьев когда-то сказал: «Целили в коммунизм, а попали нечаянно в Россию». Вот очень многие люди на излете Советской власти специально целили в коммунизм, как в наиболее уязвимую часть России, чтобы уничтожить Россию в том виде Советского Союза, как она тогда существовала. Точно так же и сегодня многие целятся в коррупцию не потому, что это омерзительно, страшно и чудовищно, и разрушает, и убивает нас. Действительно, кроме шуток, и не только в медицине нас убивает коррупция. А потому что это самое уязвимое место государства, и можно уничтожить государство, целясь в коррупцию. Самое простое, самое удачное, самое эффективное.

«Работаем с супругой на скорой в Твери. 19 тысяч мои и 17 тысяч ее. Хотят урезать. По докладам, мы получаем по 34 тысячи, а работать за двоих приходится, а может – за троих. Так что развлечения только для детишек». Знаете, если вам хватает денег для развлечений детишек, то вы святые люди не только по факту того, что вы работаете на скорой. Огромная вам благодарность.

Александр:

— Все, что сейчас происходит, это от падения менталитета. Такая фраза: «Там, где менталитет слабеет, кощунство проще оправдать. Судьбою ставят на колени, а жизнь заставит место знать. Когда сама мораль ничтожна, от беспринципности своей…»

Делягин:

— Спасибо. Только вы знаете, когда вас грабят нагло и цинично, смеясь вам в лицо, когда человек, у которого в федеральном бюджете в тот момент валялось 7,6 трлн. рублей, говорит вам в лицо: «Денег нет, но вы держитесь, ха-ха-ха!», извините, рассказывать про вашу мораль и про ваш менталитет немножко странно. Самобичевание – штука полезная. И самокритика – штука полезная. Только не надо превращать это дело в мазохизм.

Ильшат, Башкирия:

— Я хотел сказать огромное спасибо. Вы как глоток свежего воздуха для нас. А главное, так устал от этого обмана. Кругом этот обман. И эти форумы постоянные – Восточный, Московский, каких только нет. И все они ищут путь какой-то России уже 25 лет. И ничего никак не найдут. А все же просто. Сделайте ставку кредитования ниже, как в мире, сделайте 2 %. Я предприниматель, дайте мнет под 2 % кредит.

Делягин:

— Отвечаю коллеге из Башкирии. Инвестиционный форум – это не беда. Потому что на инвестиционных форумах заключаются контракты, которые в идеале создают рабочие места. Вот вы сказали: сделайте ставку кредита доступной, снизьте до 2 %. Вас услышали. Госпожа Набиуллина только что снизила ставку рефинансирования с 10 до 9,75 %. Официально эта ставка такая высокая, уничтожающая реальный сектор, потому что нужно снижать инфляцию. Пусть у нас будет инфляция как на кладбище. Там тоже инфляция низкая. Все лежат. Но официально инфляция годовая у нас сейчас – первые три месяца в пересчете на год чуть больше 4 % годовых. У нас официальная ставка более чем в вдвое, почти в 2,5 раза выше официальной инфляции, даже после этого снижения. Почему такой бред? Никаких обоснований нет. Это противоречит глубоко порочной логике официальной власти. Ответ очень простой: у нас двухсекторная экономика. Есть реальный сектор, где люди работают и где люди живут. Или есть сектор финансовых спекуляций. И ставка Банка России не для людей и не для заводов. И даже не для фермеров. Она для финансовых спекулянтов. Если сейчас, не ограничивая финансовые спекуляции, снизить ставку даже не до 2 %, а хотя бы до 5 %, чтобы страна задышала, все деньги, которые окажутся дешевыми кредитами, уйдут на валютный рынок. И будет сначала девальвация разрушительная, а потом скачок цен и новое обнищание. Выход из этой ситуации общеизвестен всем и очень давно. Нужно просто ограничить финансовые спекуляции. Все самостоятельные страны, которые стали развитыми, они их ограничивали. Американцы – одним способом. Японцы – другим, европейцы – третьим. Кстати, в принципе так же они ограничивали, как в Советском Союзе, просто мы завинчивали гайки совсем, а они — до середины. Если вы читали Джеймса Бонда, вы видели там элементы этого регулирования. Так что это было нормой еще даже в 80-е годы ХХ века в Европе. А в США это отменено в 1999 году. В Японии – в 2000-м году. Нам сам бог велел. Но если не ограничивать финансовые спекуляции, то никакие деньги не пойдут в реальный сектор, они пойдут на валютный и фондовый рынки. А наши либералы не могут ограничить спекуляции. Потому что они служат на нашей стране, насколько я могу судить, а спекулянтам, пусть даже и глобальным.

Вадим:

Самара. У меня к вам два вопроса. Скажите примерную заработную плату директоров НИИ экономического профиля в Москве? Я прошу не точно, хотя бы порядок. Вот вы все время говорите о том, что во всем виноваты либералы. Но те, кто хоть немножечко знаком с устройством кремлевской власти, знают, что ни Набиуллина, ни министр финансов, ни Минэкономики чихнуть не могут без одобрения Путина. Они могут только предлагать. Конечное слово за Путиным.

Делягин:

— Спасибо. Вы, наверное, судя по энергичной речи и по тому, что вы знаете, как устроен Кремль, я-то не знаю, разумеется, проработав там 13 лет, руководили людьми. И вы знаете, что руководитель принимает решение после того, как ему это решение подготовят, предложат, выражаясь вашими словами. Если вы грамотный сотрудник, вы можете очень спокойно делать так, чтобы ваш начальник, не разбирающийся в вашей сфере компетенции, потому что он начальник, у него много таких сфер, принимал те решения, которые вам нужны. Способов много, самый простой – я готовлю три разных способа решения. Один – тот, который я хочу, другой – очевидно невыгодный для моего начальника, а третий – откровенно абсурдный. Это как в наперстки играть. И он сделает тот выбор, который нужен мне. Что касается того, что они чихнуть не могут без его одобрения, это формально. Это если вы смотрите на это со стороны.

Я приведу один пример, чтобы вы задумались. В мае 2012 года президент Российской Федерации Путин подписал так называемые майские указы – очень хорошие указы. Скоро будет пять лет, как эти указы цинично, нагло и спокойно, на мой взгляд, саботируются правительством. Тем самым, которое чихнуть не может без его одобрения. Знаете, очень сложно себе представить руководителя, который позволяет своим подчиненным спокойно, нагло и цинично игнорировать свои указания. Причем отговорки, которые используются, откровенно издевательские. Более издевательские, чем отговорки, которые Медведев допустил в адрес пенсионеров или учителей. Дело не в том, что у президента мало власти. У него много власти. У нас неэффективно устроена система власти. Когда делегирование полномочий осуществляется заведомо некомпетентным, в лучшем случае, людям. Или же решение принимает один человек, а президент занимается вопросами выживания страны. Он не видит, что либеральная социально-экономическая политика является более серьезной угрозой выживанию страны, чем угроза терроризма, на мой взгляд. Он этого не видит. В этом, на мой взгляд, его вина. Потому что он отстроил систему управления недостаточно совершенную, недостаточно рациональную. Но люди, которые думают, что министры, правительство и Набиуллина не могут чихнуть без ведома президента, простите, а как же они тогда посылают его с теми же самыми майскими указами? Может быть, чихнуть-то и не могут, но послать, и в течение пяти лет подряд, у них вполне получается.

Вы меня спрашивали, почему они не могут заставить их работать. Почему Администрация Президента не заставляет правительство и Банк России работать. Заставляют работают. Но они тоже состоят из людей, которые сформировались в либеральной повестке дня. Кто-то из них не представляет себе вообще, что может быть нормальная человеческая политика развития, а не политика разрушения. А кто-то живет в логике выживания, как президент. Занимается постоянными кризисами, которые грозят уничтожением. До развития руки просто не доходят. Я напомню, что победа Трампа в США для нас означала, что третьей мировой войны в ближайшее время не будет. А угроза эта была реальной. Это было очень страшно, настолько страшно, что об этом даже не говорили.

Какую заработную плату директор московского НИИ себе выписывает, если честно, я не знаю. Но я знаю, что это зависит от совести человека. Потому что наша система, после того, как уничтожили тарифную систему, позволяет руководителю организации выписывать себе столько денег, сколько он хочет, если совсем грубо. И у нас есть ректоры вузов, которые получают в месяц миллионы рублей. Миллионы! А их преподаватели бегают и перебиваются с хлеба на воду. А есть люди совестливые, которые ни в какие рейтинги миллионеров не попадают, которые делятся деньгами с теми, кто работает. Кто себе… себя, конечно, не обижают, но при этом стараются, чтобы их преподаватели, даже студенты имели нормальные человеческие доходы.

А теперь я скажу о том, что мне даже больше обидно, чем все социальные неравенства, о которых мы еще будем говорить. Мне ужасно обидно слышать новости наши. Мы второй день бесконечно обсуждаем мелкую политическую, извините, проститутку, которого пристрелили как собаку в центре Киева. Звон стоит второй день. И еще много-много день будет стоять. В этом убийстве, я не могу сказать, я его поддерживаю, но я понимаю логику Службы безопасности Украины – крупнейшей террористической организации Европы, и абсолютно безнаказанной организации, которая, судя по всему, это сделала, судя по тому, что Порошенко знал об этом убийстве, насколько можно судить, до того, как оно было совершено, если судить по скорости его реакции. Но в данном вопросе они достаточно рациональны. Не жалко этого человека, мне, по крайней мере. А вот о многодетном отце села Петровское Саратовской области, покончившем жизнь самоубийством от безысходности, не знает никто. И будет молчать. И это страшно.

Новость сегодняшнего дня: 12.43 – в Москве похитителя банки кофе задержали по плану «Перехват». Это, может быть, хулиган. А может быть, просто человек, который в одном из богатейших городов мира захотел попить кофе, потому что купить он его не могу. Я не знаю этого. Но я прошу вас, уважаемые коллеги, пожалуйста, посмотрите вокруг себя, может быть, вы кому-то из своих честных знакомых, которые нуждаются в вашей помощи, можете помочь. Вот не профессиональных попрошаек, как в социальных сетях стучатся: вот я такая красивая девушка, кинь мне, пожалуйста, 10 тысяч рублей, у тебя же есть. Я тебе через пару месяцев обязательно верну, если не забуду. Настоящие люди гордые. Они не плачут и не клянчат. Они молча терпят. А потом они молча умирают. Пожалуйста, посмотрите вокруг себя.

Алексей:

— Мне кажется, что и Владимиру Путину, и Дмитрию Медведеву глубоко безразлично, что происходит в стране. Потому что они говорят одно, а делами отличаются. Вы сказали про майские указы. Я с вами согласен, что обсуждают убийство какого-то товарища, который вообще в Киеве…

Делягин:

— Только не товарища, давайте не будем… Никому из нас он не товарищ.

Алексей:

— Я в другом контексте имел в виду. Премьер-министр говорил об инвалидах, что надо их устраивать, что надо всячески им содействовать. А 21-го числа он подписывает им индексацию пенсии за год социальную на 1,15 %, перевели в рубли – 129 рублей повышение. Хочется сказать: уважаемый премьер-министр, вы вообще отдаете отчет, на сколько вы повысили за год пенсионеру – социально самой слабой группе – пенсию за год? И так во всем. У нас есть Южная Корея, Китай. Сеульская олимпиада была в 1988 году. У нас Владимир Владимирович 17 лет у власти. давайте прибавим 15 лет к Южной Корее…

Делягин:

— Понятно. Можно еще вспомнить, в каком состоянии была наша страна в 1930 году и в каком состоянии она стала в 1945-м. Можно вспомнить, в каком состоянии она стала в 1960-м. В каком состоянии она была в 1960-м и какой она стала в 1975 году. Тоже можно сравнить, у родителей спросите. Или у дедов. А можно посмотреть, какой она была в 1990 году, в 1985-м, и какой она стала в 1999-м и в 2000-м. Наша страна деградирует. Остановить эту деградацию – задача нашего с вами поколения. Если мы это не сделаем, то не знаю, как мы лично, но наша страна умрет. Причина в том, что наше государство, на мой взгляд, сложилось еще в 1990 году, я это видел своими глазами, может быть, неправильно оцениваю, но у меня ощущение такое, как машинка по разграблению советского наследства. Во внешней политике оно немножечко улучшилось, нормализовалось. Даже во внутренней отчасти. А в социально-экономической сфере оно остается той же самой машинкой, которая советское наследство уже разграбила и сейчас начинает перемалывать нас с вами.

Петр:

— Вы сказали, что Путин успешен во внешней политике.

Делягин:

— У него правильные цели появились во внешней политике в последние годы.

Петр:

— А министры социально-экономического блока подкачали. С их фланга как раз проблемы. Они подвели. Если посмотреть на Европу, то европейская внешняя политика такая, что они поднырнули под американский ядерный зонтик и здорово на этом экономят – всего 2 % на оборону тратят. А сэкономленные денежки они пускают на внутреннее развитие своих экономик и на благосостояние граждан. Может, вот это успешная политика? А то, что делает Путин, это ровно противоположное?

Делягин:

— Вы знаете, не успешная политика. Если вы посмотрите на тех же европейцев, они отдали управление своими странами даже не Брюсселю, а американцам. И они даже меньше 2 % тратят. Они недоплачивают. Но они эти сэкономленные деньги тратят уже не на развитие. Они их тратят на прием мигрантов и беженцев, которые пришли их завоевывать. И они будут завоевывать. И нам предстоит иметь дела не с Евросоюзом через поколение, а с европейским халифатом. А у нас эта проблема тоже есть, но она не такая. Если вы не хотите кормить свою армию, вы будете кормить чужую, которая плевать хотела на вас. И мы это проходили в 90-е годы. Мы ровно это и попытались сделать. Мы сказали: господа, придите и владейте нами, как когда-то во времена Гостомысла сказали Рюрику. Только Рюрики нашей эпохи не владеют, они имеют и грабят. И ничего не строят. Так что это не получится.

Мы обсуждаем сегодня кощунственный, на мой взгляд и на взгляд некоторых позвонивших, социологический опрос фирмы Nielsen, которая обнаружила, что жители мегаполисов устали экономить и начали развлекаться. Пишет коллега: «О каких 20 тысячах рублей вы говорите? Из моих знакомых все – меньше никто 35 тысяч не получает». Уважаемый коллега то ли из Детройта, то ли из Люберец, судя по тому, что написано, вы знаете, а вот из моих знакомых, близких знакомых, меньше 80 никто не получает. Только я не говорю, что это средняя зарплата по стране. Человек, который энергично работает, который имеет возможность энергично работать, он находится в привилегированном положении по отношению к другим. У кого-то есть способности, у кого-то есть энергия. Кто-то находится в правильном месте. А я говорю о реальной ситуации в стране. Я очень рад за ваших знакомых, хотя я предпочел бы, чтобы с учетом ваших предыдущих писем у вас был бы один лишний нолик. Не 35, а 350 тысяч. Вот при нормальной социально-экономической политике никто из ваших знакомых, судя по тому, как вы пишете, не получал бы меньше 350 тысяч рублей.

«Живем в Ростове-на-Дону. Последние пять лет никуда не ходим. Театр, кино, рестораны и т. п. И перестали ездить на отдых. Денег хватает только на еду. Печально». Вот таких людей у нас становится все больше и больше. «Живу в Москве 25 лет. Скажу по своему опыту, работа есть всегда, не всегда она тех или иных людей устраивает. Мне не хватает на что-то, но есть возможность пару раз в месяц сходить в клуб, кафе, кино. Квартиру снимаю. Сложнее, чем пару лет назад. Но я научился оптимизировать свои расходы. Хватает, конечно, но пока есть что есть». У вас впереди вся жизнь. У вас впереди, я надеюсь, семья, любовь, дети. Если вы пишете «пока есть что есть», позвольте мне сказать с моих 49 лет, что это не оптимизм. Это очень скверно. «Если человек не может найти работу в Москве, значит просто не хочет». Это правда. Но эта работа может быть очень скверной, очень плохой. Вас выжмут, как тряпку, до 40 лет, а потом выбросят. И для вас не будет совсем никакой приемлемой работы.

«Про открытие нового малого бизнеса. Года два назад копил на маленькую аптеку. Сейчас рад, что не вложился». Это правильно. Потому что социально-экономическая политика либеральная уничтожает экономику. Два года назад маленькая аптека приносила деньги, сейчас уже это очень сложно и очень скверно. И закрываются аптечные бизнесы, потому что люди в массовом порядке экономят даже не своем собственном здоровье, укорачивают свою жизнь, знают, что укорачивают, но деваться им некуда. Вот такая ситуация. А у нас любители поморализировать все говорят, что менталитет у людей не тот. Ага…

«Когда-то в школе пропагандисты рассказывали о проклятых капиталистах, которые уничтожали продукты и покупали одежду для собачки за 20 тысяч долларов. экономные капиталисты. У нас некоторые собачки и не у капиталистов, а у членов правительства, вице-премьера, первого причем, самолетами летают в бизнес-классе или в отдельном рейсе, чтобы с нами не встречаться, чтобы мы их не нервировали. Мы их ненавидели, теперь я живу в этой ситуации. За что мне уважать жуликов в правительстве? Это же враги». Макар, я вас должен поправить. В правительстве у нас не жулики. У нас так оформлены законы, что они могут быть абсолютно формально честными людьми.

«Нужно вспомнить железный закон капиталистического мира: богатый и умный всегда будет богаче, а бедный и больной будет всегда беднее». Знаете, дело не в этом. И при социализме богатый и умный всегда будет богаче, а бедный и больной всегда беднее. Но при этом людей не убивают. Людям позволяют жить достойно, даже если вы бедный и больной. И это создает здоровое общество, в котором хорошо и спокойно жить. И можно себя реализовать. Где есть социальные лифты. А у нас монархию пытаются воспроизвести, которая сто лет назад покончила жизнь самоубийством именно потому, что все социальные лифты заблокировала.

Есть и хорошие новости. Если кто не расслышал: «Чипирование шуб принесло полмиллиарда рублей в казну за несколько месяцев». Вроде звучит глупо, смешно, нелепо. Но это реальный контроль. Да, административный произвол и все остальное. Когда это ввели, не просто рынок вышел из тени, более 100 производителей оказалось, зарегистрировались сами, добровольно пришли и сказали: вот он я, берите с меня налог. Более ста производителей, о которых никто вообще в государстве ничего никогда не слышал. И не маленьких производителей.

Георгий:

— Хорошо хоть не чипирование людей в лоб и на руку.

Делягин:

— Всякое может быть.

Георгий:

— Я лично, как офицер, и мои коллеги, мы ставим Путину Владимиру Владимировичу пятерки, четыре с половиной за внешнюю политику. Если бы Донбасс был еще – тогда бы пятерка была. А за Крым спасибо. Вы говорите, что он майские указы… Да, я согласен с этим. Но дело в том, что… Почему наш Верховный главнокомандующий, как президент Бразилии в свое время отдала указ, обратилась к народу о референдуме, чтобы была национализация Центробанка. Почему бы ему не обратиться даже не к народу, а к Вооруженным Силам, и сказать. Я вас уверяю, что да за сутки бы навели порядок и с этим правительством, и с другим. И все было бы нормально.

Делягин:

— Понятно. Во-первых, пятерочка – это не Донбасс. Пятерочка – это Украина без нацизма. Суверенная, независимая, незалежная, какая угодно, хоть скачущая, но без нацизма. Что касается президента Бразилии, то его свергли. Она начала бороться с коррупцией, и после этого коррумпированные сенаторы в нарушение закона отправили ее в отставку. Что касается того, что военные могут решить проблему. Правда, если вы военный из армии, то вы права не имеете делать что-либо внутри страны. Если вы военный из других силовых структур, тогда имеет, конечно. Но есть маленькая деталь. Проблема не в том, что он не может или не хочет. Проблема в том, что, по-моему, он не осознает. У него у самого есть достаточно власти, чтобы отправить в отставку кого угодно, и никто не пискнет. У него у самого, и не только формально, но и реально есть достаточно власти, чтобы Центробанк, пусть даже не национализированный формально, ходил перед ним на задних лапках в полном составе.

Скажу простой факт. У нас были разные президенты, разные премьеры и разные главы Банка России. Так вот, всегда и везде все главы Банка России выполняли все указания всех президентов на порядок более дисциплинированно, чем все премьеры. Хотя премьер заменяется по щелчку, по свистку, а в отношении формально независимого председателя Банка России это сложная процедура. Дело не в том, что он не может или не хочет. Он не осознает. Он занят текущим выживанием. У него реальные террористы в Сирии, которые могут прийти к нам. Это реально. У него реальные друзья на Западе, которые могут прийти к нам. Посол США в России – это специалист по организации государственных переворотов, насколько я понимаю. А ссориться в лоб как-то не очень охота. Подождем, пока они сами его заменят. Но не факт, что заменят на кого-то приемлемого.

У нас мир, который распадается на куски. Да, он отполз от третьей мировой войны. Но он не очень далеко от нее отполз. А нам с нашим состоянием хватит и локальной, если вы знаете состояние наших Вооруженных Сил. Не то, о котором телеканал «Звезда» вещает, а некоторые реальные проблемы. Так что он занимается вопросами выживания. Он построил управляющую систему так, что на другие вопросы его не хватает. И адекватную оценку социально-экономическому блоку он пока дать не в силах, судя по тому, что он защищал Набиуллину в катастрофе декабря 2014 года. Рыцарские чувства. Продлил ей срок сейчас. Но по отношению к Набиуллиной рыцарские чувства, а не к стране.

И еще о жизни. Спасибо, что вы пишете. Это и мне полезно, и многим нашим радиослушателям. «Город Ростов-на-Дону. Ростовский государственный музыкальный театр. Получаем президентский грант. Зарплата 20-25 тысяч рублей. Огромный репертуар, сложнейшие оперы и балеты. 5-6 спектаклей в неделю. Денег хватает только кое-как на покушать». Я цитирую дословно. «Этот несчастный президентский грант каждый год еще и задерживают на полгода, то есть полгода мы получаем на руки около 10 тысяч рублей. Кошмар!» Мне как москвичу стыдно. Человеку, который с сочувствием относится к нашему государству, мне это стыдно. Я хочу, чтобы это понимали и вы. Мы живем не так, как думает наше начальство. Мы живем сильно хуже.

Екатеринбург. «Ну и что же нам делать? Главный вопрос сегодняшнего дня. Воевать нехорошо, по закону не позволено. Как быть?» Если бы я знал, коллеги, я бы вам сказал что-нибудь умное. Позвольте мне сказать как есть. Готовиться к очень плохой ситуации. Знаете, нужно рассчитывать на лучшее, а готовиться к худшему. Вступайте в общество охотников и рыболовов для того, чтобы в случае чего-нибудь совсем плохого, вы могли хотя бы защитить свою семью. Чтобы вы имели право иметь дома в железном ящике какой-нибудь спиннинг, который при совсем плохом развитии событий позволит вам выжить. Если у вас есть на это деньги, конечно. А если все будет чуть лучше, чем совсем плохо, ну, пусть стоит под замком, ничего страшного. Есть много не просит. С другой стороны, обзаводитесь друзьями. Потому что мы не можем создать себе капитал. А если создаем, у нас его быстро отбирают. Русская поговорка же звучит полностью так: «Не имей сто рублей, а имей сто друзей. Деньги отнимут, а друзья останутся». Нужно создавать друзей еще и потому, что воспитать детей правильно, не имея друзей, очень сложно. Это просто калечит вашу психику, а вы калечите психику детей. И внимательно следить за общественными событиями. Потому что часто ситуация кажется абсолютно безнадежной, безысходной и невозможно, а на само деле уже можно что-то менять. И вот этот момент, когда реально можно изменить, его нужно тестировать все время. Как дети или кавказцы все время пробуют на зуб любые правила. Я приношу извинения, это мои некоторые предрассудки. Нужно все время на зуб пробовать все правила. Может быть, уже можно что-то сделать лучше. Уже самим можно изменить эту систему. Это важно. Но при этом нужно помнить о законе и о личной безопасности. И, разумеется, о личной гигиене.

«А вот вам не думается, что прежде чем наделать много детей, надо было задаться вопросом: а смогу ли я их прокормить?» Извините, у нас очень много людей искренне верят в то, что их завтрашний день абсолютно надежен. И они ошибаются, потому что полностью уверенные в своем завтрашнем дне они приходят на работу, а их сокращают или урезают им заработную плату. Или какой-нибудь очередной начальничек принимает очередной идиотское решение и разрушает их жизнь. Так что задаться вопросом надо, но не всегда можно правильно ответить. А с другой стороны, моя семья помнит нашу историю с конца XIX века. Я могу сказать, несмотря на то, что мы сейчас все наговорили друг другу, мы живем в удивительно комфортное, мирное и стабильное время. Мы просто по культуре всегда сравниваем что-то с идеалом и от этого страдаем. И мы сравниваем это с поздними советскими временами и, конечно же, хотя еще в Рязанской области в 60-е годы пахали на лошадях в некоторых местах, но общество было добрее, и жить было более оптимистично. И социальная защита была по-настоящему, я не на словах. Жили, может, и беднее, но не так страшно, как сейчас. Но мы живем сейчас потому, что наши предки этим вопросом не задавались. И рожали детей в том числе в самых страшных и самых тяжелых условиях. Маму моей жены родили в самое неподходящее для этого время – в ноябре 1941 года. Если бы ее родители исходили из нормальной потребительской логики, то у меня не было бы жены. Это было бы очень скверно. Я думаю, что к большинству из нас можно применить тот же самый принцип. Так что есть вещи, которые важнее потребления. Я не могу обвинять человека, который покончил жизнь самоубийством от безысходности. Это пограничное состояние сознания. Да, наверное, были возможности, которые он просто не разглядел. Но дело не в том, что дети – ваша пенсия. Дело в том, что есть вещи важнее материального потребления. Как экономист я это знаю, это не пропаганда.

«Что вы нагоняете? Жена с грудным дома, я один работаю. Так зарплата 40-50 тысяч рублей, вполне можно жить, просто скромнее нужно быть. Егор, слесарь, Тверь». Вы знаете, что зарплата в 40-50 тысяч рублей, да, вы хорошо работаете, вы молодец. Но у нас далеко не все люди имеют возможность получить профессию слесаря. Я не шучу и не утрирую. Если вы сразу на это сориентируетесь – да, сможете. Но многие люди воспитаны так, даже не семьей, а телевизором, что им кажется, что работать руками – это что-то стыдное. К сожалению, у нас можно заработать почти в любом месте. Но у людей так изуродовано сознание, что многие не понимают, что можно заработать. Мы не видим наших возможностей. Я надеюсь, что мы это исправим. И исправим раньше и проще, чем мы исправим наше государство. Давайте стараться.

comments powered by HyperComments