В XXI веке Россия и многие другие страны мира столкнулись с принципиально новым видом опасности — с вызовом международного терроризма. Безопасности государств все чаще угрожают не армии других государств и даже не ядерный арсенал, но единичные акты террора. Этот вызов современности требует от России и большинства западных стран фундаментальной перестройки всей структуры безопасности.

Армии и громоздкие военные организации типа НАТО оказываются перед лицом новой опасности неэффективными. По крайней мере, существенно повлиять на предотвращение терактов в Европе страны Альянса во главе с США не смогли. Скорее наоборот — вторжение на Ближний Восток и разрушение государств региона вызвали массовый приток беженцев в Европу. Вместе с этим усилились спящие исламистские ячейки, а многие из приехавших еще вчера беженцев перешли к актам индивидуального террора.

Европейские социологи, а теперь уже и политики, фиксируют крах мультикультурализма. Вновь приехавшие мигранты отказываются от ассимиляции в европейском обществе и с бóльшим удовольствием встраиваются в этнические и религиозные общины. Новые террористы рекрутируются именно из этой среды — живущих на окраинах городов и замкнутых в гетто мигрантов первого и второго поколения. Финансовая подпитка для ваххабитских сект осуществляется напрямую из стран Персидского залива.

Теракт в Санкт-Петербурге, по последним данным, унес жизни 14 человек. Еще несколько десятков получили тяжелые травмы. И хотя российская ситуация во многом отличается от европейской, методы борьбы остаются универсальными.

События в Петербурге вновь поставили нас перед страшным фактом: наша страна, как и многие государства в мире, фактически находится в состоянии войны. Правда, в отличие от многих других стран, мы не защищаемся реактивно, но ведем наступательные действия с помощью своих вооруженных сил.

Несмотря на широкую вовлеченность правоохранительных органов и специальных служб, террористическая опасность остается по-прежнему высокой. Как бы профессионально не осуществлялся контроль и защита важнейшей транспортной инфраструктуры — аэропортов, метро, вокзалов — жители крупных городов не будут застрахованы от потенциальной угрозы. Защите от терактов должна предшествовать глубочайшая профилактика.

Все террористические организации имеют свои уязвимые места. Во-первых, террористы не могут действовать изолированно. Они поддерживают контакты с соратниками и единомышленниками. Отслеживание таких связей с помощью спецтехники позволяет понять схемы действий, разведать планы террористов, а также обнаружить и обезвредить их. Так, немецкие спецслужбы обезвредили группу Баадер-Мейнхоф («Фракция Красной армии») с помощью компьютерной базы данных и синхронизации всех потенциально опасных контактов.

Во-вторых, деятельность большинства террористических групп напрямую зависит от активности лидеров этих сообществ. Поэтому захват или ликвидация главаря способны в краткосрочной перспективе разрушить планы террористов. Эта тактика была в свое время эффективна в отношении чеченских боевиков. Обезглавленные бандитские группы на долгое время выпадали из активности.

В-третьих, между террористическими группами существует конкуренция за известность, влияние и денежные потоки. Например, на Ближнем Востоке такими конкурирующими группами являются более укорененный в этническую структуру Талибан и группировка ИГИЛ (запрещена в России). Усиление Талибана в Афганистане значительно подрывает позиции «Исламского государства» во всем регионе, что также можно использовать в целях ослабления террористической активности в России и Европе. То же самое можно сказать о конфликте ХАМАС и ФАТХ.

Также борьбе с «черных интернационалом» способствует реальное объединение усилий и обмен разведданными между государствами. Даже самые сильные разведывательные службы США не могут обладать полной информацией без сотрудничества с российскими, китайскими и иранскими спецслужбами. Теракты будут продолжаться до тех пор, пока воюющие с боевиками страны не научатся работать в связке. То же касается объединения усилий в борьбе с донорами терроризма. Однако практика показывается, что США не намерены прерывать поддержу боевиков по линии монархий Залива, с которыми тесно сотрудничает.

В конце концов, должна быть подорвана социальная база террористов. Включенность в хозяйственную деятельность и общественную активность, повышение жизненного уровня способствуют переходу части радикального элемента в легальную политическую сферу.

Лишь после проведения такой глубокой профилактической работы на уровне внутренней и внешней политики, межведомственного взаимодействия и Интерпола возможно эффективно уничтожать очаги терроризма и блокировать такие акции, которые произошли в метро Санкт-Петербурга. Сторонники гуманизма в борьбе с терроризмом могут выиграть лишь морально и посмертно.

ИсточникСайт Олега Розанова
ПОДЕЛИТЬСЯ
Олег Розанов
Розанов Олег Васильевич (1969 г.р.) – общественный деятель, публицист, генеральный секретарь Всеславянского Союза, руководитель информационно-аналитического центра «Копье Пересвета». Постоянный член Изборского клуба. С 2015 года ответственный секретарь Изборского клуба по региональной и международной деятельности. С 2016 года – первый заместитель председателя Изборского клуба. Подробнее...