КОРОЛЕВА, СТАВШАЯ СЛУЖАНКОЙ

Андрей Кобяков

Я еще застал те времена, когда экономическая и социальная статистика была благородным занятием — она не только помогала открывать мир, изучать его, проводить сравнения, но и служила на самом высоком международном уровне (ООН и ее дочерних организаций) инструментом выработки путей и разработки программ, направленных на то, чтобы изменить этот мир к лучшему. С этим же периодом совершенно неслучайно связан и расцвет эконометрики — применения математических моделей в экономике, использование их в процессах управления и планирования на всех уровнях.

Статистика в тот момент была благородным созидательным инструментом. И, соответственно, огромные усилия множества исследователей по всему миру были направлены на то, чтобы улучшить этот инструмент, сделать его еще более адекватным, более точным, более совершенным.

Затем, к глубокому сожалению, все изменилось, и «креативные» усилия статистиков оказались направлены совсем на иные цели. Статистика стала политическим оружием, средством зомбирования общественного сознания, орудием манипулирования глобальными процессами, инструментом для махинаций на мировых финансовых рынках.

Приведу один пример.

В середине 90-х мне довелось вскрыть в своей кандидатской диссертации ложность тезиса о том, что уровень развития страны напрямую и положительным образом связан со степенью открытости экономики, а следовательно — со степенью вовлеченности этой экономики в международные торговые обмены. С этим тезисом громогласно выступал тогда советник российского правительства (как, впрочем, и правительств других стран, осуществлявших реформы по рецептам шоковой терапии) Джеффри Сакс.

Я провел корреляционный анализ (оценку взаимосвязи) по очень большой выборке стран между показателями доли экспорта и импорта в ВВП, с одной стороны, и рядом показателей (ВВП на душу населения, численность населения, размер территории) — с другой. И получил результат, указывавший на отсутствие сколь-нибудь существенной статистической связи между уровнем вовлеченности экономики страны в мировую торговлю (а следовательно, степенью открытости, разомкнутости ее экономического контура) и уровнем экономического развития.

Зато расчеты позволили обнаружить и доказать очень значительную (почти функциональную) отрицательную связь степени открытости экономики с численностью населения страны и масштабами ее территории. Иными словами, чем больше численность населения той или иной страны (а следовательно, и размер внутреннего рынка, и численность рабочей силы) и чем больше территория (а следовательно, разнообразие и объемы полезных ископаемых и прочих природных ресурсов), тем в меньшей степени ее экономика открыта, тем в большей степени экономика этой страны стремится к квазизамкнутости своего воспроизводственного контура.
Таким образом, мне удалось разоблачить откровенный подлог, который до этого момента обладал в глазах научной общественности и лиц, ответственных за принятие важных политических решений, статусом истины в последней инстанции, в которой просто невозможно усомниться, так как она была подкреплена авторитетом международного «светилы» и советника множества правительств.

Для чего использовался этот подлог? Совершенно очевидно, что определенным силам было крайне важно не допустить самодостаточности российской экономики, самостоятельности ее воспроизводственного контура, сделать ее сырьевым придатком для избранных стран, разрушить ее самообеспеченность, лишить продовольственной безопасности и т.п.

Однако случаи подобных разоблачений в то время были немногочисленны. Поэтому и после начала процесса перерождения статистики из инструмента учета, анализа и созидания в средство манипулирования еще довольно долгое время прежний ореол благородства делал статистику «неприкасаемой», препятствовал появлению сомнений в ее истинности, позволял считать статистические ляпы, несхождения, несоответствия наблюдаемой действительности лишь плодом досадных ошибок, а не злого умысла.

Я помню, например, что еще в 80-х и даже 90-х годах сама мысль о возможности тенденциозных искажений в американской статистике казалась абсолютно крамольной. И ваш покорный слуга приложил руку к разоблачению этого мифа в своих выступлениях на международных конгрессах, эти материалы затем вошли в нашу совместную с Михаилом Хазиным книгу «Закат империи доллара и конец Pax Americana».

Потом эстафетную палочку разоблачений злостных махинаций в статистике США взял в свои руки наш друг аналитик Сергей Егишянц, блестящая статья которого представлена в подборке материалов главной темы данного номера. Тема статистических злоупотреблений в России поднята в статье еще очень молодого, но многообещающего экономиста Владислава Жуковского. Михаил Хазин рассуждает о значении недавнего скандала вокруг уличения в научной нечистоплотности Кеннета Рогоффа и Кармен Райнхарт. Наконец, с главной темой номера перекликается и интервью с Алексеем Захаровым, публикуемое в разделе «Экономика», в котором в весьма неожиданном ракурсе предстает проблема статистики российского рынка труда.

Однако 26.05.2013

ПОДЕЛИТЬСЯ
Андрей Кобяков
Кобяков Андрей Борисович (р. 1961) – русский экономист, публицист, общественный деятель. Председатель правления Института динамического консерватизма. Заместитель главного редактора еженедельного общественно-политического журнала «Однако». В 2002-2005 гг. главный редактор аналитического журнала “Русский предприниматель”. Основной автор и соредактор Русской доктрины. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...