На атаку своей страницы в Фейсбуке, что Александр Проханов считает составной частью информационно-идеологической войны против России и Русского мира, писатель и главный редактор «Завтра» отвечает новым циклом под условным названием «Покайтесь, ехидны!».

Дмитрий Быков почувствовал, что в нём поселились демоны. Они ворочались, грызли его изнутри, а он грыз железо. Он хотел избавиться от демонов: принимал слабительное, тужился. Демоны из него не выходили. Он стал искать священника, чтобы тот его отчитал и изгнал бесов. Он нашёл священника. Его звали Александр Архангельский, он хорошо отчитывал. Он привёз Дмитрия Быкова в ночную церковь и стал его отчитывать. Из Дмитрия Быкова со страшным криком и зубовным скрежетом выскочил Станислав Александрович Белковский и тоже стал грызть железо. Священник Александр Архангельский стал и его отчитывать. Из Белковского со скрежетом зубовным выскочил Глеб Павловский, но и он стал грызть железо. Тогда Александр Архангельский стал и его отчитывать, и из Павловского со скрежетом зубовным выскочил Радзиховский и стал грызть железо. Священник Александр Архангельский стал отчитывать и его, и из Радзиховского с криком и зубовным скрежетом вылез Александр Архангельский. Александр Архангельский не грыз железо, он посмотрел на священника Александра Архангельского и сказал: «Ступай». И тот удалился.

Александр Архангельский впрыгнул в Радзиховского, Радзиховский впрыгнул в Павловского, Павловский впрыгнул в Белковского, а Белковский впрыгнул назад в Дмитрия Быкова. И Дмитрий Быков остался с демонами.

Дмитрию Быкову пришла на память фраза, которую он где-то слышал: «Мы живём, под собою не чуя страны».

Он понял, что живёт, не чуя под собой страны. И решил отправиться в странствие, чтобы почуять страну. Он решил изучить Россию, решил измерить её вдоль и поперёк. Взял аршин и пошёл мерить Россию. Сначала, переставляя аршин, он мерил Россию в километрах, потом стал мерить её в верстах, а потом стал мерить в милях. Когда он захотел подсчитать, какой длины Россия, то совершенно запутался. Тогда ему в голову пришла другая фраза, которую он где-то слышал: «Умом Россию не понять, аршином общим не измерить: у ней особенная стать — в Россию можно только верить».

Дмитрий Быков решил поверить в Россию. А для этого он должен был найти веру. Он отправился в странствие, чтобы обрести веру. Он отбросил аршин и пошёл. Пришёл в одно поселение, которое показалось ему очень чистым: были чистые улицы, дома, заборы, чистые люди, коровы и собаки. Он узнал, что здесь жили сталинисты. Они сказали, что Иосиф Виссарионович Сталин был очень чистоплотный человек, он часто устраивал чистки. Сталинисты набросились на Дмитрия Быкова и стали его чистить. Они его чистили, чистили. Наконец, Дмитрий Быков вырвался от них и ушёл, так и не обретя здесь веры.

Потом он подошёл к селению, в котором жили ленинцы. В это время ленинцы находились в подполье, и они посадили Дмитрия Быкова в подпол. Дали ему печатный станок, чтобы он печатал листовки, и это называлось подпольная типография. Он немного попечатал листовки, но потом ему в подполе стало холодно и сыро, и он выбрался из подполья и ушёл, так и не обретя здесь веру.

Потом пришёл ещё в одно селение, и на околице селения встретил его человек ужасный видом: у него были зелёные волосы, он был весь в перьях, на ногах были железные когти, а в руках он держал двух мёртвых петухов. Человек сказал Дмитрию Быкову, что в этом селении живут свидетели Иеговы, а он сам является Иеговой. И спросил, не хочет ли Дмитрий Быков о нём свидетельствовать? Дмитрий Быков испугался ужасного вида человека и отошёл, так и не обретя здесь веры.

Он пришёл ещё в одно селение, где жили люди, которые всё время чмокали. Они что-то хотели сказать Дмитрию Быкову, но вместо этого чмокали и чмокали, и он подумал, что они приняли его за чмо. А на деле в этом селении жили гайдаровцы. И здесь он не обрёл веры и отошёл.

И вот, наконец, он пришёл в селение, где было много женщин. Они были в коротких юбках, на груди у них были большие вырезы. И все были ярко накрашены. Их всех звали Верами. Это были ведущие радиостанции «Эхос Мундис»: Ольга Бычкова, Ольга Журавлёва, Ксения Ларина, Наргиз Асадова, Ирина Воробьёва, Майя Пешкова. Все они были Верами. Они любили гостей и, как правило, по очереди принимали к себе гостя, но иногда, если гость останавливался в каком-нибудь соседнем поселении, они работали на выезд. Дмитрий Быков среди этих Вер увидел одну Веру — Оксану Чиж, которая была маленькой Верой. И они поженились. Поженившись, решили основать поселение общества любителей русской словесности, потому что Дмитрий Быков, наконец, обрёл Веру и решил заниматься русской словесностью. В это общество он принял всех Вер, а также Юрия Кобаладзе, Гусмана и Алексея Алексеевича Венедиктова. Вскоре подошёл и Александр Глебович Невзороф. Когда общество любителей русской словесности было организовано и собралось, из Дмитрия Быкова с радостными возгласами выскочили все его демоны. Они кричали: «Наконец-то мы среди своих! Здесь собрались наши».

И общество любителей русской словесности стало движением «Наши».

К движению «Наши» примкнул также депутат Милонов и лидер ЛДПР Жириновский. На первом заседании, которое вёл Дмитрий Быков, решили обсудить книгу писателя Проханова «Русский камень». Главы из книги зачитывал сам Дмитрий Быков. Все сидели вокруг него на земле, а он при свете костра читал «Русский камень». Он читал главу из книги, в которой рассказывалось, как Дмитрий Быков попал на Луну, решил измерить её, ходил с аршином по Луне и там тоже обрёл веру, за что получил прозвище Луновер.