Запрет российских социальных сетей и веб-сервисов — это не про агрессию России и даже не про информационные войны. Это про ограниченность сознания и страх — из того же разряда, что «стена Яценюка» или блокада Донбасса. Свободная и чувствующая свою правоту страна не огораживается, не боится «кремлевской пропаганды», строит мосты, а не стены.

Украинский firewall, стены, рвы и запреты хороши тем, что их разрушение однажды становится политической целью — такой же вдохновляющей, как и их возведение. Россия не повторяет ошибок берлинской стены, не запрещает западные Интернет-ресурсы и уж с корявой украинской пропагандой точно не борется. Это само по себе — моральная победа России, для граждан которой политический опыт Майдана, европейская интеграция и социальная модель Украины не кажутся притягательными.

Если бы расчеты организаторов Майдана оправдались, всеми красками расцвела бы Украина, в Кремле бы только кусали локти от зависти, — Москва сейчас, а не Киев защищалась бы от пропаганды. Этого не произошло. Россия если и отдалилась от Украины, то не дальше, чем заботливый родственник от закутанного в смирительного рубашку брата. Россия не рвет ментальной и информационной связи с западной Русью, не возводит границ и не издевается над рычащим в припадке родственником.

В сети «Вконтакте» было зарегистрировано 13 млн жителей Украины, в «Одноклассниках» – 5 млн. Новостными агрегаторами и сервисами «Яндекса» и «Mail.ru» пользовалась чуть ли не половина украинцев. Причем российские сервисы индексировали украинские же СМИ с новостями об «АТО», «агрессии Путина» и «аннексированном Крыме». «Вконтакте» дарил пользователям флажки Украины на День независимости и красные маки на День Победы. Существовала страница Порошенко с полумиллионом подписчиков, различные паблики типа «Коломойский вещает» и «МИ ПАТРІОТИ УКРАЇНИ», сотни проукраинских, крымско-татарских групп и т.д. Запрещены, да и то лишь на территории России, только группы радикальных бандеровских организаций. Украина имела ровно ту же возможность блокировать любые российские группы на своей территории. Другими словами, Украина в очередной раз с криком «Ура!» выстрелила себе в ногу.

Сами соцсети тем и привлекали украинских националистов, что в них можно было показать «голу дупу» москалям, провести там победоносную декоммунизацию и устроить в комментариях «хохлосрач». Тоска и запустение вот-вот нависнет над Украиной — останется только Facebook, где бандеровцев почему-то систематически банят за безобидные «москаляку на гиляку».

Впрочем, это была не единственная феерическая глупость этой недели. Вместе с социальными сетями под запрет попала георгиевская лента — один из символов Победы. За ношение или демонстрацию этого символа грозит штраф, а в случае повторного нарушения — арест на срок до 15 суток.

На условия катакомбной Церкви может на этой же неделе перейти Православная Церковь. В этот четверг украинские депутаты будут голосовать за законопроект о максимально возможном ущемлении прав крупнейшей в стране конфессии — Украинской православной церкви Московского патриархата (УПЦ МП) — части Русской православной церкви (РПЦ) с правами широкой автономии.

Еще задолго до событий этой недели и даже до Майдана лидеры русского движения (как левые, так и правые) на Украине с досадой сетовали, что образу русского не хватает чего-то героического. То ли дело бандеровцы, ставшие для молодых жертв пропаганды живым примером непокорного сопротивления. Национализм почти всегда был под запретом, а его враг — Российская Империя или Советский Союз — всегда был заведомо сильнее. Отсюда и образ партизана-подпольщика, неуловимого мстителя и карателя.

Теперь благодаря Порошенко — все иначе. Георгиевскую ленту смогут одеть лишь самые отважные и бесстрашные украинцы. Просмотр московских телеканалов — почти государственное преступление, репост Шария — вызов в СБУ, а пользование российскими соцсетями — подпольный самиздат из рук в руки. Все вместе — знак радикального нонконформизма и вызов системе. Осталась только запретить Церковь, чтоб против Киева поднялась вся русская Украина.

Что не смогла за 20 лет на Украине Россия, сделает нынешняя власть. Осталось только подождать.

ИсточникНовороссия
ПОДЕЛИТЬСЯ
Андрей Коваленко
Коваленко Андрей Алексеевич (р. 1985) — политолог, эксперт по внутренней политике России. Защитил дипломы филолога-германиста и специалиста госуправления. Сфера научных интересов: международные отношения, взаимоотношения России и Украины, европейская интеграция, мировые геополитические процессы. Эксперт Изборского клуба.