Город Манчестер, Великобритания. Здесь 23 мая произошел теракт — самый крупный после взрывов в Лондоне в 2005 году, жертвами которых стали более 50 человек. Взрыв на «Манчестер-арене» случился, когда там выступала американская певица Ариана Гранде. Погибло 22 человека, более 60 получили ранения. Среди погибших и пострадавших было много подростков и детей. Подозреваемый — 22-летний Салман Абеди, сын ливийских мигрантов, попросивших более 20 лет назад убежища в Великобритании.

Поверхностный вердикт лондонским силовиками и политикам очевиден. Конечно, нужно было тщательно следить за иммиграцией из ближневосточных стран, пресекать размножение радикальных исламских сект и, конечно, сотрудничать с российскими спецслужбами. Напомним, что сотрудники британских спецслужб несколько лет под надуманным предлогом отказываются взаимодействовать с российскими коллегами в антитеррористической сфере. Британцы сознательно лишают себя возможности получать информацию о террористах от российской стороны.

Также не лишним будет напомнить нашим британским друзьям, что 15% населения Манчестера по переписи 2011 года составляют мусульмане. Радикалов-террористов, если такие и появляются в общине, эта среда не выдаёт. Иммигрантские анклавы, в том числе в Манчестере или Бирмингеме, давно живут по своим правилам. Теракты и радикализация исламской среды во втором и третьем поколениях стала закономерным итогом многолетней политики мультикультурализма.

В Королевстве расцветают запрещенные в России исламистские террористические группировки «Хизб ут-Тахрир» и «Братья-мусульмане». Вообще, это старая британская стратегия — принимать у себя всех возможных диссидентов, радикалов и экстремистов из всех стран мира в надежде использовать их в своих геополитических целях. Если власти Британии не делают серьезных шагов по борьбе с подобными группировками, они считают жертв террора приемлемой платой за свои геополитические игры.

Британия попросту заигралась в Большую игру, ослабив внутреннюю безопасность. Избавиться от своего подполья в Евразии ее величеству труднее, чем навести порядок с доморощенными террористами всех мастей. В XXвеке Запад и Саудиты управляли или пытались управлять всем ближневосточным регионом. Вместе боролись с просоветскими проектами: социализмом, баасизмом, нассеризмом, советским и иранским влиянием. Радикальные исламистские движения рассматривались западными разведками как самый эффективный инструмент противодействия СССР в Афганистане — а также как средство борьбы с разочаровавшими их ближневосточными лидерами и государствами.

В этом смысле война в Сирии не является для англосаксов чем-то новым. Сначала британцы, а затем США поддерживают теснейшие контакты с радикальными исламистами со времен Лоуренса Аравийского. Они фактически создали голема «Братьев мусульман», потворствовали росту террористических сетей Ирака и Афганистана в контру «шурави» и арабскому антиколониальному социализму. Теперь британцы получают ожидаемый отсроченный эффект своих манипуляций.

Закономерно результатом британско-саудовского союза против президента Асада стало рождение «черного интернационала» ИГИЛ. Теперь умеренные оппозиционеры в Сирии вымирают с той же стремительностью, как умеренные мусульмане в самой Британии. Созданный в аравийских и британских лабораториях террористический монстр закономерно восстал против своих создателей.

«Так как они сеяли ветер, то и пожнут бурю…», — будто бы о британских спецслужбах говорится в Библии.

ПОДЕЛИТЬСЯ
Олег Розанов
Розанов Олег Васильевич (1969 г.р.) – общественный деятель, публицист, генеральный секретарь Всеславянского Союза, руководитель информационно-аналитического центра «Копье Пересвета». Постоянный член Изборского клуба. С 2015 года ответственный секретарь Изборского клуба по региональной и международной деятельности. С 2016 года – первый заместитель председателя Изборского клуба. Подробнее...