Нужен умный госпатриотизм

Юрий Поляков

— Навык к серьезному чтению — это такое же достояние нации, как нефть, газ, руда, он воспитывается поколениями, — считает известный российский писатель Юрий Поляков, автор нашумевших в свое время повестей «Сто дней до приказа», «ЧП районного масштаба», «Козленок в молоке» и других. — Откуда сейчас взяться потребителю культурной информации? Раньше у нас страна была если не самая читающая, то серьезно читающая, это очевидно. Было невозможно купить именно хорошую, серьезную литературу, она обсуждалась. Но последние 25 лет шло жесткое отучивание от серьезного чтения…

Скромный классик

— Я всегда был «неправильным» писателем, — как-то сказал о себе Поляков. — В советское время правильно было быть либо советским писателем, либо диссидентом. Я не играл в диссидентство и не писал социалистическую ерунду, а был критическим реалистом.

Он и сейчас не совсем правильный с точки зрения общепринятых представлений о медийных персонах. На международной конференции Союза журналистов, проходившей недавно в Нижнем Новгороде и на теплоходе «Федор Шаляпин», держался скромно и несколько особняком. Те, кто до сих пор не знал, как же выглядит автор культовых произведений, никогда не опознал бы в этом подчеркнуто деликатном человеке, лишенном всякого снобизма, живого классика.

Политика без культуры

— Один из самых недопустимых моментов, которые есть в нашей информационной политике, — это забвение той культурной жизни, которая происходит в регионах и в наших национальных образованиях, — уверен Юрий Поляков. — Являясь членом совета по культуре при президенте страны, не привык отмалчиваться. Вот и на последнем заседании в присутствии главы государства поднял непраздную проблему.

— Практически во всех серьезных странах есть линейка игровых фильмов, посмотрев которые один за другим примерно представляешь себе историю страны, историю литературы, — говорит Юрий Михайлович. — У нас ничего подобного нет. Между тем недавно был юбилей Герцена, который прошел абсолютно незамеченным. Почему — непонятно. Наши либералы должны его любить. Это все-таки в некоторой степени предтеча либерализма XX века. К тому же Герцен по-своему загадочен. У него могила на кладбище в Ницце по презентабельности гораздо мощнее даже, чем у изобретателя и владельца «Мерседеса».

Ярмарка тщедушия

— Впрочем, процент культурных, думающих людей в сегодняшней России вообще, увы, критично низок, — продолжает он.

— Что такое Акунин, Донцова, Маринина? — рассуждает Поляков. — Вид кроссворда, к художественной литературе не имеющий никакого отношения. Да, такая проза тоже нужна и всегда была, но ее никогда не пытались объявить главной. Как сказал в свое время кто-то из наших руководителей, повторяя то, что журналисты говорили лет 10–15 назад, идет дебилизация народа. И чтобы противостоять ей, должен быть кардинальный и достаточно жесткий подход.

В вопросах культуры Поляков относит себя к этатистам — людям, абсолютизирующим роль государства в обществе. Он уверен: эти проблемы должно решать именно оно. У нас же, к сожалению, фактически за наши же деньги зачастую поддерживаются люди, которые уже завтра могут запросто публично плюнуть России в лицо. Как произошло недавно с неким писателем Шишкиным.

— Он уже 20 лет живет в Швейцарии, но почему-то наше агентство по печати упорно делает из него великого писателя земли русской, финансируя его переводы на иностранные языки, — рассказывает Юрий Михайлович. — И вот агентство просит этого швейцарского насельника представлять российскую литературу на книжной ярмарке в Нью-Йорке. А через день получает ответ: «Я с гневом отказываюсь представлять это государство!» И все обалдели. Мне звонят из администрации президента: как такое могло получиться? А ведь в «Литературной газете» еще 10 лет назад была статья «Ярмарка тщедушия», где все это описано. И сказано: если политика поддержки антироссийски настроенных литераторов будет продолжена, мы будем иметь идиотский вид.

Информационный бульон

— Почему у нас исчезло детское кино? Вопрос не праздный. Потому что его перестали дотировать. Исчезла детская литература. Потому что исчезло детское издательство. Только недавно после нескольких публикаций в «Литературке» и письма Путину в президентской премии появилась-таки номинация за произведения, адресованные детям и юношеству. Какое-то движение идет. Но ведь говорить об этом начали 20 лет назад, и только сейчас власть среагировала.

Поляков убежден: чтобы решить эти застарелые вопросы, должно произойти сложение энергий: с одной стороны — государства, а с другой — той части общества, которая понимает необходимость возвращения народу возможности становиться культурным и образованным.

— А что мы имеем сегодня? — грустно резюмирует Юрий Поляков. — За казенный счет в мировом пространстве выращена и, главное, раскручена довольно крепкая колода ребят, некоторые из которых засветились на Болотной площади. Люди, которые всегда будут за руины. Они стали медийными фигурами, к мнению которых прислушиваются. Информационный бульон перенасыщен, внимание рассеяно, а молодежь вообще недоверчива. И когда господин Сеславинский публикует в «Российской газете» статью «Я боюсь опасности государственного патриотизма», мне смешно. Ты его сначала создай, а потом бойся. Сейчас это главная задача — формирование государственного патриотизма. Но он должен быть умным. Поручите его создать кому-нибудь из идеологов Болотной площади — они вам такое создадут, что все в страхе разбегутся.

Нижегородская правда 30.05.2013