В первый день Петербургского международного экономического форума российский президент встретился с журналистами и высказался по ряду ключевых вопросов мировой политики. По мнению президента, причины русофобии на Западе связаны с утверждением многополярного мира, что не нравится монополистам.

Имена, явки и пароли этих самых «монополистов» Владимир Владимирович дипломатично не назвал, зато указал на главную мишень агрессии однополярной гегемонии.

«Это связано с тем, что утверждается многополярный мир. А это не нравится монополистам. Происходит это не в последнюю очередь, благодаря борьбе России за свои интересы. Хочу подчеркнуть, за свои законные интересы. Это первая часть. Вторая заключается в том, что некоторое время назад наши партнеры в отдельных странах и группе стран начали предпринимать попытки сдерживать Россию, предпринимая всякие не вписывающиеся в рамки международного права действия, в том числе ограничения экономического характера. А теперь видят, что это не работает. Эффект нулевой, и это вызывает внутреннее такое раздражение», — подчеркнул президент.

Действительно, «внутреннее раздражение» вызывает не только отказ России действовать на правах проигравшего в холодной войне, но и открытое обращение к желательному новому мироустройству. Неэффективность экономического давления вкупе со становлением многополярного мира очень не нравятся центру пока еще однополярного мира. Поэтому произнесенные в который раз слова о многополярности, призыв ко всем странам объединяться — это открытый и радикальный вызов гегемонии одного центра силы, одного финансового центра и морального авторитета. По правилам однополярного мира гегемону никто не может бросить вызов, никто в одиночку на это реально не способен. Но если мы на минуту представим действительно независимую Европу, суверенный Китай, сильную Россию и примкнувшую к ним Индию, то этот союз точно будет сильнее всех сетей влияния США в экономике и политике.

Американские политологи называют это «стратегией сбора вишен». Определение закрепилось, когда после нападения США на Ирак возникли предпосылки союза Франции, Германии и России, которые не поддержали вторжение. По отдельности ни Путин, ни Шредер, ни Ширак не осмелились бы бросить вызов Америке, но вместе они бы на это решились. Наметившийся союз тут же разбили, отстранив Шредера и убрав Ширака от власти. Точно так же, как в сказке «Волшебник из страны Оз» три персонажа, не имея по отдельности ума, мужества и сердца, смогли «собрать вишню» и победить врагов. По отдельности Россия, Франция и Германия не обладали достаточной военной и экономической мощью, чтобы разрушить планы США.

С тех пор прошло почти 15 лет и от многозначительных намеков Владимир Владимирович перешел к открытым призывам ко всем странам объединяться. Российский лидер обращается в этот раз не к «пролетариям всех стран», а к суверенным и независимым государствам, готовым выйти из-под американского контроля. Клуб их с 2003 года увеличился, сформировался союз БРИКС, видны контуры будущего Евразийского союза, сильные позиции занимает Китай и Россия.

Что же касается эффективности санкций, то здесь наш президент тоже прав. Экономические ограничения вредят экономике России и сказываются на жизни рядовых граждан, но имеют нулевой политический эффект. Напротив, отдельные отрасли стали более конкурентоспособными и независимыми от внешней конъюнктуры, а общество стало еще более единым в поддержке национального лидера.

Неэффективность санкций на фоне становления многополярного мира становятся источником той политической русофобии, о которой спросили президента на Форуме в Петербурге. Старый мир рушится на наших глазах, но краха однополярности не случится, пока все государства не начнут действовать умно и решительно, «не в последнюю очередь благодаря борьбе России за свои интересы».

ПОДЕЛИТЬСЯ
Виктор Гринкевич
Гринкевич Виктор Григорьевич (р. 1960) — депутат Брянской областной Думы, член Президиума политсовета Брянского регионального отделения партии «Единая Россия» и руководитель партийного проекта «Народный контроль». Эксперт Изборского клуба. Подробнее...