Мы адекватно ответили на дипломатический демарш, устроенный США в конце прошлого года. Но не ответили на санкции. При этом политики, чиновники и крупнейшие информационные порталы говорят о том, что Россия ответила именно на санкции, одобренные Конгрессом в июле 2017 года. Можно ли рассматривать такую риторику как признак того, что нас хотят убедить в том, что дан достаточный ответ и дальше можно не отвечать?

Первое. Трамп подпишет законопроект о санкциях. У американцев есть некоторая заминка, но она проистекает из-за отношения к Северной Корее, а не из-за отношения к России. А Трамп никуда не денется по двум причинам. Во-первых, это межпартийный консенсус — пакетное соглашение, благодаря которому республиканцы получают возможность скорректировать, а на пропагандистском уровне отменить «Obamacare». Это для «слонов» — принципиальная вещь, и ради этого они согласятся на всё. Во-вторых, содержание санкций — это не пустить российский газ в ЕС, оставить Европу без газа, чтобы она покупала американский, который минимум на 30% дороже по сугубо технологическим причинам и для приёмки которого нужно развернуть инфраструктуру стоимостью более чем триллион евро. С одной стороны, американцы обеспечивают себе рынок, с другой стороны, убивают своего потенциального конкурента в виде Европы — от этого европейцы не оправятся никогда. А прецедент есть: Украина покупает российский газ не у России, а у Европы существенно дороже. Можно сделать такой фокус с Украиной — значит, можно и с Европой. То есть за новыми санкциями — стратегический геополитический и внутриполитический интерес.

Второе. Условно офшорная российская «аристократия» и либеральный клан не хотят ссориться с Западом. Они хотят свести к минимуму любые конфликты с Западом, потому что иначе у них просто будут отнимать их имущество, а у многих ещё и бизнес. И поэтому нас всячески убеждают в том, что нужно минимизировать все ответные действия. И, конечно, запоздалый ответ на предновогоднюю высылку наших дипломатов и грабёж, который называется «арестом российского имущества в США» будет всем навязываться именно как ответ на санкции. Но нам сейчас не до ответов, потому что в чудесном законопроекте Конгресса, среди всего прочего, содержится пункт, на который почему-то никто не обратил внимания. Этот пункт требует изучения и оценки последствий замораживания российских активов на территории США. Имеются в виду расширенные активы государственных компаний. По крайней мере, санкционных компаний. Не знаю, что имеется у Сбербанка или это у других корпораций России на территории США, но непосредственно российское государство хранит в ценных бумагах американского государства порядка 109 миллиарда долларов — это более четверти международных резервов. И сейчас вопрос не о том, чтобы отвечать на санкции. Сейчас вопрос о том, чтобы спасать свои деньги. Прямо сейчас. Потому что понятно, что у самой заморозки шаг очень короткий, а министр финансов США уже пообещал вести себя в отношении России предельно агрессивно и предельно наступательно. На это российская бюрократия, либералы, офшорная «аристократия» не пойдут. Ну в самом деле, как вы можете себе представить Дмитрия Анатольевича Медведева или Эльвиру Сахипзадовну Набиуллину, не говоря уже о господине Шувалове, собаки, которого, как говорят, летают специальным самолётом — защищающими интересы России? В моей голове это не помещается.

Если помечтать и представить, что высшее руководство РФ всё же решится на реальные контрсанкции, то здесь вообще даже думать не нужно, потому что все пакеты контрсанкций были разработаны и подготовлены ещё во времена принятия американцами антироссийского «списка Магнитского». Если бы тогда эти контрсанкции начали вводить, не было бы не то, что сегодняшних санкций — не было бы нацистского переворота на Украине. Есть собаки, которые понимают только палку, и американская элита принадлежит только к этой категории собак. Существует очень широкий, очень разнообразный набор чувствительных для США мер.

Во-первых, китайцы давно ввели норму, по которой госслужащие, сотрудники госкомпаний и те, кто хочет взаимодействовать с госкомпаниями, не могут иметь почту Gmail на Гугле, не могут пользоваться поисковиком Гугла и не могут пользоваться айфонами, айпадами и прочими изделиями фирмы Эппл. Это вызвано тем, что доля закрытых кодов, то есть доля программного обеспечения, которая делает непонятно что в продукции этих компаний, достигает 90%. А, скажем, у Майкрософта он достигает 50%-60%. Одни из «высочайших достижений» российских технологий — это такой специальный кармашек, в который можно положить Айфон, и после этого Айфон не будет собирать и передавать информацию. Потому что даже с полностью разряженным аккумулятором якобы не работающий айфон собирает информацию обо всём, что происходит вокруг него (и на волнах wi-fi, и в голосовом режиме, и в визуальном режиме) и периодически куда-то передаёт.

Второе. Это переход с программного обеспечения Майкрософт на Линукс с открытым программным кодом. Необходимая для этого стандартизация требует очень небольших денег, несколько миллионов долларов максимум, и очень короткого времени — за год всё можно сделать совершенно спокойно. Уже две эти вещи крайне чувствительны для США, для их бизнеса, являются отличной переговорной площадкой.

Третье. Россия является членом ВТО. Санкции против нас нарушают требования ВТО. Отлично, в чём проблема? Перестаньте выполнять положения ВТО, приостановите действие всех соглашений ВТО в отношении стран, которые сами их нарушают в отношении нас на время действия санкций — и точка. Ведите заградительные пошлины. Нужно учесть, что из ВТО нельзя выйти просто так, договоры с ней — это коммерческие соглашения, причём бессрочные. Если я в одностороннем порядке разрываю коммерческое соглашение, я выплачиваю убытки, которые этим нанёс. А если соглашение бессрочное, я, соответственно, плачу до бесконечности. Это если следовать международному праву, которое сейчас никем не соблюдается — по крайней мере, из сильных игроков на Западе. Но самое главное, что то же самое международное право предусматривает, что любая сделка, заключённая на основе коррупционных мотиваций, априори является ничтожной. Можно посмотреть на степень кабальности, колониальности, невыгодности соглашений о присоединении к ВТО для России и посмотреть на людей, которые это соглашение заключали с нашей стороны. Так как там нет идиотов, там нет имбецилов, там нет людей в состоянии алкогольной деградации личности, они все достаточно вменяемы — то, на мой взгляд, конкретно доказать коррупционную мотивацию совсем не сложно. После чего все эти соглашения фактически превращаются в пыль по международному праву. Запуск этой процедуры смертельно опасен для Запада.

Дальше. В России есть замечательная организация, называется Роспотребнадзор. Она обязана защищать наше с вами здоровье от заведомо вредных продуктов, продуктов, которые гарантированно разрушают наше здоровье. К этой продукции относится, среди прочего, всё, что производит компания «Макдональдс» и, вероятно, другие сети американского быстрого питания. Про «Макдональдс» говорю так уверенно по очень простой причине: руководитель чешского филиала «Макдональдс» в своё время заявил, агитируя за компанию и говоря, что её продукция безопасна: «Даже дети до 14 лет раз в неделю могут кушать в «Макдональдсе» без всякого ущерба для своего здоровья». Это то, что называется «признательные показания» в чистом виде. Также заведомо вредны газированные напитки с избыточным содержанием сахара, все эти «Кока-колы», «Пепси-колы» и так далее. Эта продукция должна быть запрещена к производству в РФ и к ввозу в РФ просто по факту нанесения вреда или должна облагаться таким акцизом, который превращает её в продукцию роскоши типа коньяка — для любителей, для «эстетов», которые уже без этой «коки» прожить не могут. Производится это всё в России американскими компаниями. Пожалуйста, переходите на разлив обычной минералки, безопасной газировки — как хотите! , — а это вы должны прекратить производить. Список можно продолжать бесконечно. Мы до сих пор почему-то ввозим американские вина. Сейчас запрет на ввоз вин и готовых автомобилей, а не машинокомплектов для сборки , больнее ударит по Европе, чем по США — но американцам это тоже будет неприятно.

Следующее. Мы поставляем США ракетные двигатели для полётов на МКС. Простите, пожалуйста — с какого перепоя? Мы должны ввести на это эмбарго, пусть летают на своих Falcon от SpaceX, которые больше фантазия, чем реальность.

Наконец, мало кто знает в России, что основная часть атомной энергетики в США работает на российском уране. И не на том уране, который поставили в рамках сделки ВОУ-НОУ, а на том уране, который мы им поставляем сейчас. Потом из этого урана делает топливные элементы компания «Вестингауз» — но это потом. А сырьё наше. Так зачем мы это делаем? Это надо спросить Кириенко, который 2016 году заключил соглашение о консорциуме по продвижению на американский рынок российского топлива, которое называется ТВС-Квадрат. Есть разные логики. Год назад у нашего руководства в отношениях с Америкой была всё ещё логика бизнеса. То, что эта логика бизнеса порочна, было понятно ещё тогда, но сегодня вовсе недопустимо действовать в рамках этой логики.

Ещё. Простейшая вещь: мы до сих пор экспортируем свою продукцию за доллары, до сих пор котируем цену нашей продукции в долларах. Что может быть проще, господа? Мы пока не готовы экспортировать за рубли. Ладно, допустим. Но пока мы ещё не готовы экспортировать за рубли — продавайте за что угодно другое. Что, англичане не дадут нам что-нибудь большое и сладкое за то, чтобы мы экспортировали нефть, газ, металл и всё остальное за фунты? Что американцам придётся покупать британские фунты, для того чтобы что-то доплатить нам? Есть и швейцарские франки. Если мы переведём торговлю в швейцарские франки, мы можем Швейцарию включить в Евразийский экономический союз — будет вполне нормально. Мы можем использовать евро, в конце концов. Хотя Меркель и несимпатична, хотя Германия тоже против нас ввела санкции, но для того, чтобы ответить американцам, можно и на это идти. Я уже не говорю про монгольские тугрики, израильские шекели и норвежские кроны. Можно юани использовать — это не критично.

До этого были две попытки перевести котировки экспортных товаров с долларов на иную валюту. Одну предпринял Садам Хусейн, другую предпринял Каддафи. Они оба после этого прожили недолго. Это свидетельствует о том, что это крайне чувствительная для США мера. Мы должны поставить её в повестку дня. Ведь о желательности убийства нашего президента официальные представители США говорили ещё три года назад как о чём-то нормальном. А малазийский «Боинг», как сейчас выясняется, был просто разводкой. Американцы сказали украинцам, что это летит президент Путин, сбивайте его, и они его сбили. Такого рода «шутки» довольно болезненны, о чём свидетельствует изменение маршрута самолёта Путина, когда он летел на Гамбург. То есть мы понимаем, что американцы хотят Путина убить — это реальность сегодняшнего дня, которая подтверждена движением самолёта, которые пролетел лишнюю тысячу километров, а это затраты и времени, и топлива. Если мы это понимаем, то с какой стати продолжаем вылизывать американцам филейную часть?