Трамп представляет собой отклонение от магистральной линии американской политики. 

В этом смысле он — неожиданный кандидат, кандидат, который не представляет ни республиканскую, ни демократическую партию, как они существовали в течении последних 60-70, а то и 100 лет. Он является человеком в значительной степени непоследовательным, но тем не менее алгоритм его предвыборной кампании был выражен в модели реализма в Международных отношениях.

Реализм в Международных отношениях предполагает отказ от глобализации, поэтому он критиковал глобализм и переместил фокус на национальные интересы США. Если в интересах США продолжать экспансию, то реализм предлагает продолжать экспансию. Если в интересах США не продолжать экспансию, то реализм без всяких проблем соглашается остановить эту экспансию. То, что декларировал Трамп в качестве внешней политики,  вполне устраивает всех, на мой взгляд, потому что предшествующая администрация — республиканская  и демократическая — действовала исходя из необходимости экспансии в продвижении глобализации: либо в мягкой версии CFR, то есть глобализации с несколькими полюсами — европейскими, может быть, китайскими,  либо в рамках жесткой империалистической программы, которой придерживались неоконсерваторы из республиканской партии. Трамп представлял собой третью линию — ни то ни другое. Эта позиция дает всем шанс потому, что хотя, конечно, не избавляет от проблем в  самой Америке, но дает всем определенный шанс… Трамп попытался начать реализовывать свою программу сразу же, как только пришел в офис, и постепенно он движется в этом направлении. Но поскольку все ключевые посты в администрации занимали люди либо демократической традиционной модели Council on Foreign Relations, либо республиканцы-неоконсерваторы, то у Трампа вообще не было на кого опереться… И поскольку у него вообще нет команды, а подобной идеологии не было в Америке в последние 100 лет, ему приходится экстренно сейчас эту ситуацию трансформировать. Он выступает как одиночка, как абсолютно изолированный человек, за которым никого нет,  и он пытается имплементировать в американскую политику   совершенно новый подход, который в этой политике раньше отсутствовал … Это означает, что Трамп находится в очень сложном положении: его в любой момент могут убрать, сместить (либо легально либо нелегально), и соответственно, мы не можем судить о его политике — просто потому, что предшествующие структуры не дают ему развернуться. Он только сейчас начинает менять этих людей. Но меняя своих представителей по Ближнему Востоку, по России по другим направлениям, он на самом деле ставит не своих людей ( у него своих людей нет), а просто других… И поскольку все воспитывались в глобалистских или неоконсервативных парадигмах, то он в общем-то ставит людей приблизительно с теми же самыми глобалистскими и неоконсервативными позициями, потому что людей с взглядами, которые бы соответствовали тому, как сам Трамп понимает ситуацию, просто нет. Даже ближайшее окружение составляют случайные люди. Соответственно, вопрос с Трампом является открытым. Но главное, что Трамп делает — он снижает эскалацию отношений с Россией. Вот это он реально делает. На самом деле он «назначает» других «врагов»: он делает врагами Иран, северную Корею, в какой-то степени Китай  — кого угодно. Но напряженный антироссийский вектор он размывает.  Трамп не может сразу перейти от политики агрессивного империализма к политике пацифизма: это не в его платформе. Поэтому он ищет другие цели и объекты нападения – Иран, Северная Корея, может быть, даже Турция. На самом деле он меняет предшествующую позицию США. Предшествующая идеология была направлена анти-российски и в первую очередь она была связана с поддержкой радикального ислама и глобализации. Трамп снимает антирусскую политику в целом, снимает поддержку ИГИЛ и снимает повестку глобализации. Но это очень трудно сделать, поэтому он зависит от людей, которые остались на местах… Таково мое понимание Трампа в целом — это некий тренд, и поэтому требовать от него всего сразу и быстро не реалистично. Не надо также ожидать, что это спасение для всего мира, но тот факт, что он действует гораздо более адекватно и более выгодно для всех стран, включая Америку, — это безусловно. Трампом не стоит очаровываться, но в нем не надо и разочаровываться. Трамп последователен, если понимать в каких условиях он действует. Что-то из того, о чем он говорил, он уже смог реализовать, хотя далеко не все… Поэтому я бы отнесся к Трампу как к рациональному политику. Все считают его взбалмошным, эмоциональным, непоследовательным. Напротив,  он очень последовательный — он просто эту последовательность воплотить не может: у него нет инструментов и нет средств. Он хочет убрать лево-демократическую, лево-либеральную политику внутри страны, то есть идеологию глобализации, гендерную идеологию или, по крайней мере. ее слегка заморозить. При этом он хочет вывести Америку из процесса глобализации, снять напряжение с Россией,  чтобы не быть вынужденным начать Третью мировую войну. Он хочет уйти с Ближнего Востока, то есть передать эту функцию своим партнерам –  Саудовской Аравии или Израилю. По большому счету, Турцию он не видит в этом качестве. Поэтому Трамп в каком-то смысле создает прекрасную ситуацию для евразийской геополитики: это колоссальная удача и будет просто преступлением, если  Россия, Турция, Иран другие страны  — Сирия, Ирак — этим не попользуются. Это то, что называется «окно возможностей». Даже если Трампу не удастся полностью установить роялистскую модель, те изменения в кураторах ближневосточной политике, которые уже идут, по крайней мере, сдерживают наиболее агрессивные и негативные тенденции в регионе, не дают возможности опереться ни на одну, ни на другую линию: там происходит нечто вроде коллапса американской политики и это очень хорошо для всех остальных стран. Это по поводу Трампа.

Европейский Союз

Вторая тема: Европейский Союз. У него есть несколько перспектив. Сейчас ЕС испытывает глубочайший кризис. Это кризис в том числе и идеологический, потому что та ультра-левая либеральная модель, которая в нем возобладала, просто разрушает общество  — и с точки зрения эмигрантов, и с точки зрения гендерной политики, и с точки зрения даже экономики, которая там проседает. В европейской политике происходит утрата идентичности — и это проблема, это мина, заложенная под  ЕС. Что касается перспектив. Какие у  Европейского Союза перспективы? Утвердить свой геополитический суверенитет и вернуться к линии Де Голля ? Аденауэр? Это почти невероятно при нынешних политических элитах. Это можно было представить себе при Шираке, Шредере  — чтобы ЕС стал самостоятельным геополитическим элементом. который был бы нейтрален между Россией и Америкой и имел бы свою собственную политику. К этому сейчас ситуация подталкивает даже Макрона, что-то в таком ключе говорит и Меркель потому что при Трампе Америка отдаляется от Европы, Путин достаточно доброжелателен по отношению к ЕС — поэтому Европа сейчас получает шанс оторваться от Америки, утвердить саму себя, стать Третьим полюсом.

Я думаю, конечно, этому противодействуют все европейские элиты, вся евробюрократия. Она не готова к этому, хотя процессы идут очень интересные. В той же восточной Европе – Венгрии, Польше, Румынии, в тех странах, которые были самыми главными сторонниками атлантизма и НАТО  — возникает постепенно все большее недоверие к ЕС. То есть ЕС в каком-то смысле разваливается, но у него есть сейчас шанс собраться заново. Я думаю, что этим шансом он не воспользуется, потому что быстро поменять ориентир с ультра либеральной политики очень трудно. Для этого четырехлетнего трамповского президентства не хватит, и потом надо это осмыслить, и Европа не сможет этого сделать. Хотя шансы есть сейчас, но в целом мне кажется ситуация катастрофическая. Поэтому сегодня ожидать в ЕС каких-то чудес не приходится. Никто не примет в ЕС ни Турцию, ни Россию.  С другой стороны, сама идея интеграции просто дискредитирована, то есть людям сейчас надо бежать из ЕС. Этот союз по сути дела никому ничего не дает. Я думаю, что это обреченная политическая ситуация, хотя шансы есть именно сейчас, потому что Россия вполне готова была бы поддержать суверенитет ЕС. И Америка сейчас не заинтересована в том, чтобы оказывать воздействие на ЕС. Трамп относится с определенной брезгливостью к европейским ультралиберальным политическим режимам,  он больше понимает евроскептиков, и в том числе английских — брегзит он поддерживает. Он даже хотел назначить Теда Маллока своим представителем в ЕС, который вообще является противником ЕС (и хотя не назначил, но уже был близок к этому). Поэтому, я думаю, что для европейцев сейчас есть уникальная возможность заново утвердить самих себя, но для этого нет политической воли, нет элит, и поэтому, мне кажется, что Европа этим не воспользуется. Она не сможет понять, что наступили новые времена и что надо менять свою повестку дня с глобалистской ультралиберальной на другую. У Европы нет субъективного фактора в политических элитах — ни ума, ни воли, — потому что постепенно европейские элиты настолько разложились, что сегодня представляет собой не экспертов и не интеллектуалов, а обывателей с уровнем сознания таким же, как и у обычных европейцев ниже среднего, то есть элита как таковая в Европе перестала воспроизводиться, и к власти пришли люди, не обладающие элитными качествами. Они живут в тренде. Но сами они принимать решения не могут . они зависят полностью от Америки. Америка повернулась к ним спиной, поэтому они оказались в беспомощном состоянии. Сейчас их попытки определять свой собственный курс представляют жалкое зрелище. Потому что они давно делегировали право всех серьезных геополитических решений США — центру атлантической цивилизации.  И едва ли сейчас они найдут силы,  достаточное количество просто адекватных людей, потому что всех приличных людей из европейских элит они вычистили — сейчас там одна «сволочь». Поэтому Европа сейчас похожа на свалку, которую принесли с собой эмигранты, в сочетании с древними остатками культуры, традиции, которые еще  есть, но все менее оказываются действенными.  Это полу-свалка полу-дворец. Как будто идет реставрация какого-то дворца и все сделано наполовину: в некоторых помещениях живут рабочие, идет какая-то побелка, месят бетон, а в некоторых частях здания остались красивые залы, которые покрываются плесенью, везде люди ходят в рабочих одеждах, таскают какие-то ящики по дорогому паркету… Похоже на реставрацию Версаля, которую  ведут гастарбайтеры из Африки.  Неопрятная, неуютная обстановка.

Распад ли это Европы? Пока об этом трудно говорить. Этот процесс может быть очень долгим.  Распад ЕС вполне вероятен, но как бы сама Россия не распалась. Мы не можем строго утверждать, что ЕС распадется, а Америка нет, или, например, Турция нет. Мы все находимся в очень критической ситуации: и Америка может распасться, у нее внутренние противоречия переходят все границы. Европа может распасться, Турция может распасться, Россия может распасться, поэтому безответственно, на мой взгляд, говорить: «мы не распадемся, а ЕС распадется». Нет, распасться могут все сейчас, только вопрос: «кто первый?», потому что если Россия распадется первой, то это продлит существование западной системы, если же Америка рухнет первой, то совершенно непредсказуемыми будут процессы в Европе.

Если Европа распадется первой, то ситуация тоже непредсказуема. В нашем мире нет ни одной константы, в которой мы были бы уверены, может быть, у Китай есть несколько десятилетий гарантированного будущего, все остальные страны могут распасться в течение 5-6 лет. Например, Турции уже могло бы не существовать год назад, я могу сказать, что такой страны могло бы не быть на карте — просто сегодня уже бы началась гражданская война, как в Ливии. России, если бы не Путин, тоже бы не было: вся страна держится на Путине, без Путина совершенно непредсказуемо, что будет завтра, будет ли Россия, потому что никаких институтов, которые бы скрепляли  Россию, не создано, никакой идеологии нет. Путин ее держит и не будь его,  мы даже не знаем, к чему это может повернуться. Потому что могут прийти либералы, начнется гражданская война. Это распад. как было в 1990 годы.  Может прийти новый сильный политик, который продолжит политику Путина. Мы вообще не можем ни о чем говорить за пределами Путина.  Путин пока жив, а представьте, что нет путина и Россия опять под вопросом. Китай наиболее сейчас устойчив, но с другой стороны, и в Китае множество внутренних противоречий, и в Индии множество противоречий, и в Пакистане, то есть мы живем в переходном периоде. Поэтому ЕС имеет шансы распасться — там колоссальное скопление критических элементов, он самый обреченный из всех, то есть долго он существовать не сможет в таком состоянии, потому что вся ситуация дошла до критической стадии. Но самое главное — это наглядное стремительное оглупление  европейских либеральных элит. Психолог Юнг говорил, что причиной многих психических заболеваний (конечно не всех, но многих) является «снижение ментального уровня», уровня интеллектуального. Если человек теряет определенный интеллектуальный уровень, то им начинают владеть внутренние образы его бессознательного. Это сейчас происходит в Европе, которой можно поставить диагноз: «понижение ментального уровня либеральных элит». Потому что эти либеральные элиты не вменяемы: они утратили рефлексивную способность, ни утратили способность мыслить, способность к последовательному историческому дискурсу, они полностью погружены в галлюцинативные, психогенные процессы и не понимают, что происходит. При этом живут в постмодернистской культуре, с огромным количеством  отклонений и извращений. Поэтому эта элита сама по себе на глазах распадается, а новой элиты нет, новая не  приходит. Поэтому я думаю, что судьба ЕС будет печальной. Это общая черта  современного мира и социолог Кристофер Лэш говорил, что и в Америке этот процесс постепенно идет. И, в принципе, глядя на представителей Белого Дома, можно заметить психические отклонения, связанные с понижением степени концептуализации, да и просто способности к систематической рациональной деятельности. Существуют аналогичные процессы и в Турции, я стал замечать, что часто можно встретить среди людей в турецком руководстве, которые в общем-то должны пасти коз, а не представлять президента или парламент. И в России то же самое. Но во всех этих странах процессы идут с разными скоростями. Во всяком случае, «понижение ментального уровня» — это общий тренд. Кристофер Лэш написал интересную работу «Восстание элит», где показывает, что именно элиты несут в себе элементы бессовестности и пошлости, в которых раньше упрекали массы, утверждая, что масса, толпа  неморальна, пошла, у нее низкий взгляд, она слушает примитивную музыку, разделяет примитивные стереотипы. Сегодня этим свойством обладают элиты. Какую музыку она слушают? Самую примитивную. Какие стереотипы разделяет? Самые примитивные. Ее вкусы, цели в жизни —  все это отражает некий идеал, сформированный в самом низу нашего общества. Система ценностей современных элит — это система ценностей низшего черного народа, люмпен пролетариев, и люди с таким сознанием, с таким профилем  правят Европой, правят Россией, в значительной степени, правят Турцией, Америкой. И поэтому когда, в каком-то месте этот процесс «понижения ментального уровня» достигнет критической стадии, как Юнг нам описывает, структура бессознательного ( то есть то, что у человека живет в подсознании) станет все более и более действенным, и этому человек не будет способен  противостоять, не будет способен с этим работать. Это вторжение бессознательного в какой то момент прорвет структуру рационального мышления, и в какой то момент произойдет коллапс, человек, элита, целая страна впадет в невменяемость и их надо будет госпитализировать. Кого из современных стран госпитализируют первым — это конечно вопрос. Есть несколько кандидатов, к сожалению, и Россия, и Турция в этом числе. Мы стоим в очереди на то чтобы впасть в неизлечимый психологический припадок, потому что мы глупеем, элиты глупеют. Человечество всегда было  недалекое, но глупость элиты была не так тотальна. Потому что раньше было четкое правило: более умные, более рациональные правят менее умными, менее рациональными…Это обычная социальная вещь. Сейчас происходит сбой этой модели, потому что нами правят не то чтобы менее умные, а именно столь же глупые, как и все остальные. А это уже патологический выбор. Может быть, это свойство демократии,  которая оперирует представительными моделями. В результате дебилы — такие же, как внизу, не глупее — оказываются и наверху. Просто с дебилов внизу и спрос маленький: пошел в магазин купил продукты, поел, спать лег, а когда точно такая же модель поведения, только в большем масштабе, начинает практиковаться на уровне парламентов, политической элиты, экспертов, «уважаемых людей», которые копируют самые низменные вкусы и стили —вот это приводит к коллапсу систему, потому что система упрощается, редуцируется, ее сложность сокращается и в результате общество рушится. Поэтому, я думаю, что ЕС обречен именно на такой коллапс.

Турция и НАТО

Какова значимость для России Турции, каковы возможности взаимодействия Россия и Турции в Евразии и вступления Турции в Евразийский Союз. Какие препятствия возникают на этом пути, и какие предложения можно сделать чтобы решить эти проблемы?

На самом деле, у Турции есть один способ сохранить свою территориальную целостность, государственность и преемство власти  — это хорошие отношения с Россией. Они могут быть совсем разные, они могут быть просто уважением интересов других друг друга. Сейчас это уже практически есть, сегодня тот уровень отношений, который существует между Эрдоганом и Путиным, по сути дела дела представляет такую основу при взаимном уважении и соблюдении собственных интересов двух стран. Если эта линия будет, как минимум, продолжаться то у Турции есть шанс сохранить свою территориальную целостность, потому что, когда мы стояли на пороге войны, Турция стояла на пороге раскола. Для России это плохо, для Турции это фатально. Есть разница: Турция после этого конфликта не было бы, а Россия бы серьезно пострадала. Человек может умереть, а может получить очень серьезные ранения, в случае конфронтации мы бы получили это ранение, а Турция могла бы просто исчезнуть, стать Ливией или Сирией. Вот о чем тогда  шла речь и к этому нас и подталкивали — чтобы мы  получили ранение и чтобы Турцию расчленить, так же, как  расчленили, по сути, Ирак, Сирию, Ливию и т.д.  Это очень важно понять. Если бы был  конфликт, то Турции бы не было, а Россия была бы обескровлена, то есть Россия находилась бы в тяжелом состоянии. Конфликт с Турцией нанес бы колоссальный удар, турки — прекрасные военные, это очень серьезная политическая сила, вспыхнул бы внутренний исламский протест, мы бы поссорились с тюркскими народами и внутри России и на постсоветском пространстве. Для России это была бы огромная катастрофа, но мы могли бы выжить, а Турция не имела никаких шансов. Турки не должны были это делать не при каких обстоятельствам, мы также должны были при любых обстоятельствах этого избежать, что мы и старались делать. Наши отношения теперь построены по правильному принципу  то есть сейчас есть взаимное уважение, снята конфликтность, мы договариваемся по Сирии, по Ираку, по курдам, по нашим внутренним отношениям, и это идет на пользу обеим сторонам. Можно и нужно, на мой взгляд, заключить новый стратегический альянс, я считаю самая главная ось Москва-Анкара-Тегеран. Этот стратегический треугольник — это следующий уровень. Он мог бы быть назван, например, «евразийским треугольником». Необязательно вступать в ШОС или ЕВРАЗЕС или еще в какие-то структуры. Можно вступить, можно и не вступать. Если мы организуем военно-стратегический и военно-политический союз 3-х стран — двух исламских и России, — мы бы решили все задачи безопасности всего региона. К нему могли бы присоединиться  Сирия и Ирак и, может быть, даже Ливия и Египет, но всем надо было принять, что есть 3 центра силы, они однозначны. Это Москва, это Анкара, это Тегеран. Каждый из них имеет плюсы и минусы, каждый имеет свою сферу влияния, каждый имеет свои ограничения, свои лимиты  — но вместе мы непобедимы. Мы равноправны, мы равновесны, равновелики. Это второй уровень. Просто отношения  — уже хорошо, но еще лучше тогда у Турции возникает шанс не просто сохранить территориальную целостность, но и решить очень многие проблемы совместно с нами и иранцами по реорганизации окружающего пространства,  которое принципиально для Турции с точки зрения курдского факта. Мы получаем доступ к Ираку, к странам Залива, к Египту и к Ливии, получаем влияние в Сирии, то есть совместными действиями мы могли бы добиться  еще большего укрепления позиций Турции. Конечно, надо учитывать Иран и Россию, надо полностью вынести за скобки Европу и Америку. Конечно Турции надо выходить из НАТО, которое в свое время служило для обеспечения суверенитета Турции и это было правильно с точки зрения Турции, хотя мы всегда были против этого (но это другой вопрос) .Россия Сталина угрожала Турции – не важно было ли это на самом деле, или нет, будем считать что правда. Турции надо было защититься, самостоятельно она сделать этого не могла, она нашла как это сделать. Таким образом ее вступление в НАТО было результатом просчета. Теперь НАТО защитной функции не выполняет: именно НАТО и США готовили переворот против Эрдогана, именно НАТО вскрыло курдский фактор и, мы полагаем, поэтому НАТО сегодня является не залогом безопасности, а самой главной опасностью для Турции. Нахождение Турции в НАТО несовместимо с национальными интересами Турции, но это должны решать сами турки .Турки вступили в НАТО,  чтобы обеспечить территориальную целостность. Сегодня нахождение в НАТО — это наоборот опасность. Тогда это была безопасность, раньше опасность исходила от нас, сейчас — от американцев, поэтому для того, чтобы решить все стратегические вопросы, Турции надо  быть вместе с Ираном и Россией, обязательно с Ираном. Потому что Россия и Турция не обеспечат стабильности в регионе, поскольку шиитский фактор  — это очень серьезный фактор, мы не можем его игнорировать, он должен быть с нашей стороны, антизападным и евразийским. Это наш важнейший третий полюс, несмотря на то, что турки сунниты, иранцы -шииты, мы — христиане, православные, но втроем мы — три державы, и мы решаем все проблемы. Я предвижу более тесную возможную интеграцию — например, создание Евразийских штатов, где будут штат Россия, штат Иран, штат Турция, и каждый  сохранит свою идентичность. суверенитет, открытые границы, где будут общая экономика, энергетика.. Вполне возможно создать такую модель, но это — в будущем. Я предполагаю, что интеграция может быть очень серьезной. Всегда воевали Россия с Турцией, Турция с Ираном, Россия с Ираном, и эти 3 мощные державы друг друга ограничивали. А если мы сейчас преодолеем это, мы сможем создать такой полюс, которому будет принадлежать мир, то есть это — ключи от мира. Россия не сможет сама обладать подобным могуществом, если у нее не будет таких фундаментальных партнеров, как Турция и Иран, а все вместе  мы можем поделить власть над миром, потому что три такие державы становятся непреодолимой мощью и мы вместе становимся сопоставимыми с Китаем. Китай — это отдельная тема ,он уже не сможет с нами не считаться, он сильнее каждого из нас по отдельности и политически и экономически. Но вместе мы сильнее, и тогда у всех стран и регионов будет возможность выбора. Тогда и для Индии, и для Пакистана, и для Афганистана, и для государств Южного Кавказа и Центральной Азии возникает возможность разных решений, если три страны составляют мощнейший полюс мира.

Я считаю, что надо двигаться поэтапно. Во-первых, следует сохранить то, что есть сейчас, во-вторых, стараться организовать этот тройной союз с Тегераном, не включая никого больше с выходом Турции из НАТО, в третьих, стремиться к подготовке более глубокой интеграции.

Самое главное препятствие — это глобалисты, атлантисты, атлантистские прозападные элиты, которые будут системно дискредитировать этот союз. Они могут упирать на то, что Россия не демократическая страна, могут задействовать националистический фактор в Турции. В России тоже может использоваться антинационалистический фактор, а также антитурецкий фактор. Атлантисты будут использовать любые аргументы, чтобы только не дать этому союзу сложиться. Поэтому мы должны заведомо проработать факторы, которые будут использоваться нашими врагами, дать им заведомый ответ, чтоб нас не застали врасплох.

Будущее Сирии

В Сирии Россия продемонстрировала свою последовательность; Россия смогла сохранить ее территориальную целостность, смогла отбить атаку глобализации, и практически Сирия — это государство, которое является символом того, что однополярный мир больше не однополярный. Здесь даже не принципиально, поддерживает или не поддерживает кто-то Асада. Если американцы и их сторонники кого то приговаривают, это не значит что так и будет. Россия показала, что этот вопрос более сложный и не существует только одной силы в мире которая будет решать и предопределять его судьбу. Поэтому Сирия — это символ нового мира. Тот факт, что Россия вместе с Ираном. Ираком отстояли территориальную целостность Сирии — это значит, что ситуация не та, что была раньше, однополярный момент завершен и сирийская проблема будет решаться на демократической основе с учетом всех участников — и туркоманов и курдов и суннитов и алавитов и сторонников Асада и его противников. Но самое главное то, что произошло два очень важных момента — 1)это принципиальное сокращение поддержки Америкой ИГИЛ, и 2) раскол в арабско-суннитской коалиции на катарцев и Саудовскую Аравию. По сути дела, радикальный ислам потерял поддержку, значительное участие салафитов, которые поддерживались Катаром и косвенно Турцией ( по крайней мере, на предыдущем этапе). Соответственно сейчас этот модуль выпал, и по большому счету покончить с наиболее агрессивными сторонами радикального исламизма сейчас самое время. Поэтому, я думаю, в Сирии мы находимся в благоприятной позиции, Путин доказал, что это политика была правильной, что мир более не однополярный и Эрдоган довольно поздно, но встал на эту позицию. Теперь остается только в общем договоре покончить с ДАЕШ, от которого он уменьшится раз в пять мгновенно, потому что многие вещи были искусственно поддерживаемы,  и после этого приступить к организации долгого сложного процесса единой и территориально целостный Сирии строить новую политическую реальность. Очень аккуратно и очень медленно с участием всех, кто сейчас являются победителями. Важно, чтобы Турция вступила в коалицию победителем, тогда интересы Турции будут учтены в будущей конфигурации самой сирийской политики. И последнее, относительно переворота в Турции. Произошло событие достаточно важное. Я был в иракском Курдистане и в разговоре мне сказали, что курды заранее были готовы к этому перевороту и готовы были поднять восстание, то есть Турция была приговорена. И если бы не правильная позиция Эрдогана, верность армии, и то что кемалисты его поддержали, и то что Россия протянула руку помощи в тот момент — все эти факторы спасли и режим Эрдогана и самого Эрдогана  и Турцию. Соотвестно, гюленовцы были только вершиной айсберга, в реальности все люди, которые имели дело с НАТО, которые были интегрированы в американские структуры,  которые вообще были связаны с Западом, не только гюленовские — они все являются носителями одного и того же начала. Мы знаем, что в Турции почти каждый месяц тысячи людей увольняют с работы, кого-то  сажают. Это не конец, к сожалению, турецкое общество просто пропитаны атлантистскими силами, и не все из них являются членами гюленовской секты. Это часть атлантического заговора с целью совершить государственный переворот направленный на разрушение территориальной целостности Турции. Но не все люди, которые думают так же, которые следуют атлантистским принципам, были членами гюленовцев — поэтому надо брать глубже. Но чтобы по-настоящему освободиться от гюленизма, Турции надо выйти из НАТО или создать совместно с Россией и Ираном новый блок. Вот тогда будет реальный суверенитет. Пока Турция остается членом НАТО, она не суверенна. Сейчас развивается военно-техническое партнерство с Россией. Если оно будет развиваться с Китаем или другими странами, это пойдет на пользу Турции, но Турция должна быть независимой, суверенной.  Сейчас она находится в системе Альянса, у которого совершенно другие план.

С Трампом, правда,  это не так остро, Трамп не любит Эрдогана, не любит Турцию, и как тогда он будет пользоваться военными базами в интересах Турции? Я бы не был так уверен поэтому здесь. Сегодня участие Турции в НАТО не является гарантом безопасности, а наоборот, является угрозой. Именно НАТО являлись заказчиками совершения переворота в Турции год назад и, конечно, это делала администрация Обамы люди Клинтон, поэтому на сегодня пока Трамп у власти, нужно воспользоваться этим. Турции должна выйти из НАТО и строить свою суверенную систему безопасности. Но по нашим сведениям, очень серьезные группировки сохраняют свои позиции в Турции и они не являются напрямую гюленовскими. Они являются гораздо более глубоким уровнем того, кто стоит за переворотом. Иными словами, сейчас идут чистки только вершины этого айсберга.

ИсточникГеополитика
ПОДЕЛИТЬСЯ
Александр Дугин
Дугин Александр Гельевич (р. 1962) – видный отечественный философ, писатель, издатель, общественный и политический деятель. Доктор политических наук. Профессор МГУ. Лидер Международного Евразийского движения. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...