Бизнес-омбудсмен Борис Титов назвал «убийством» банковской системы решение Центробанка санировать банк «ФК Открытие» с привлечением средств Фонда консолидации банковского сектора (ФКБС). По его мнению, у банков нужно изымать проблемные активы и отправлять их «в свободное плавание».

Я не считаю решение ЦБ санировать банк «Открытие» с привлечением средств ФКБС убийством банковского сектора. Хотя бы потому, что банковский сектор жив. И банковскому сектору как таковому ничего не угрожает.

Другое дело, что у нас наблюдается массовое уничтожение банков. Но тут господин Титов поздно проснулся, потому что убийство банковского сектора идет достаточно давно – это дело чести госпожи Набиуллиной. Банк России занимается уничтожением российской экономики, разрушением экономической конъюнктуры. И когда это разрушение экономической конъюнктуры привело к тому, что банкротиться стали банки не только из третьей и четвертой десятки, но и из первой (банк «Открытие», я напомню, был пятым по величине), тогда это создало угрозу для всей экономики в целом и для карьеры лично Эльвиры Набиулииной. И только тогда были приняты меры по спасению банка: полная национализация и возмещение убытков. Сумма на сегодняшний день приближается к триллиону рублей и, судя по всему, будет намного больше триллиона. Называть это «убийством банковской системы» я бы не стал.

Возможно, спасение банка «Открытие» – это эмоциональный срыв, который полностью оправдан, учитывая состояние бизнеса в РФ и экономическую конъюнктуру, которую отрицает правительство РФ, но которая не может быть неизвестна омбудсмену по делам бизнеса – Борису Титову.

Разница в отношении к банку «Югра» и банку «Открытие» кроется, как мне думается, в составе учредителей. Разный состав – разное отношение. Есть учредители, которые пользуются уважением со стороны госпожи Набиуллиной, а есть такие, которые не пользуются. Кроме того, уничтожение «Югры» не создает системные риски, как мы видим. Это из разряда историй, описанных в одном из советских фильмов: «Я к Вам такую личную неприязнь испытываю к подсудимому, что прямо кушать не могу». Ничем другим, кроме личной неприязни, историю с «Югрой» объяснить нельзя. Просто сложно.

А в случае «Открытия» все понимали, что это будет крах банковской системы как таковой, и, если оставить последствия политики Банка России без оперативной реакции, то будет, действительно, убийство банковской системы. В этом вся разница.

Господин Титов, конечно, большой юрист. Почти такой же большой, как и экономист. Его уверенность в том, что банк «Югра» выиграет процесс – интересно, на чем она основывается? Неужели он думает, что в деле частного банка против Банка России суд будет следовать букве закона? Я напомню, что заместитель госпожи Набиуллиной не явился на приглашение в прокуратуру, что вообще немыслимо. И когда сегодня он энергично комментирует события вокруг «Открытия», его никто не приглашает в прокуратуру, равно как и не поднимает вопроса о его гражданстве. Я думаю, что суд в данном случае будет судить как обычно.

Банк России искусственно создает денежный голод, блокируя тем самым развитие страны. Банк работает в интересах глобальных спекулянтов, а не в интересах российской экономики, то есть, по сути дела, работает на разрушение российской экономики. И, наконец, когда в конце октября 2014 года были очень серьезные признаки инсайдерской игры на валютном рынке, Банк России как мегарегулятор не предпринял никаких мер – во всяком случае, известных мер – для того, чтобы провести расследование с целью восстановления собственной репутации. После этого Банк России приобрел репутацию структуры, которая сама занимается инсайдерской торговлей.

Напомню, в конце октября 2014 года Банк России должен был принимать очередной решение об изменении процентной ставки, и все ждали, что он ее оставит без изменения. Но ровно накануне этого решения какой-то очень крупный игрок сыграл на бирже так, словно он точно знал, что Банк России ставку повысит. Никто на рынке этого не ожидал. И Банк России, действительно, ее повысил. Причем крупный игрок сыграл так, что он изменил курс рубля. Пусть на один день, но изменил. Я вполне допускаю, что это могло быть совпадение, но в нормальных организациях в таких случаях проводят расследования, об итогах которого рассказывают всему миру: «Это было случайно совпадение, все проверили, все нормально». ЦБ ничего этого не сделал.