Мир стал глобальным казино!

Андрей Кобяков

Финансовый кризис вызван моральным одичанием миллионов людей – от нищих безработных до банковских воротил

Андрей Борисович Кобяков широкой публике известен как экономический публицист, его аналитические статьи регулярно появлялись в журнале «Эксперт», а теперь в журнале «Однако». Андрей Кобяков всегда шел вразрез с неолиберальными доктринами вэкономической науке, чем заработал в профессиональной среде репутацию белой вороны, особенно после выхода в 2003 году книги «Закат империи доллара и конец Рax Ameriсana», написанной им в соавторстве с Михаилом Хазиным. Книга была моментально раскуплена и стала библиографической редкостью. Ее авторы за четыре года до начала мирового финансового кризиса в деталях предсказали, как будет разворачиваться его сценарий.

Глобальный кризис 2007–2008 годов, по глубокому убеждению гостя, не закончился и закончится еще не скоро. Андрей Борисович рассматривает перспективы через призму теории «длинных волн» советского экономиста Н. Кондратьева.

— Точка перегиба этих волн пришлась на конец девяностых — начало двухтысячных. Первой ласточкой мирового спада был азиатский кризис 1998 года, который начался со сравнительно небольших стран — это Таиланд, Малайзия, затем Индонезия, Филиппины, потом Гонконг, Южная Корея… Потом кризис ударил по Бразилии, по России, по дороге обвалил фондовые биржи в Лондоне, наконец, осенью 98–го докатился и до фондовой биржи Нью–Йорка. Только благодаря тому, что тогдашним главой ФРС Аленом Гринспеном трижды были снижены процентные ставки, удалось все приостановить. Но эти события были началом многоступенчатого кризисного периода, который совпадает с ниспадающей частью волны Кондратьева. С небольшими временными передышками мы достигнем дна, по моим прикидкам, где–то между 2020–2025 годами. В нижней точке должно произойти сгорание больших сумм фиктивного капитала, существенное падение цен активов, чтобы они стали привлекательными для инвесторов.

Бомба под мировой экономикой

— Под мировой финансовой системой тикает страшная бомба. Абсолютно виртуальный рынок опционов и деривативов превысил квадрильон долларов!

Регулирующие органы США позволили банкам оценивать деривативы не по рыночной стоимости, а по своему усмотрению. Но эти скелеты в шкафу в любой момент могут оттуда вывалиться. Только у двух крупнейших банковских групп Америки, Bank of America Merrill Lynch и JP Morgan Chase, портфели деривативов составляют соответственно 79 и 75 триллионов (!) долларов у каждой. А весь объем ВВП Америки — 15 триллионов. А таких банков множество! В любой момент деривативы могут стать неликвидными: вчера эти бумаги на вашем балансе стоили миллиарды, сегодня они стоят ноль и вы их никому не можете продать. Они превращаются в мусор, которым вы можете обклеить туалет. Никто по ним никакой ответственности не несет. И объем деривативов продолжает нарастать. Из финансового кризиса США 2008 года, который имел глобальные последствия, выводы не сделаны.

Сегодня Кипр — далее везде

— Но все понимают, без сжигания массы ничем не обеспеченных бумаг выйти из кризиса не получится. В этой связи кипрские события являются прецедентом.

Все в основном обращают внимание не то, что пострадали деньги российских вкладчиков. Во–первых, это преувеличенная проблема. Все размеры российских депозитов на Кипре оцениваются максимум в 18–20 миллиардов долларов. Пусть даже половина этой суммы будет потеряна. В 2011–м году вывоз капитала из России превысил 86 миллиардов, а в прошлом году — 56 миллиардов долларов. А с 1991 года вывезено, по некоторым оценкам, порядка полутора–двух триллионов долларов. На этом фоне кипрские потери в 9–10 млрд. — мелочи.

Конечно, удар по российским интересам на Кипре был нанесен, и, видимо, сознательно. Но проблема в другом.

До сих пор для спасения банков от банкротства существовали резервные активы банков, которые хранятся в Центробанке, стабилизационные кредиты, процедуры реструктуризации задолженности, переговоры с кредиторами и т. д.

А тут впервые в истории человечества узаконивается практика спасения банков с помощью денег вкладчиков. И это отнюдь не отдельный эпизод!

Совет по финансовой стабильности большой двадцатки еще в апреле 2009 года выпустил две примечательные публикации, на которые пресса и профессиональное сообщество не обратили большого внимания. Одна публикация была в октябре 2011 года, следующая вышла через год. В первой были рекомендации, одобренные на саммите «большой двадцатки» в Канне, а во второй — уже законодательные нормативы для решения проблем финансовых институтов именно конфискационными способами.

Совсем недавно, в декабре 2012 года, появилась совместная разработка Федеральной корпорации по страхованию вкладов (она была создана в эпоху Великой депрессии как раз для борьбы с банковскими кризисами) и Банка Англии, о тех же самых инструментах оздоровления банковской системы.

Наконец, буквально неделю назад в поле зрения аналитиков попали совсем свежие законы о бюджетах на 2013 год двух англоязычных стран, Новой Зеландии и Канады, с весьма необычными для таких документов пунктами. Эзоповым языком в них сказано, что кредиторы (включая владельцев депозитов) делятся на «чистых» и «нечистых» — защищенных и незащищенных, застрахованных и незастрахованных и т. д. Соответственно с разным подходом к каждой группе. Основная идея всех перечисленных документов: за проблемы банков несут ответственность вкладчики. Хотя вообще–то банкротства банков чаще всего являются результатом безответственных действий самих банкиров, которые втягиваются в сомнительные операции, рискуя деньгами вкладчиков и получая за это огромные бонусы. То есть являются прямыми бенефициарами. Когда все нормально, банкиры своими прибылями с вкладчиками не делятся. А теперь вкладчики почему–то будут их спасать. Это новое явление. Такой узаконенный бандитизм. Появилось даже новое меткое слово «банкстеризм». Предлагается использовать депозиты для рекапитализации банков. Ваши депозиты частично или полностью обнуляются, а вместо них вам выдаются акции банка. И вместо суммы, которой вы владели и в любой момент могли ее использовать или изъять, вы становитесь владельцем бумаг непонятно какой стоимости и сомнительной ликвидности.

Это прецедент, и у него должно быть какое–то объяснение. И оно кроется в том, о чем я говорил выше, — в катастрофическом состоянии всей банковско–финансовой системы. Это как пожар в торфяниках: сначала торф горит в глубине, а потом полыхает все.

Как бороться с этим пожаром, когда он наберет силу?

Один из вариантов: в случае массовых банкротств на деньги центральных банков скупать проблемные активы, включать какие–то бюджетные программы. Но это трудно реализовать — ведь речь идет о десятках триллионов долларов! Второй вариант: увеличить скорость печатного станка в несколько раз. Это гиперинфляционный сценарий: Веймарская республика в масштабах всего мира. В обоих случаях результаты для рядовых граждан будут плачевны. По любому из них в ближайшие 5–10 лет нас ждет реквизиция. Это большевизм! Что делать простому человеку? Вопрос риторический. Индивидуумы тут бессильны. А вот на уровне государств можно что–то предпринимать — создавать альтернативные финансовые и валютные системы, возвращаться к регионализации и замкнутым валютным зонам.

Мир сошел с ума

Нынешний кризис я рассматриваю, прежде всего, как кризис нравственный. Возьмите историю с ипотечными ценными бумагами в США. Ведь это безнравственность на всех уровнях! Приходит кредитный брокер к безработному негру и предлагает взять кредит и купить дом. Тот спрашивает: а как же я буду отдавать? Брокер объясняет: цены на недвижимость растут, перезаложишь, потом опять перезаложишь, продашь и еще в выигрыше останешься. Клиент, соглашаясь на это, идет на сделку с собственной совестью, потому что понимает, что может не расплатиться. Кредитный брокер тоже поступает безнравственно. В период ипотечного бума ему нужно просто рассовать абы куда кредиты. И он виноват больше, чем этот безработный. А кто брокера туда направил? Руководство банка, которое закрыло глаза на риски ради легкой прибыли. Значит, банкиры виноваты еще больше. А почему они вообще могли в таких объемах раздавать кредиты? Две причины. Низкие процентные ставки. И вина за это лежит на Федеральной резервной системе США, которая эти ставки установила. Вторая причина — размазывание рисков. Это когда на тысячи ипотечных кредитов выкупают корпорации одним пакетом и на него выпускают облигации. Тогда риск по отдельным кредитам размазывается на общую их массу. Расцветают огромные пирамиды, в которых участвуют миллионы людей.

Почему они втягиваются в спекулятивные схемы? Потому что обществу навязан культ успеха. Раньше был культ достижений, свершений на благо всего общества. Теперь — истории успеха. Весь мир разделен на винеров и лузеров, успешных и неудачников. Биржевые спекуляции становятся массовым явлением. Больше половины семей Америки играют на фондовых биржах. Это глобальное казино! Выигрыш одних — это проигрыш других. А выигрыш — это незаработанные доходы.

Вот мы имеем такую паразитическую модель мира. Глобальный кризис является прямым следствием ее аморальности. Переосмысление этого факта должно привести нас к выработке новой парадигмы, на основе которой мы можем получить устойчивый и гармоничный мир. Сейчас он разорван. Предприниматели живут двойной жизнью. Они добрые христиане в отношении своих близких и друзей, а что творят со своими работниками? Недоплачивают, обманывают… Это дуализм, шизофрения.. Надо и свою личную жизнь, и предпринимательскую деятельность строить, помня о гармонии.

В России были тому примеры. Меценаты строили больницы, приюты, школы, создавали музеи… Сегодня таких примеров практически нет.

И теперь пожинаем плоды этой материалистической, тупой, бессмысленной гонки за деньгами, которой подменяются все смыслы человеческой жизни.

Справка

Андрей Кобяков с 1996 года является обозревателем в ряде деловых изданий («Эксперт», «Финансовая Россия»), в 2001–2005 годах возглавлял аналитический журнал «Русский предприниматель». С 2009 года — заместитель главного редактора общественно–политического журнала «Однако».

Является одним из руководителей авторского коллектива экспертов, написавших фундаментальный 900–страничный труд «Русская доктрина» — план постепенных консервативных преобразований в России и концепции евразийской интеграции. Работа вызвала большой интерес, была расхватана на цитаты, включая послания президента. Андрей Кобяков — один из инициаторов создания Московского экономического форума. На этой площадке выступают экономисты, общественные деятели и промышленники. Последний форум состоялся в марте, вызвал необыкновенный ажиотаж, число гостей превысило 2000 человек, в числе которых были и мировые звезды экономической науки.

Наталья СЕВИДОВА

Impressum 16.06.2013

Андрей Кобяков
Кобяков Андрей Борисович (р. 1961) – русский экономист, публицист, общественный деятель. Председатель правления Института динамического консерватизма. Заместитель главного редактора еженедельного общественно-политического журнала «Однако». В 2002-2005 гг. главный редактор аналитического журнала “Русский предприниматель”. Основной автор и соредактор Русской доктрины. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...
comments powered by HyperComments