Обнародование японскими генетиками результатов исследования человеческих останков, которые официальные российские власти признали останками семьи Николая Романова, наделало немало шума.

Проанализировав структуры ДНК екатеринбургских останков и сравнив их с анализом ДНК брата Николая Второго Великого князя Георгия Романова, родного племянника императора Тихона Куликовского-Романова, и ДНК, взятым из частичек пота с императорской одежды, профессор Токийского института микробиологии Татсуо Нагаи пришел к выводу, что останки, обнаруженные под Екатеринбургом, не принадлежат Николаю Романову и членам его семьи.

Это придало особый вес аргументам той группы ученых историков и генетиков, которая уверена, что в 1998 году в Петропавловской крепости под видом императорской семьи с большой помпой захоронили абсолютно чужие останки.

Хорошо помню истерию, царившую в то время вокруг этих останков. Ситуация была настолько сомнительной, что даже Ельцин не хотел признавать подлинность останков и устраивать пляски на костях, склоняясь к мнению РПЦ и персонально Алексия II (адекватность позиции которых в материале показана очень хорошо).

Однако ситуацию переломило письмо тогдашнего «прораба демократии» Дмитрия Лихачева, который емко и убедительно показал политические выгоды от политического фарса. Сыграла свою роль и активность первого вице-премьера Немцова.

В результате активного давления демократов был раскручен новый виток мракобесия, плоды которого Россия пожинает сейчас в виде канонизации богохульника (ибо сознательное отречение от помазания Божиего есть именно богохульство), доведшего страну до революции, массовых истерик по поводу несуществующих фильмов и рассказов о мироточении металлического бюста, что невозможно с физической точки зрения.