На атаку своей страницы в Фейсбуке, что Александр Проханов считает составной частью информационно-идеологической войны против России и Русского мира, писатель и главный редактор «Завтра» отвечает новым циклом под условным названием «Покайтесь, ехидны!».

Станислав Александрович Белковский выпустил в свет новые денежные знаки. Пятитысячная купюра была с портретом Михаила Касьянова и получила на родине название «косяк». Тысячная купюра с портретом Навального звалась в народе «валик». Купюра в пятьсот рублей с портретом Владимира Рыжкова звала «рыжик». Сторублёвка с портретом Гарри Каспарова звалась «каспарик». Пятирублёвки с портретом Ильи Яшина звались «яшки». Бумажные рубли с портретом Ильи Пономарёва назывались «пономарёнки».

Кроме бумажных купюр Станислав Александрович Белковский чеканил металлическую монету. Пятикопеечная монета с профилем Ольги Бычковой звалась «бычок». Три копейки с профилем Ольги Журавлёвой звались «журик». Две копейки с Оксаной Чиж звались «чижик». Одна копейка с профилем Наргиз Асадовой в народе звалась «садок». Полкопейки с профилем Ксении Лариной звались «полушкой», а серебряный рубль с профилем Майи Пешковой назывался в народе «засранец».

Когда Станислав Александрович Белковский делал в магазине крупные покупки, он расплачивался валиками, косяками и яшками. Когда делал мелкие покупки — расплачивался Ольгами Бычковыми, Ольгами Журавлёвыми и Оксанами Чиж. Когда он ронял мелкую монету на землю, ему было лень поднимать с земли бычки, журики, чижики и полушки, и он оставлял их лежать. Их поднимали из грязи бомжи, копили, покупали на них баночку пива. И им было хорошо.

Станислав Александрович Белковский был человек состоятельный. И он имел вклады. У этих вкладов были реквизиты. Алексей Алексеевич Венедиктов и Александр Глебович Невзороф были его реквизитами. Они были восьмизначными, и он их часто путал. Когда он их путал, то вклады, вместо того, чтобы перейти к Александру Глебовичу Невзорофу, приходили к Алексею Алексеевичу Венедиктову. А когда он снимал вклады с Алексея Алексеевича Венедиктова, от этого страдал Александр Глебович Невзороф.

Станислав Александрович Белковский тоже страдал от этой путаницы и слил оба реквизита, сделав из них один большой реквизит, у которого голова была Александра Глебовича Невзорофа, а хвост Алексея Алексеевича Венедиктова, копыта принадлежали Юрию Кобаладзе, а шерсть была Гусмана. И этот реквизит назывался «вавилонский зверь». Он был трёхзначный, и его легко было запомнить: он состоял из трёх шестёрок. В этом вавилонском звере Станислав Александрович Белковский хранил все свои сбережения, но некоторое количество косяков, валиков, рыжиков и яшек он держал в чулке. В кубышках он держал Ольг Бычковых, Ольг Журавлёвых, Ксений Лариных и Оксан Чиж. У кубышки была прорезь, куда все они влезали. Серебряный рубль с Майей Пешковой туда не влезал. Станислав Александрович Белковский пробовал его на зуб и клал отдельно.

Станислав Александрович Белковский решил все свои сбережения перевести в иностранную валюту и на эти деньги поставить памятник Малюте Скуратову. И когда памятник был поставлен, в народе его стали называть Валюта Скуратов. Бывший генеральный прокурор Скуратов, который был нимфоман, подходил к этому памятнику и утверждал, что это памятник ему. Под памятником Валюте Скуратову находился ход, который вёл в подземное царство. Там жила Набиуллина, которая сидела на финансовых потоках. Набиуллина пила кофе. Когда кофе кончался, у неё портилось настроение, и она устраивала дефолт. Но потом кофе появлялся снова, и начинался экономический рост. Станислав Александрович Белковский спустился в подземное царство и уговорил Набиуллину уничтожить все деньги, чтобы устроить бесклассовое общество. Он предложил Набиуллиной сжечь все деньги. Набиуллина согласилась уничтожить деньги, но сказала, что деньги сжигать не нужно, а нужно бросить их в речной поток. Все деньги привезли на берег реки и бросили в поток, но поток оказался финансовый, и все деньги уцелели, хотя и намокли.

Бумажные ассигнации поплыли вниз по реке и были выловлены в устье Волги местными рыбаками. Часть денег пошла на детский капитал, а другая — на сохранение выхухолей. А металлические деньги сразу пошли ко дну. Но благодаря пузырькам, которые они содержали, они всплыли, выбрались на берег и там обсыхали. Ольга Бычкова, Ольга Журавлёва, Оксана Чиж, Наргиз Асадова, Нателла Болтянская, Майя Пешкова, Ксения Ларина сушили свои одежды, расстелив их на земле. А сами, обнажённые, нежились на солнце. Там их застал неожиданно появившийся Малюта Скуратов, который тоже, как прокурор Скуратов, был нимфоман. Он набросился на сидевших на берегу женщин и причинил им много вреда. Особенно досталось Оксане Чиж, которая после всего долго чистила свои пёрышки.

Вавилонский зверь вновь распался на составные части, и каждая из этих частей перестала быть трёхзначной и именоваться числом зверя. Финансовые операции Станислава Александровича Белковского восстановились, и они были транспарентными. В этих новых условиях Станислав Александрович Белковский не стал менять денежную систему. Изменения коснулись только серебряного рубля. Он стесал с рубля профиль Майи Пешковой и отчеканил свой профиль. Этот профиль напоминал профиль императора Клавдия с лавровым венком на голове. И в народе он всё равно звался «засранец».

ИсточникЗавтра
ПОДЕЛИТЬСЯ
Александр Проханов

Проханов Александр Андреевич (р. 1938) — выдающийся русский советский писатель, публицист, политический и общественный деятель. Член секретариата Союза писателей России, главный редактор газеты «Завтра». Председатель и один из учредителей Изборского клуба. Подробнее…