Когда приходят первые дни октября, на стенах Белого дома проступают багряные пятна – кровь баррикадников. А в соседних с Белым домом церквах начинают рыдать иконы, и по их золочёным лицам текут кровавые слёзы. По сей день я вижу, как блестит на солнце спираль Бруно. Как строится добровольческий полк, и какой-то худой, долговязый студент с матерчатой сумкой через плечо шагает, сбиваясь с ноги. Как поют на баррикадах то «Варшавянку», то «Боже, царя храни», и алый флаг соседствует с имперским и андреевским. Я вижу белые шлемы на головах ОМОНа, его жестокий мерный шаг, грохот стальных бубнов, и меня стаскивают за ноги с трибуны, где я готовился выступить на митинге. И последнее, что я успел крикнуть в микрофон: «Народ, держись!». И косяк журавлей, пролетающих в студёном вечернем небе над Белым домом, где завтра будет бойня. И строчащие крупнокалиберные пулемёты в Останкине. И рыжие вспышки. И как какой-то подросток, уклоняясь от взбесившегося БТРа, кидает ему вслед бутылку с зажигательной смесью.

Либералы, глумясь сегодня над советским народом, говорят: почему в декабре 1991 года народ не вышел спасать государство? Почему не заступился за советскую власть, и государство пало? Потому народ не заступился за своё государство, что оно, государство в лице Горбачёва, предало свой народ, казнило его и губило, и само разрушалось. Народ девяносто первого был без вождя, перед лицом государства-предателя был растерян, подавлен ужасом этого предательства, бессильно смотрел, как Кремль, предавший его, добровольно открыл кингстоны и погружается в пучину.

К 1993 году, с опозданием, у народа появился вождь. Он был коллективный – это Фронт национального спасения, куда вошли коммунисты и монархисты, красные и белые. Этот Фронт завоевал инициативу в парламенте, собирал многотысячные митинги, и в октябре 1993-го у народа уже был этот вождь, руководитель, который вывел людей на площади, заслонил собой Белый дом, окружил его кольцом баррикад. И этот вождь, а вместе с ним и народ, был расстрелян Ельциным снарядами танков, иссечён у Останкина огнём пулемётов. Оппозиция, а вместе с ней и народ, проиграли. Это был странный проигрыш, после которого началось медленное и неуклонное угасание либералов. И из мерзости, предательства и распутства либеральных лидеров, ржавых, погубленных либералами заводов, из полей, поросших бурьяном, из тоски и народной печали стало подниматься новое государство российское.

«И последние станут первыми», — гласит библейский текст. Баррикадники были последними, кто выступил на защиту Советского Союза. Они же, убитые из танков и пулемётов, были первыми, кто стал воссоздавать новое государство российское. Нынешнюю власть упрекают, что она не воспользовалась ливнем нефтедолларов в период дороговизны нефти, когда в России скопились несметные запасы валюты. Эти упрекающие злословы не понимают, что новому государству российскому пришлось потратить эти несметные деньги на становление убитых заводов, обезлюдевших портов, захиревших гарнизонов. Как после войны 1945 года страна, затянув пояса, возводила из руин новые города, воскрешала заводы и колхозные фермы, так после чудовищных девяностых Россия тратила деньги на восстановление всего того, что именуется государством.

Сегодня государство российское, пройдя несколько мучительных грозных этапов, сохранив распадающуюся территорию, воссоздав порушенную армию, вселив в унылые сердца сограждан веру в неизбежную русскую победу, присоединив Крым, одержав победу в Сирии, — сегодня государство российское осуществляет несколько огромных, стратегического значения проектов, проектов, от которых отказался Советский Союз в период перестройки, отвернулся от них, казалось, навсегда, в проклятые девяностые.

Проект Арктика – великий советский проект, от которого после Ельцина осталось множество разрушенных обезлюдевших городов и посёлков по всей кромке Ледовитого океана. Брошенные радары дальнего обнаружения. Вмерзшие в лёд бульдозеры и транспортёры, руины городков, где когда-то кипела жизнь, а теперь снуют лисицы тундры. Весь северный рубеж обороны, откуда Советский Союз ждал удара через полюс, превратился при Ельцине в зияющую дыру, сквозь которую беспрепятственно могли лететь крылатые ракеты Америки, бить дальнобойные ракеты американских подводных лодок. У России не было Северного флота, не было перехватчиков, не было радиолокационного поля, способного на дальних подступах обнаружить американские Б-52. Всё это сегодня возникает.

Великий завод «Севмаш» производит великие лодки «Борей». Гарнизоны, оснащённые современным оружием, пришли на острова Ледовитого океана и стерегут подступы к Арктике, на которую зарятся страны Европы и Азии. Ледоколы один за другим закладываются на заводах востока и запада, Севморпуть становится стратегической реальностью. А военные аэродромы Заполярья, ещё недавно заброшенные и захламлённые, вновь принимают новые истребители и бомбардировщики. Русская Арктика живёт, дышит, полная энергии развития.

То же и на юге. Огромный геостратегический проект оказался под силу современному государству российскому, которое при Ельцине и на юге утратило свой оборонный пояс. Разорённые бесхозные территории среднеазиатских республик. Гремучий Кавказ, на котором притаилась враждебная России Грузия, ставшая неписаным плацдармом НАТО. Враждебная Украина, готовая передать Севастополь под базу шестого американского флота, выдавив из бухты последние российские корабли.

Государство российское мощным броском вернуло Крым, а вместе с ним Севастополь, спасло Черноморский флот, оснащает его современными кораблями. Кто владеет Севастополем, тот господствует в Чёрном море. И мы вернули себе это ускользающее господство. Кто господствует в Чёрном море, тот имеет выход в Средиземное море. И мы восстановили присутствие в Средиземном море, осуществили мощную атаку в Сирии, основали военно-морскую базу в Тартусе и военно-воздушную – в Хмеймиме, создав условия для новой средиземноморской эскадры, куда уже приходят корабли с Черноморского, Северного и Балтийского флотов, создавая мощную группировку, способную соперничать с шестым американским флотом.

Русские самолёты и дальнобойные ракеты, установленные в Сирии, нависнут угрозой над НАТО, прикроют Россию с юга, создадут рубеж обороны, проходящий не по Воронежу и Белгороду, а по Дамаску. Эта совершенно необходимая и насущная проблема требует от сегодняшней России огромного напряжения сил. И эти силы нашлись. Нашлись стратеги, способные сформулировать стратегические интересы России. Нашлись инженеры, конструкторы, способные создавать оружие великой обороны. Нашлись концептуалисты, способные столь грандиозные проекты, как Арктика, объединить в одно целое и создать его концепцию и идеологию.

Государство российское проходит сегодня трудный отрезок. И как всякая река, проходя через узкость, сегодняшняя русская история кипит, мучится, взрывается бурунами. А потом она непременно выйдет на простор, на великие пространства истории, куда Россию всегда выводила русская судьба, русское чудо и великие русские мученики и подвижники.

Слава героям 1993 года! Вечная память погибшим на баррикадах!

Генерал Макашов, генерал Титов, обнимаю и прижимаю вас к сердцу.

ИсточникЗавтра
ПОДЕЛИТЬСЯ
Александр Проханов
Проханов Александр Андреевич (р. 1938) — выдающийся русский советский писатель, публицист, политический и общественный деятель. Член секретариата Союза писателей России, главный редактор газеты «Завтра». Председатель и один из учредителей Изборского клуба. Подробнее...