В четверг 5 октября начался визит короля Саудовской Аравии Салмана бен Абдель Азиза Аль Сауда в Москву, в ходе которого он встретился с президентом России Владимиром Путиным. Это первый в истории отношений России и Саудовской Аравии, установленных СССР и королевством еще в 1926 году, визит главы этой арабской монархии.

Ни о какой дружбе Москвы с Эр-Риядом, естественно, речи нет. Речь идёт о чисто практическом интересе, который (возможно, это ещё не факт) будет реализован. Главный интерес в отношениях России с Саудовской Аравией — это, конечно, попытка картельного регулирования глобального нефтяного рынка. Об этом достаточно подробно на днях говорил президент Путин, выступая на Российской энергетической неделе — он рассуждал об американском интересе, о сланцевом газе, сланцевой нефти. Саудовская Аравия вместе с Россией контролируют 25% мирового нефтяного рынка. Уже больше года назад заключено соглашение, которое было пролоббировано министром энергетики России Александром Новаком и министром энергетики, промышленности и минеральных ресурсов Саудовской Аравии Халедом бен Абдель Азизом аль-Фалехом — о взаимной договорённости по контролю за ценообразованием на нефтяном рынке. Это, конечно, главный вопрос на нынешней встрече лидеров стран, потому что падение нефтяных цен до единиц или десятка долларов — это катастрофа как для России, так и для Саудовской Аравии. У нас оказались общие чисто прагматические интересы из-за американской демпинговой политики, вброса на мировой рынок дешёвой нефти. А американцы, напомню, никакими соглашениями себя не связывают, делают то, что хотят, на ОПЕК они плевали с высокой колокольни и преследуют всегда только свою личную выгоду. Это привело к серьёзным потерям. Саудовская Аравия потеряла десятки миллиардов долларов. Российская Федерация тоже находится из-за этого в непростой ситуации. Поэтому, я думаю, это и есть самый главный пункт переговоров.

Сопутствует ему, скажем так, обрамление. Это, конечно же, сговор с саудовцами по Сирии. Саудовцы долго финансировали часть антиасадовской оппозиции. Причём наиболее радикальной оппозиции. Финансировали-финансировали, но оппозиция в целом потерпела поражение: военное (в битвах за Халеб и за Хомс) и политическое (потому что цели, которые она ставила — свержение Асада, создание там исламского государства — не достигнуты). Для Саудовской Аравии договор с Россией по Сирии — это, конечно, вынужденная мера. Они бы предпочли видеть там совершенно другую конфигурацию, но приходится вот так.

Третий пункт — это Иран. Саудовцы пытаются подкупить российскую власть, чтобы она отказалась от партнёрских отношений с Ираном. Мы знаем из опыта старых российских властей, что предательство, собственно говоря, в крови империи. Но в данном случае, конечно же, для России смерти подобно отказываться от отношений с Ираном, поскольку это тот козырь, лишившись которого, Россия просто попадёт в зависимость от внешних денег, внешних кредиторов, внешних источников влияния. Поэтому я уверен, что Россия делает загадочное лицо (в смысле лицо Путина) на этих переговорах, кивает, слушает, но ничего не говорит. Партнёрства России с Ираном сложное, но в целом эффективное Именно благодаря союзу с Ираном достигнута военная и политическая победа в Сирии, и отказываться от этого союза РФ не будет ни в каких обстоятельства. И никакие деньги это не заменят.

Деньги приходят и уходят, а политика остаётся. Современная Россия — это очень прагматичное государство, которое руководится очень хладнокровными людьми и которое понимает, что в политике нет друзей, а есть интересы. Интересы России сегодня — договориться о регулировании нефтяного рынка с Саудовской Аравией. В виде бонуса (возможного, но не обязательного) идут контракты по С-400, которые Саудовской Аравии нафиг не нужны, потому что она с большим удовольствием купит Patriot’ы. Но в виде некоего реверанса в сторону России саудовцы намекают, что готовы купить горы российского оружия, им совершенно не нужного. Все прошлые десятилетия, они вооружались по натовским, американским стандартам и покупать российское оружие с военной точки зрения бессмысленно. Закупки на 3 миллиарда долларов обсуждаются с Рогозиным. Но 3 миллиарда для саудовцев — небольшие деньги. Будем считать, что они пытаются предложить России взятку в виде покупки оружия. Но для нас это тоже слишком маленькая взятка за то, что они хотят. А хотят они, чтобы Россия ограничила свои контракты с Ираном.

Есть ещё и другой момент. Это глобальное противостояние демократов и республиканцев, трампистов и обамитов — так мы назовём их нежно. Саудовцы — это, конечно, креатура Трампа. Напомню, что первый визит Трампа за рубеж в качестве президента был как раз в Эр-Рияд, потому что саудовцы — это давний, надёжный, плотный кошелёк Республиканской партии, от которого Республиканская партия отказываться не собирается. Целью «арабской весны», затеянной Обамой и демократами, было выбить из рук республиканцев именно этот кошелёк. Конечной мишенью «арабской весны», помимо Египта и так далее (это всё промежуточные цели, на мой взгляд), — были, конечно, Саудовская Аравия и Арабские Эмираты, страны Залива. Потому что если бы гражданская война пришла в Саудовскую Аравию и в Эмираты, то очень серьёзные силы в США, стоящие за Республиканской партией, лишились бы больших денег. И это обеспечивало бы доминирование мировым финансовым спекулянтам, одну из голов которых, зримых для нас, воплощает Демократическая партия в США, руководство либерального истеблишмента.

Поэтому Путин подчёркивает, в частности, свою лояльность личному союзу с Трампом и ставку на Республиканскую партию. От демократов российским бюрократам, российскому государству ждать точно ничего хорошего не приходится. Демократы везде в мире занимаются уничтожением национальных государств, национальных бюрократий и передачей контроля над территориями в руки транснациональных финансовых корпораций, банковских прежде всего. Они будут ставить свой менеджмент: полностью зависящих от них как бы президентов, якобы премьер-министров — на самом деле, конечно, просто купленных марионеток. Задачей этих марионеток будет передача активов ключевых стран в руки транснациональных финансовых фондов, корпораций. Национальная бюрократия сидит на нефти, газе и контролирует это как национальное достояние — через разные социальные механизмы, если государство склонно к социализму, или, как в России, через неофеодальный, постмодернистский тренд просвещённого авторитаризма. Но, так или иначе, национальная бюрократия полагает себя, и зачастую справедливо, держателем национального богатства страны. Саудовская Аравия в какой-то мере — это национальная бюрократия, ей правит суверенный король. Трамп, проехавшись по Ближнему Востоку, показал, что государства, на которое была направлена атака либералов, демократов — Израиль и Саудовская Аравия — являются его главными партнёрами. И Россия показывает свою приверженность этому союзу. Путин переговорами с королём как бы демонстрирует, что он готов поддерживать это направление политического действия.

А что с Турцией? Ведь Турция, Иран и Саудовская Аравия соперничают на юго-западе Евразии за доминирование. И сближение Москвы с Эр-Риядом не повлечёт ли проблемы во вроде бы налаживающихся отношениях с Анкарой?

Российская власть предпочитает класть яйца во все корзины, не отдавая предпочтения никому особенно. Разве в наших интересах усиление какой-то одной страны за счёт союза с Россией? Конечно же, нет. Россия вполне отработала эту схему на конфликте между Арменией и Азербайджаном, продавая оружие и Азербайджану, и Армении. Главное, что они покупают оружие у России — и Азербайджан, и Армения. Думаю, за разные деньги, но в целом покупают. Поэтому я полагаю, что здесь то же самое. Безусловно, Россия будет на каждом направлении вести сложную игру, диверсифицировать усилия. Она не будет сплетаться в братских объятиях ни с саудитами, ни с Турцией — но будет достаточно рационально и разумно себя вести по отношению ко всем, преследуя только свой прагматический интерес. Я очень на это надеюсь. Причём я надеюсь, что это интерес будет политический и государственный, а не меркантильный интерес частных людей, как это зачастую бывало в предыдущие годы.

В связи с визитом саудовского короля мне задают вопрос: Саудовская Аравия — это не только монархия, национальная бюрократия, это ещё и в некотором роде религиозная секта. Страна-секта. А у нас страна в очень большой своей части мусульманская. Известно, что саудовский принц-наследник встречается с Рамзаном Кадыровым. И как сближение с Саудовской Аравией может повлиять на непростую задачу подавления ваххабизма в мусульманских республиках РФ?

Тут даже слепому ясно, что Рамзану Кадырову поручено (а поручить ему может только один человек) представлять Россию в переговорах с ваххабитскими монархиями Ближнего Востока: с Саудовской Аравией и ОАЭ. Рамзан Кадыров, по слухам, вложил очень большие деньги в самую высокую в мире башню в Абу-Даби, и с саудовским наследником Салманом у него на самом деле достаточно хорошие, тёплые отношения. Здесь Рамзан Кадыров действует не по собственной инициативе (поверьте, он ничего не делает глобального по собственной инициативе), а строго по поручению, под контролем и под отчётность первого лица и тех людей, которые занимаются стратегической политикой — может быть, и Совета безопасности Николая Патрушева. Поэтому сразу все эти ваххабитские дела уберём в сторону. Если надо, то наши власти готовы даже с чёртом лысым целоваться. Я считаю, что в политике это правильно. Многие упрекают Иосифа Виссарионовича Сталина за союз с Гитлером в 1939 году. А я считаю, что если бы Гитлер не нарушил этот союз и 27 миллионов советских людей остались бы живы, то плевать на эту Европу — гори она огнём! Тем более, что она так радовалась фашизму — вот и была бы себе фашистской, а наши почти 30 миллионов остались бы в живых, если бы не было войны и сволочь Гитлер не нарушил договор.

Поэтому заключать соглашение можно с кем угодно, если это соответствует интересам государства и интересам народа. А саудовцы не хуже и не лучше других. Говорят: государство-секта. Но все нации, все государства, создающие свой миф — это секты. В таком смысле Россия — тоже секта, со своим имперским или каким-то ещё мифом. Любое сообщество людей, которое создаёт некую парадигму, абсолютную и декларируемую как абсолютная, естественно имеет сектантский характер. За рамками своего мифа и ваххабитского спектакля саудиты совсем никакая не секта, а очень даже прагматичные бизнесмены, работающие и в Англии, и в США, и в других частях света. В конце концов, исламские деньги в Россию никогда не вкладывались, этому активно и плотно препятствовало израильское лобби. Сейчас наблюдается в какой-то мере прорыв, но Саудовская Аравия — это не враг, а союзник и партнёр Израиля на Ближнем Востоке. Поэтому я думаю, что здесь есть такая система договорённостей, которую, может быть, мы до конца с вами и не понимаем, но которая работает.

ИсточникЗавтра
ПОДЕЛИТЬСЯ
Максим Шевченко
Максим Леонардович Шевченко (род. 1966) ‑ российский журналист, ведущий «Первого канала». В 2008 и 2010 годах — член Общественной палаты Российской Федерации. Член президентского Совета по развитию гражданского общества и правам человека. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...