Исчезновение с карты мира одной из двух сверхдержав в результате распада СССР придало обвальный характер начавшейся ранее эволюционной трансформации системы международных отношений. Новой реальностью стала трансформация биполярного мира в однополярный. В течение некоторого времени США остаются единственной в мире сверхдержавой, которая обрела возможность решать отдельные международные проблемы по собственному усмотрению. Произошло резкое увеличение американского присутствия не только в тех регионах, которые отпали от Советского Союза, но и в других зонах земного шара. Экспансионистские устремления США и их союзников-сателлитов по Североатлантическому блоку за минувшую четверть века привели к десяткам вооруженных конфликтов в разных точках земного шара, гибели десятков тысяч людей, неконтролируемому потоку беженцев, ныне захлестнувшему Западную Европу.

Согласно третьему закону Ньютона, всякое действие рождает противодействие. Уже сегодня вырисовываются контуры многополярности, что тоже детерминировано исчезновением советской сверхдержавы. Важно, что Россия и, прежде всего, ее руководство, осознает себя одним из центров формирующегося многополярного мира. Курс на многополярность заложен в основных стратегических документах России, в частности, в Стратегии национальной безопасности, утверждённой 12 мая 2009 года. Из многополярности вытекает и евразийский характер российской внешней политики. Что это означает? Это — выстраивание равноправного диалога с другими полюсами многополярного мира в Азии, Латинской Америке, Африке, той же Европе, выстраивание нового формата отношений со странами постсоветского пространства в рамках Евразийского союза. В то же время необходимо понимать, что процесс восстановления наших общих цивилизационных сил, защиты исторического пространства евразийского континента будет, как показывают события, сопряжен с колоссальными трудностями, геополитическими, в том числе и военными, рисками.

Первое. Нужно четко осознать, что введенные против нас санкции, незаконные и нелегитимные, завтра отменены не будут. Вопреки завышенным ожиданиям целого ряда экспертов и политологов с приходом в Белый дом Дональда Трампа отношения Вашингтона с Россией и Китаем не так однозначны. Президент США из-за особенностей внутриполитической ситуации будет вынужден придерживаться традиционного американского курса на противостояние альтернативным центрам силы. Как представляется, цель Запада в целом по отношению к России остается неизменной: она направлена на максимальное ослабление России и смену власти. Поэтому катастрофичен, на мой взгляд, расчет некоторых политиков на то, что, постепенно сдав Новороссию, мы «сможем договориться» по Крыму. Это путь к поэтапному стратегическому поражению нашей страны.

Второе. Современный украинский кризис, чреватый многими рисками, — это комплексный антироссийский проект. Происходит тотальная переориентация Украины на Запад и, как следствие, резкий разрыв исторических и ментальных связей между братскими народами, дерусификация и украинизация русскоязычного населения Украины, переформатируется сознание украинцев на восприятие России как стратегического врага Украины. Положение усугубляется тем, что получившие свободу рук околовластные экстремистские структуры считают нынешнюю верховную власть недостаточно решительной в борьбе с Россией и народными республиками Донбасса. Можно прогнозировать, что сохранение на Украине агрессивной антироссийской власти еще долгое время будет служить фактором давления на нашу страну. Как уже бывало в истории, Запад выстраивает на наших границах санитарный кордон из крайне антироссийски настроенных стран-лимитрофов. Процесс этот начался не вчера, просто в последнее время существенно ускорился и, наконец, подходит к своему завершению. Выход только в одном – в возвращении Украины к своему корню – цивилизационному единству с Россией.

Третье. Всем должно быть ясно, что «русский вопрос», т.е. проблема нарушения исконных прав коренного русского, русскоязычного и русскокультурного населения на постсоветском пространстве существует. И путь к ее решению лежит через наращивание интеграционных усилий, через расширение Евразийского Союза при одновременном акцентировании внимания мирового сообщества на непрекращающихся грубых нарушениях прав наших соотечественников в тех странах Евросоюза, где они являются коренными жителями. Сегодня именно в ряде государств Евросоюза, который кичится своей демократичностью, происходит самое массовое в мире лишение граждан их основополагающих прав – политических, языковых, культурных, экономических и социальных. Причем этих прав лишены большие сегменты коренного или проживающего десятилетиями в этих странах местного населения. Это происходит только потому, что оно не принадлежит к так называемому «титульному большинству». Конечно, я имею в виду входящие в ЕС Эстонию и Латвию. На мой взгляд, это позорное явление лишает Евросоюз права рассуждать о нюансах демократии в других странах. Еще один пример. Мог ли такой великий «европеец» как де Голль, хотя бы представить себе, что в столицах союзных Франции по ЕС и НАТО государств будут маршировать бывшие эсэсовцы и их последователи, а государственное руководство будет отдавать им почести? Лицемерие и двойные стандарты пронизали до основания внешнюю и внутреннюю политику Запада, которая приобрела выраженную агрессивность, стремление любыми методами навязать свои стандарты, свое миропонимание.

Четвертое. Нам следует осознать самим и втолковать это всем, кто инспирирует санкционную и иную агрессию против России, что наша историческая выживаемость и выносливость, тем более при наличии в стране трети мировых ресурсов, гораздо выше, чем у впадающей во все более глубокий кризис безресурсной и привыкшей к комфорту Европы. Поэтому попытки нас изолировать и заставить сдаться не только бесперспективны, но и абсурдны. В этом контексте столь же тщетны усилия «евроястребов» не допустить восстановления и последующего процветания Крыма, загнанного Украиной за два десятилетия, как пасынка, в социально-экономическую нищету.

Пятое. Граждане России, как показывают социологические опросы, и, как бы ни противились этому наши поборники прозападной ориентации, вовсе не хотят, чтобы наша страна была в роли придатка западного мира. Мы — вполне осознавшая себя полиэтническая цивилизация со своей тысячелетней историей, своим культурным кодом. Поэтому сегодня для России и большинства россиян Крым — не просто форпост Черноморского флота, это ключевая, неотъемлемая часть российского сознания, «точка сборки» новой российской идентичности. Без исторической Тавриды и символа российского героизма Севастополя Россия теперь уже не сможет закрепить в своем общественном сознании национальную идею, а она оказалась весьма простой, ясной и отнюдь не новой. Это идея защиты национального суверенитета и территориальной целостности России, сбережения и восстановления сил разрезанного по живому Русского мира, укрепление единства и безопасности нашего цивилизационного пространства, исторически сложившегося и веками существовавшего вокруг России.

Воссоединение Крыма с Россией дало пассионарный толчок для сплочения российского общества, повышения уровня национального самосознания. Вместе с «крымской весной» в нашу жизнь моментально вернулись и вековые внешние угрозы, вызвавшие «прояснение сознания» российской нации, восстановившей в своей исторической памяти великие смыслы народного сплочения, консолидации общества вокруг национальных целей и нормального патриотического восприятия Отечества. Именно в эту логику вписывается и, наконец, обретающий «импульс силы» процесс евразийской интеграции и восстановления геополитического равновесия, разбалансированного глобалистскими амбициями США и их европейских партнеров

Шестое. Это информационная и концептуальная работа. Ведь все победы и поражения, особенно в современном мире коммуникационных технологий и Интернета, рождаются в сознании. Мы должны научиться разъяснять и аргументированно доказывать, особенно нашим ближайшим соседям, в чем конкурентное преимущество России. И сегодня, когда перед нами вновь возник цивилизационный ориентир – пока в виде Евразийского экономического союза, а далее, думаю, не только экономического, — появился сам собой привлекательный интегрирующий образ России. Мне он видится следующим образом. Россия – единственная в мире цивилизационная система, обеспечившая многовековое сохранение больших и малых народов с их языками, культурами, традициями и, как правило, развитыми автономными управлениями. Именно Россия как система на протяжении веков позволяла успешно коллективно противостоять историческим вызовам, угрозам, агрессиям, обеспечив безопасность всего Евразийского цивилизационного пространства и сохранение всех его национальных компонентов. Политика веротерпимости, дружба русского народа со славянскими и тюркскими народами помогла Российской империи, а позже и СССР, удерживать огромную границу от Балтики до Тихого океана. Еще один фактор, создающий привлекательность и историческую устойчивость на перспективу сложившейся вокруг России интеграционной системы – колоссальные природные ресурсы, формирующие потенциал долгосрочного развития, что особенно важно на фоне переживаемого Западом системного экономического кризиса. Кроме того, все более прочно утверждается облик хранительницы традиционных общечеловеческих морально-нравственных ценностей, включая институт семьи, являющийся основой человеческого общества.

В этой связи ясный, глубоко аргументированный нарратив о смыслах Русского мира представляется исключительно востребованным. Отсутствие обстоятельной проработки этих смыслов приводит к непониманию и негативным высказываниям о Русском мире со стороны руководителей государств, представляющих, наряду с Россией, его основу (Белоруссии, Украины, Казахстана и др.). Все это делает особо актуальным изложение концептуальной основы Русского мира, которая, кратко и в общих чертах, представляется следующей.

Русский мир – понятие не этническое, а цивилизационное. Это мир многонациональный и многоконфессиональный, сформировавшийся как единая система перед лицом исторических вызовов, угроз, агрессий и испытаний в интересах сохранения всего многообразия культур, языков, традиций и национальной идентичности составляющих его народов. Именно это понимание лежит в основе «инстинкта самосохранения» Русского мира. Его стержнем является наиболее крупный, имеющий крепкие духовные и исторические корни, обладающий устойчивой толерантностью к другим этносам и конфессиям русский народ, включая все его основные ветви –великорусскую, малороссийскую и белорусскую. Русский мир имеет свою историческую территорию – Восточную Европу и Северную Азию. Его коммуникационной основой является русский язык. В философском смысле он относит себя к поствизантийской и, в своей основе, восточно-христианской цивилизации. Русский мир в полной мере осознает географическую (стратегическую) значимость и природные богатства территории своего обитания и нарастающие для нее угрозы. Русский мир сегодня признает свою разделенность, возникшую в результате прекращения существования СССР, и готов защищать свои права вне границ Российской Федерации на основе принципов международного права, хотя и не претендует на присоединение территорий, занимаемых русским и русскоязычным населением за рубежами России.

У большой разноязычной и многонациональной России свой путь, который она выбрала и отстояла. Лучшим свидетельством жизнеспособности этого пути стали события последних нескольких лет, связанные с историческим воссоединением Крыма с Россией. Только на собственных путях развития с опорой на традиционные ценности и в дружбе с близкими нам по духу, историческому и культурному коду народами Евразии Россия сможет сохранять и развивать свой цивилизационный полюс в многополярном мире.

comments powered by HyperComments