Меня тут спрашивают: «Венгры смогли продавить поправки в закон о языках. Почему маленькая Венгрия смогла продавить свои интересы, защитить 156 тысяч венгров, а мы не можем защитить миллионы русскоязычных на Украине? Чего нам не хватает?»

Потому что у них есть воля. Воля и ум. И самое главное – они защищают интересы венгров. У нас не хватает политической воли. Ума, видимо, тоже не прибавилось. И самое главное отличие – мы не защищаем русских, потому что мы не идентифицируем их как русских. Мы почему-то называем русских «русскоязычными», тем самым изымаем у них основу народа — коллективный субъект.

Русскоязычный – это всякий, кто говорит на русском языке, а хочет — не говорит на русском. Русскоязычным может быть еврей, сохраняющий свою идентичность и самоидентифицирующий себя как еврей, это может быть цыган, малоросс, и вообще кто угодно, владеющий русским языком, и даже являющийся его носителем. Весь Кавказ русскоязычный, но при этом состоит из множества народов и этносов, не считающих себя русскими.

При этом русский не всегда перестает быть русским, даже если не говорит на русском повседневно. А тот, кто, наоборот, говорит на русском, не становится от этого русским, если сам этого не хочет.

Но так как мы не делаем этой поправки, а называем всех граждан Украины – русских, малороссов, цыган, молдован, и даже русскоговорящих венгров, румын и поляков — русскоязычными, то мы не понимаем, кого нам защищать. Если нет русского народа, как коллективного субъекта, если мы не признаем его, то есть, не легализуем русских в нашем правовом сознании, в общественно-политическом пространстве, то у нас просто некого защищать. Отсутствует объект защиты.

Ну, вот тогда, за кого мы должны вступаться на пространстве бывшей Украины, кто объект нашей защиты? Русскоязычные? Ну, мало ли кто там русскоязычный, украинцы тоже русскоязычные, Аваков с Саакашвили русскоязычные, говорят нам — пошли вон, не надо нас защищать. А кого тогда? Там все — граждане Украины. Почему тогда вам вообще есть дело до них, кого вы пытаетесь защищать? То есть, у нас нет предмета защиты при такой постановке.

А венгры при этом идентифицируют венгров как венгров, то есть как народ. Они не венгроязычные, они венгры. Они румыны. Они поляки – народы. А мы русские – получается, — никто, — нет такой категории в правовом пространстве.

Пока мы не признаем, что на Украине есть русские, и что их абсолютное большинство, их миллионы, и мы несём за них ответственность, нам просто нечего будет отстаивать. Необходимо легализовать русских, и это станет отправной точкой для отстаивания их интересов. Мы – русский народ!

ИсточникБлог Валерия Коровина
ПОДЕЛИТЬСЯ
Валерий Коровин
Коровин Валерий Михайлович (р. 1977) — российский политолог, журналист, общественный деятель. Директор Центра геополитических экспертиз, заместитель руководителя Центра консервативных исследований социологического факультета МГУ, член Евразийского комитета, заместитель руководителя Международного Евразийского движения, главный редактор Информационно-аналитического портала «Евразия» (http://evrazia.org). Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...