— Выясняется, что система ПВО США Patriot не смогла перехватить старую советскую ракету в Саудовской Аравии. До этого на учениях ракеты пропускала система THAAD. Значит ли это, что американские системы ПВО и ПРО хуже российских?

— Я бы не спешил делать такие выводы. Во-первых, когда эта система Patriot была произведена? Сколько лет она уже эксплуатируется? Кто является расчетом, чьи люди? Если это представители Саудовской Аравии, они не ахти какие специалисты. Тем более они нанимают себе в армию специалистов из других стран, которые едут подзаработать. Поэтому здесь, скорее всего, человеческий фактор является основным.

Сам Patriot — хорошая система. И американские системы ПВО, и даже ПРО, такие как «Иджис» (Aegis), — прекрасные системы. Недооценивать их нельзя.

— Саудиты закупают зенитные системы не только у США, но и у нас. Например, С-400.

— Они заявили о намерениях закупить, пока не закупили. Здесь, как и в любом деле, конкуренция. Идет процесс — кто-то вырывается вперед, кто-то догоняет. Наши системы противовоздушной обороны, начиная от С-300, развиваются довольно быстрыми темпами. Где-то мы делаем прорыв, и затем за нами следуют вдогонку, а где-то нас обходят.

Не нужно забывать, что у американцев мощность по производству даже тех же систем Patriot гораздо больше, чем у нас. Они могут нарастить это производство.

— Понятно, что в современном мире ядерной войны не будет — она сразу уничтожит планету. Войны будут идти массированными ударами обычных ракет. Как у нас обстоят дела с ПВО и ПРО? Можем ли мы спать спокойно?

— Не можем мы спать спокойно. Да, в пригодных условиях перехват одиночных целей, групповой цели по определенному объекту мы еще обеспечим, но не нужно забывать масштабы нашей территории. И для того чтобы перехватить все (а крылатые ракеты особенно), современное средство ПВО — прежде всего, С-400 — нужно развернуть по всей территории страны, чтобы не было «дыр». А то, что мы развернули несколько полков на огромной территории, это не означает, что мы защищены.

В концепции быстрого глобального удара предусматривается удар высокоточными сверхзвуковыми крылатыми ракетами, которые идут с огибанием местности. Если к нам с разных стратегических направлений одновременно летит не менее 6 тысяч ракет, естественно, что большая часть перехвачена не будет. Нет такой возможности ни у одной страны.

Когда 18 января 2003 года Джордж Буш-младший подписал директиву о быстром глобальном ударе, у нас не обратили на это внимание. А это было кардинальное изменение военной стратегии США. Если раньше они ставку делали на стратегические ядерные вооружения, то ядерный обзор 2000 года привел их к выводу, что ядерное оружие развивать не стоит, его нужно поддерживать на уровне и, более того, даже сокращать на взаимной основе. СНВ-3 потом последовал по этой же причине.

А наращивать другие средства нужно. И вот быстрый глобальный удар стал основой американской стратегии.

Сегодня мы видим: под этот удар уже развертываются сотни тысяч различного рода беспилотников, которые тоже превращаются в мощное средство поражения.

Мы видим: в США создана киберкоманда, которая поражает технические системы (электронные прежде всего) и сознание человека. А это такая рана, которая не излечивается, как ранение тела.

— Зная о такой сильной военной оснащенности армии США, наши военные задумываются о собственной?

— Военные-то задумываются, мыслят. И Генеральный штаб, и министр ставят вопросы, но мы четверть века разрушали свой оборонно-промышленный комплекс. Утрачены не только некоторые отрасли — утрачены инженерно-конструкторские школы. И сегодня все это лихорадочно пытаются восстановить.

Этот тезис — что у нас нет внешних угроз и врагов — привел к тому, что Чубайсы и прочие приватизировали, разрушили ведущие оборонно-промышленные предприятия, разогнали научно-исследовательские институты, которые работали в этой тематике. Этого не нужно забывать.

Второе. А кто будет заниматься вопросами киберугроз? Почему Минобороны? А эти операции мягкой силы с беспилотниками? Дроны — дешевые массовые вооружения стоимостью от 20 долларов, чем их сбивать? Посылать ракету С-400, которая стоит миллионы? Все это нужно решать уже в масштабах государства, а не только министерства обороны.

И вообще, кто у нас отвечает за информационную войну? Кто отвечает за защиту от киберударов?

Мы видели, как 12 мая была проведена тренировка удара по нашей территории. Выводить из строя будут не только военные системы. Прежде всего удар будет нанесен по нашей финансовой системе. Кто здесь должен защищать?

ИсточникПравда.ру
ПОДЕЛИТЬСЯ
Леонид Ивашов

Ивашов Леонид Григорьевич (р. 1943) – российский военный, общественный и политический деятель. Генерал-полковник. В 1996 – 2001 гг. начальник Главного управления международного военного сотрудничества Минобороны. Доктор исторических наук, профессор. Президент Академии геополитических проблем. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее…