Мощный военизированный режим иранского шаха был подорван за несколько месяцев.

(От диктатуры к демократии. Джин Шарп)

Джин Шарп умер, но дело его живет, ведь американцы — очень последовательные и упрямые люди. Как сообщает нам бюджетная организация США «Голос Америки», «когда народ Ирана восстал против преступлений коррумпированной диктатуры, я не стал молчать». Так говорил Дональд Трамп в своем докладе «О положении дел в стране», обращенном, как и положено, «к Конгрессу и нации» [19]. И еще: «Америка будет стоять на стороне народа Ирана в его мужественной борьбе за свободу» [19].

Таким образом, США предельно четко обозначили свою позицию по Ирану, выразив поддержку смене режима и завуалировав свои истинные цели показной заботой об иранском народе.

В разгар новогодних событий Д. Трамп написал в социальных сетях, что «великий иранский народ» долгое время подвергался репрессиям, недвусмысленно указывая: в Иране «настало время перемен» [30]. Тогда же вице-президент США М. Пенс обронил, что Вашингтон поддержит участников протестов. В своем Twitter он написал: «…Не повторит постыдную ошибку и не будет игнорировать героическое сопротивление иранского народа, ведущего борьбу с жестоким режимом, но напротив, не обманет ожидания людей» [11]. Глава ЦРУ вовсе выражал надежду, что протесты в Иране не прекратятся, по всей видимости, испытывая иллюзии относительно скорого краха режима в ходе «истинного восстания» [4]: «Все совершил иранский народ, он начал и продолжил это, требуя более благоприятных условий жизни и освобождения от теократического режима» [9].

Надо сказать, что подобная риторика со стороны членов вашингтонского истеблишмента укладывается в общую стратегию американского государства на иранской доске. Последние правки к Стратегии национальной безопасности (декабрь 2017 года), касающиеся этого направления, недвусмысленно дают понять — в Белом доме активно реанимируют образ Тегерана как неотъемлемой части «оси зла» (по известной терминологии администрации Дж. Буша-мл). То есть сознательно делают Иран метафизической угрозой и, следовательно, мишенью для вполне уже физических атак. В стратегии есть следующие тезисы: «Мы противостоим угрозе, которую представляет диктатура в Иране»; Тегеран «дестабилизирует регион, угрожает американцам и союзникам США, а также грубо и жестоко обращается со своим собственным народом» [28, P.2]. И конечно, в документе указано, что США работают вместе с партнерами с целью «нейтрализовать враждебную деятельность Ирана в регионе» [28, P.50].

Протестные акции в Иране начались в конце декабря 2017 года. Первые антиправительственные выступления 28 декабря произошли в городе Мешхед. Затем волна беспорядков охватила и другие районы страны, начались стычки между оппозицией и правоохранителями. Провинция Исфахан стала одной из горячих точек — в некоторых городах наблюдались ожесточенных столкновения: демонстранты даже пытались штурмовать отделения полиции, воинские части с целью захвата оружия. Никакого исключительно «мирного протеста», как постоянно говорили представители США, не было. Как следует из информации министра разведки Ирана Сейеда Махмуда Алави, антиреволюционные силы планировали масштабные протестные действия и беспорядки по всей стране, но благодаря работе сил безопасности и разведки данный сценарий был предотвращен [22].

По сравнению с протестами «зеленой революции» 2009 года, по большей части ограниченными столицей и несколькими крупными городами, недавние события в Иране развивались по более масштабному сценарию. Министр внутренних дел Абдолреза Рахмани Фазли признал, что в протестах принимали участие около 42 тыс. человек [12]. Протесты прошли в нескольких десятках населенных пунктов Ирана, в основном в небольших провинциальных городах, в том числе на окраинах страны. По примерным подсчетам, в результате беспорядков и провокаций погибли 20 человек, около 450 были задержаны правоохранительными органами [25]. Если взять общее число демонстрантов, то процент задержанных не так уж и велик. Это не подтверждает тезис оппонентов, что власти Ирана «хватали» всех без разбора в стремлении навести порядок в стране.

Примечательно, что в числе задержанных оказался и гражданин одной из стран Евросоюза, которого власти Ирана подозревают в разжигании беспорядков. По информации Хамидреза Абулхассана, руководителя департамента юстиции в округе Боруджерд (запад Ирана), «этот человек был подготовлен европейскими спецслужбами и возглавлял бунтовщиков» [7].

Некоторые обстоятельства свидетельствуют об использовании организаторами беспорядков известных технологических «клише», в частности, вооруженных провокаций. Схема цинична и проста: в результате работы «неизвестных снайперов» гибнут демонстранты, ответственность автоматически перекладывается на власть и правоохранительные органы, что еще больше повышает градус напряженности и «разжигает» протест. Такой сценарий неоднократно применялся в ходе «цветных революций», недавний пример — «евромайдан» на Украине. Иран, по всей вероятности, тоже столкнулся с подобной попыткой катализации протеста. Так, начальник штаба Вооруженных сил Ирана генерал-майор Мохаммад Хоссейн Багери, «…осудил американские обвинения против Ирана в связи со смертями в ходе недавних беспорядков и подчеркнул, что в ходе этих беспорядков ни одна из служб безопасности не имела боевого оружия для борьбы с демонстрантами» [18]. По его словам, «…большинство случаев гибели людей в ходе этих беспорядков являются подозрительными, поскольку убитых убивали сзади и выстрелы производились из неустановленных мест» [14]. Эта информация подтверждается министерством разведки Ирана, которое сообщило об аресте ряда лиц, ответственных за беспорядки, убийства и избиения гражданских лиц и полицейских сил с применением огнестрельного оружия и холодного оружия [23]. Об этом же на специальном заседании СБ ООН открыто высказывался постоянный представитель Ирана Г. Хошру. Он также обратил внимание на участие внешних сил в дестабилизации ситуации и попытках перевести протесты в кровопролитные столкновения: «У нас есть веские доказательства того, что насилие в Иране, которое было делом рук небольшого количества протестующих и в ряде случаев привело к гибели сотрудников полиции и служб безопасности, со всей очевидностью направлялось из-за рубежа. Эти насильственные элементы смешались с толпой уже вечером пятницы на прошлой неделе, в момент начала протестов. На этом этапе начали становиться заметными манипуляции со стороны лиц, находящихся за пределами Ирана, в том числе подстрекателей, базирующихся в Соединенных Штатах и Европе. Эти подстрекательства к насилию включали поощрение людей к использованию бутылок с зажигательной смесью, захвату складов боеприпасов и началу вооруженного восстания и предоставление соответствующих инструкций» [13].

Оперативность действий США говорит о последовательной реализации стратегии дестабилизации Ирана, прикрываемой содействием «протестующим в их борьбе за правое дело». Такую формулировку использовал замгоссекретаря США по вопросам публичной дипломатии и связей с общественностью Стивен Голдстейн, призывавший власти Ирана снять блокировку с Instagram и Telegram [5].

Показательно, что США не только в постоянном режиме оказывали давление на иранское руководство, но и пытались активно подключить к обсуждению внутренних проблем суверенного государства все мировое сообщество. Для этого Вашингтон «продавил» созыв специального заседания в ООН — Совете Безопасности (несмотря на то, что внутренняя ситуация в Иране не представляла угрозу миру и международной безопасности) и Совете по правам человека.

Функции «обвинителя иранского режима» взяла на себя постоянный представитель США при ООН Н. Хейли. В ее выступлении следует заметить сравнение событий в Иране с «сирийским сценарием», где, как известно, кровопролитию предшествовали беспорядки: «Мир стал свидетелем ужасов в Сирии, которые начались с того, что жестокий режим отказывал своему народу в праве мирно протестовать. Мы не должны позволить этому произойти в Иране. Это вопрос основополагающих прав иранского народа, а также вопрос международного мира и безопасности» [13].

Позднее включилась «тяжелая артиллерия». 9 января 2017 года Палата представителей Конгресса США приняла резолюцию в поддержку антиправительственных демонстрантов в Иране. В документе осуждается разгон демонстраций, говорится о том, что США поддерживают иранский народ, вовлеченный в «законные и мирные протестные действия против репрессивного и коррумпированного режима» [20]. Кроме того, в тексте, подготовленном американскими функционерами, отчетливо видны знакомые внешнеполитические лозунги Вашингтона. Так, в одном из пунктов резолюции «иранский режим» осуждается не только за «серьезные нарушения прав человека», но (внимание!) за значительный уровень коррупции и проведение дестабилизирующей деятельности за рубежом [20].

Интересны также положения под номерами 6 и 7, в которых конгрессмены указывают американской администрации на необходимость поддержки протестных масс в сфере коммуникаций. Содержится, например, призыв ускорить предоставление лицензии на коммуникационные технологии, чтобы иранский народ мог свободно выражаться (пункт 6); компании призывают отклонять запросы со стороны «режима» (то есть властей Ирана) о лишении иранского народа доступа к социальным сетям и другим коммуникационным платформам (пункт 7). Об этом же с обеспокоенностью говорила в своем выступлении на заседании СБ ООН постоянный представитель США Н. Хейли: «Иранский режим отключает доступ в Интернет, пытаясь перекрыть каналы связи протестующих. Они пытаются заглушить голос иранского народа. Мы не можем этого допустить» [13].

В ходе «арабской весны», а также во время «твиттерной революции» в Молдавии и «евромайдана» на Украине западным планировщикам удалось «обкатать» технологии протестной мобилизации масс именно через социальные сети. Этому предшествовала подготовительная работа с оппозиционными активистами. Подобные мероприятия по взаимодействию с лидерами протеста проводились при участии Госдепартамента, а также лично его главы Х. Клинтон в рамках обучения использованию технологий стелс-интернета. Цель — обойти блокировки Сети, ту защиту, которую вводит правительство в период беспорядков. Как отмечали отечественные специалисты: «Стелс-станции, похожие на чемоданы с антеннами, предназначены для моментального доступа в Мировую паутину в районах массовых беспорядков… Правительства не смогут перекрыть протестующим информационный «кислород», лишив их сотовой связи и Интернета, и те смогут координировать свои действия друг с другом… Другой проект… опирается на технологии Mesh Network, объединяет мобильные телефоны, смартфоны и персональные компьютеры для создания невидимой беспроводной сети без центрального концентратора — каждый такой телефон действует в обход официальной сети, то есть напрямую» [17, C.103]. Вероятно, подобные планы не канули в лету и сегодня, поскольку американских конгрессменов, как видно из текста резолюции, очень волнует отсутствие координации между оппозицией в период беспорядков.

По подсчетам интернет-активистов, только 2 января 2018 года было сделано более 72 тыс. твитов с призывами к протестам в Иране. Большинство из них отправлены пользователями других стран: 74% сделаны из-за пределов Ирана, 35% сделаны на арабском языке. Твитов из Саудовской Аравии было больше, чем из Ирана.

Представитель Высшего совета национальной безопасности Ирана открыто заявил, что за распространением призывов к протестам в соцсетях стоят США, Саудовская Аравия и Великобритания.

У протеста были обязательные внутренние причины — без этого технология не работает. Безусловно, Иран, как и любое другое государство, сталкивается с социально-экономическими проблемами, отражающимися на уровне жизни и благосостоянии гражданского населения, однако, сама организация событий, ряд шагов по поддержке извне, безусловно, свидетельствуют о заблаговременных планах по разжиганию беспорядков и дестабилизации обстановки в стране.

База для протестов существует практически в каждом государстве. В Иране в последнее время действительно наблюдался рост безработицы — несмотря на 12% по стране в целом, в некоторых городах она доходила до 60%. По ряду свидетельств, в протестах участвовали люди среднего возраста, работники предприятий, которые неудовлетворены экономической ситуацией в стране, ростом цен и безработицей. Молодое поколение, недавно окончившее вузы, — социальная группа с наиболее неустойчивыми взглядами, которая, как правило, и становится «ударной силой» протестов. Собственно, иранские власти не отрицают, что внутренние причины для роста недовольства населения существуют, однако указывают на особое значение внешнего фактора.

По технологии «цветных революций» первоначальные социально-экономические лозунги превращаются в политические требования. Это стало одной из особенностей и в иранских протестах, однако, не в таком масштабе, как об этом сообщалось на Западе. Протестная повестка намеренно подменялась внешнеполитическими вопросами: митингующие, например, обвиняли власть в тратах на оборону и поддержку военных операцией за рубежом, а также дружественных структур, в частности, в Йемене, Ливане, Сирии.

В провоцировании беспорядков в Иране серьезную роль сыграл Интернет, что полностью соответствует шаблонам технологии «цветных революций». Массовое распространение в Сети получили хэштэги в поддержку «персидской весны» как на английском языке (#IranProtests, #nationwide_riots, #iranuprising, #regimechange, #FreeIran), так и на фарси. Сам президент США Д. Трамп, опубликовал в Twitter несколько постов, где призвал иранское общество избавиться от «репрессивного» режима, тоже поставил хэштег #IranProtests.

И мы бы поверили в искренность американских партнеров, если бы только в июне 2017 года газета TheNew York Times со ссылкой на источники в американской разведке не сообщила, что руководителем «иранского» направления в ЦРУ теперь будет легендарный Майкл Д’Андреа по прозвищу Темный принц и аятолла Майк. Именно он курировал операцию по поиску и уничтожению Бен Ладена в 2011 году, а также множество других двусмысленных операций США в регионе Ближнего Востока. «Он может вести очень агрессивную программу, но делать это очень умно», — рассказал газете Роберт Итингер, бывший юрист спецслужбы ЦРУ [21]. Прошло время, и новый руководитель направления проявил себя.

Как отметил, духовный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи: «В последние дни враги Ирана использовали иные инструменты, в том числе деньги, оружие, политику и разведывательный аппарат, чтобы создать неприятности для Исламской Республики» [2].

Генпрокурор Ирана Мохаммад Джафар Монтазери вообще заявил о заговоре США, Израиля и Саудовской Аравии, направленном на разжигание беспорядков в стране: «Для организации беспорядков в Иране, была создана специальная группа, в которую входили США, Израиль и Саудовская Аравия. Группу возглавляли Майкл Д’Андреа и один из офицеров, связанных с израильской внешней разведкой «Моссад»» [29]. Все расходы группы оплачивала Саудовская Аравия. Монтазери добавил, что план был назван «доктрина последовательной конвергенции» и данные для его разработки собирались на протяжении нескольких лет. По его словам, в разработке также участвовала леворадикальная иранская группировка «Организация моджахедов иранского народа», последователи монархического режима, националисты и несколько группировок, связанных с коммунистами. Две операционные ячейки были созданы в иракском городе Эрбиле и в Афганистане для привлечения к протестам членов террористической группировки «Исламское государство» (запрещена в РФ), которая отметилась громким двойным терактом в Тегеране в июне 2017 года. Кстати, тогда руководство КСИР (Корпуса стражей исламской революции) обвинил в организации терактов Саудовскую Аравию.

С учетом сноски на восточную специфику и риторику можно констатировать, что иранские власти ожидали атаки, при этом в самое ближайшее время.

Отметим, что новые демонстрации в Иране по сравнению с событиями 2009 года имеют ряд характерных отличий и инноваций:

• по большей части охватили небольшие провинции, а не крупнейшие города и в особенности столицу (однако количество превосходит события 2009 года);

• начались с преимущественно социально-экономических лозунгов (увеличение цен на базовые продукты питания), которые затем трансформировались в политические (требования реформировать политическую систему страны, изменить векторы политики), а не в электоральный период с обвинений властей в фальсификации выборов и требований отмены их результатов;

• участие приняли молодежь и представители рабочего класса, а не средний класс, интеллектуальная элита и жители Тегерана;

• в отличие от событий «зеленой революции», отсутствовали ярко-выраженные лидеры и единые требования к власти — сам протест был хаотичен;

• значительно возросло количество пользователей, имеющих доступ к Интернету и социальным сетям — свыше 48 млн (Интернет), 40 млн (Telegram) по сравнению с 1 млн в 2009 году. Расширились коммуникационные возможности протестных масс, что, вероятно, и оказало столь заметное влияние на расширение «географии протеста» в сравнении с событиями «зеленой революции».

• иранские реформисты, составлявшие организационный костяк событий 2009 года, дистанцировались от участия в нынешних событиях. Одной из мотиваций, может быть, были страх перед тем, что Иран может повторить судьбу Сирии, а также их поддержка правительства в прошлом.

Несмотря на приведенные выше факты, могут остаться основания думать, что все это вышло само собой, если бы почти одновременно с иранскими событиями очень похожий сюжет не развивался в одной из стран победившей «арабской весны» — Тунисе. Массовые антиправительственные выступления захлестнули страну. Там демонстрантов встретил полицейский спецназ и армия. В результате беспорядков, по данным тунисских правоохранителей, 1 человек погиб, десятки получили ранения и более 800 демонстрантов были арестованы [1]. Бурной реакции в Конгрессе США не последовало. Twitterпрезидента молчал.

Активизация протестов в Исламской Республике произошла в период резкого усилия борьбы за геополитическое влияние в регионе. Очевидно, что сам Иран становится одной из приоритетных целей для атак. При этом теперь противники республики наносят удары не только извне, но и изнутри. Примечательно, что волнениям в стране предшествовал рост напряженности в отношениях Ирана с США и Израилем, которые обвиняли Тегеран в нарушении договоренностей по ядерной программе, в поддержке терроризма и дестабилизации всего региона.

Кроме того, как сообщалось в средствах массовой информации, незадолго до протестов США и Израиль в ходе секретной встречи подписали стратегическую программу по сдерживанию Ирана [16]. В частности, по данным израильских СМИ, документ предусматривает создание нескольких рабочих групп. Первая рабочая группа займется «тайной и дипломатической работой по отмене иранской ядерной программы». Целью второй группы станет «ограничение присутствия Ирана в регионе, в частности, в Сирии и Ливане». В задачи третьей группы включили «сдерживание баллистической программы Ирана» и «ограничение попыток поставить иранские ракеты «Хезболле»». Наконец, четвертая группа будет работать с «усилением эскалации в регионе, к которой может быть причастен Иран» [16].

И без того непростые ирано-израильские отношения в последнее время переживают новый сложный период. Наметилась устойчивая тенденция к их дальнейшей деградации, чему способствуют события, происходящие в регионе. С одной стороны, оказали влияние недальновидные шаги президента США, с легкой руки признавшего Иерусалим столицей Израиля, против чего активно выступил Иран, а также призывы Д. Трампа к выходу из соглашения по ядерной программе Исламской Республики. В этом Вашингтон находит полную поддержку Тель-Авива и Эр-Рияда. С другой стороны, свою роль сыграли изменения геополитической конъюнктуры и расклада сил после побед на полях сражений в Сирии. Иран, используя накопленный военный потенциал и боеспособные шиитские формирования, внес посильный вклад в разгром боевиков и заметно укрепил собственные региональные позиции.

Новая фаза обострения последовала за сообщениями о развертывании иранской военной инфраструктуры на сирийской территории, да еще и в нескольких десятках километрах от границы с Израилем. В частности, британская «Би-би-си» сообщала, что Тегеран якобы строит постоянную военную базу на сирийской территории в районе эль-Кисвахе [24].

Глава военного ведомства Израиля Авигдор Либерман на встрече с американским коллегой Джеймсом Мэтиссом обвинил Тегеран в намерении превратить Сирию в «форпост», направленный против еврейского государства, с морскими и воздушными базами, а также «десятками тысяч бойцов» из различных формирований [10]. Примечательно, что представитель Минобороны Израиля недвусмысленно указал американской стороне на общие точки соприкосновения и геополитическую заинтересованность в сдерживании и ослаблении Ирана. Он выразил благодарность Д. Трампу за его антииранскую позицию и принятую стратегию, предусматривающую расширение мер воздействия на Тегеран, в том числе за счет санкций. Основной смысл — предпосылка для тесной кооперации Тель-Авива и Вашингтона в противостоянии Ирану была выражена А. Либерманом в следующем посыле: главной проблемой, с которой сталкивается на Ближнем Востоке «западный мир во главе с США» являются попытки Ирана «распространить свое влияние на регион в целом и Сирию, в частности» [10].

В Тегеране опровергли факт размещения военных баз. Позже министр обороны сам признал, что в данный момент в Сирии нет военного присутствия Ирана, однако Израиль стремится не допустить его появления в будущем. Тем не менее Тель-Авив нанес ракетные удары, целью которых, как сообщало The Times of Israel со ссылкой на сообщения арабских СМИ, была военная база Ирана на территории Сирии [27]. Сразу после атаки премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху вновь заявил, что для Израиля неприемлемы любые попытки Ирана закрепиться в Сирии: «Мы не допустим, чтобы этот (иранский) режим закрепился в военном плане в Сирии, к чему он, похоже, стремится» [14].

Таким образом, вероятность дальнейшей военно-политической конфронтации с возможным перерастанием в горячую фазу вооруженного противостояния сохраняется на достаточно высоком уровне.

Помимо Израиля, традиционного союзника США на Ближнем Востоке, Вашингтон в сдерживании Ирана рассчитывает на Саудовскую Аравию, также воинственно настроенную по отношению к Тегерану. Особенно это проявляется на фоне усиления позиций последнего в Сирии, «камнем преткновения» суннито-шиитского противостояния также служит якобы участие Ирана в конфликте в Йемене на стороне повстанцев-хуситов, с которыми вот уже несколько лет воюет Эр-Рияд. Саудовская Аравия, в свою очередь, не только активно поддерживает планы по свержению дружественного Ирану правительства Б. Асада в Сирии, но и стремится всячески изолировать и ослабить Исламскую Республику.

Об этом свидетельствует позиция иранских властей, причисляющих Саудовскую Аравию к непосредственным участникам и организаторам недавних протестных волнений. После провокации беспорядков в Иране верховный лидер аятолла Али Хаменеи обвинил власти Саудовской Аравии в «предательстве» ислама из-за того, что Эр-Рияд следует одним с США и Израилем курсом [6].

На фоне попыток внешних сил дестабилизировать ситуацию в Иране и оказать международное давление на власти страны, важные сигналы поступали из европейских столиц. США, вероятно, рассчитывали, что протесты-беспорядки в Иране будут жестко подавлены властью, а эффектная картинка «угнетения мирных демонстрантов», в свою очередь, вызовет сплошь негативные эмоции у европейских лидеров и тем самым поспособствует ужесточению продвигаемых Вашингтоном санкций, которым противится Брюссель.

Однако политтехнологи просчитались: несмотря на заявления официальных представителей американской стороны о том, что европейские союзники полностью поддерживают их позицию, на деле все было с точностью наоборот. Ведущие державы ЕС, Германия и Франция, выразив общими фразами озабоченность ситуацией в Иране, выступили против внешнего вмешательства и попыток в условиях развития внутреннего кризиса в стране продавить какие-либо международные антииранские инициативы. В контексте стабилизации отношений Тегерана со странами ЕС и взаимной заинтересованности в сотрудничестве все чаще проявляется приверженность европейских столиц достигнутым договоренностям по иранской ядерной программе (Совместный всеобъемлющий план действий — СВПД, утвержденный в Женеве 24 ноября 2013 года).

Об этом свидетельствует тональность политических заявлений во время недавних протестов. Так, президент Франции Э. Макрон отмечал недопустимость прерывания диалога с иранской стороной или тем более встраивания Тегерана в «ось зла». По мнению французского лидера, такой подход мог нести лишь деструктивные последствия: «В настоящее время, по существу, предпринимаются попытки воссоздать прежнюю «ось зла». Совершенно ясна суть заявлений, которые делают в этом отношении США, Израиль и Саудовская Аравия, хотя они и являются нашими союзниками в целом ряде областей. Взятый ими курс может привести нас к войне с Ираном» [26].

Подобной точки зрения придерживались и в Германии. Министр иностранных дел ФРГ З. Габриэль выражал обеспокоенность германских властей попытками использовать иранские события в геополитических целях. Глава немецкой дипломатии четко обозначил: «От чего мы настоятельно призываем отказаться, так это от попытки использовать этот внутрииранский конфликт на международной плоскости» [8].

Россия, как один из главных союзников Ирана, также выступила в поддержку суверенитета государства, предостерегая США от вмешательства во внутриранские дела, которое, по мнению замглавы МИДа С. Рябкова, намеренно используется для того, чтобы подорвать сделку по ядерной программе. Российский представитель прямо заявил, что считает небезосновательными заявления Тегерана об участии внешних сил в разжигании протестов: «Если иранское руководство дает такие оценки, значит, для них есть основания. Мы знаем о том, что США не гнушаются никакими приемами для скрытой работы по дестабилизации неугодных им правительств и не устраивающих их своим поведением стран. И естественно, продолжают открытый прессинг, нажим — вербальный, санкционный, вплоть до силового» [15].

Несмотря на предпринимаемые «режиссерами» усилия, очередная по счету «цветная революцию» на Ближнем Востоке провалилась. Власти Ирана смогли дать отпор деструкторам и своевременно «обуздать» протестную волну.

События показали, что в иранском обществе налицо достаточно серьезная поддержка курса действующей власти. Однако произошедшие события должны послужить определенным тревожным сигналом — нужно систематически проводить профилактическую работу и своевременно купировать угрозы, способные привести к дестабилизации ситуации и повторению подобных сценариев. В то же время протестные мероприятия, стимулируемые извне, свидетельствуют о наличии планов постепенного раскола иранского социума по линии «власть-народ», подрыва доверия к действующей элите и верховному лидеру страны.

Очередной провал организации «персидской весны» интересен с технологической и организационной точек зрения. Методички Джина Шарпа твердят, что осуществление беспорядков с участием оппозиционных масс позволяет «внешним заказчикам» выделить отдельные группы населения, выявить возможности протеста, его потенциальных лидеров и активистов, а затем продолжить работу с ними. Также анализируется оперативность и качество реакции на события со стороны властей и правоохранительных органов, определяются силы и средства, задействуемые ими для противодействия. Крайне важно, что параллельно оценивается уровень сплоченности внутри самой политической элиты. Как показывает практика, именно лица, обличенные властью либо приближенные к власти и имеющие возможность оказывать влияние на принятие решений, в конечном счете, обеспечивают успех государственного переворота.

Фактически на современном этапе против Ирана продолжается «гибридная война»: вместе с комплексным внешним давлением планомерно осуществляются попытки «раскачать» страну изнутри. В этой связи интересен посыл-предостережение, который озвучил лидер «исламской революции» аятолла Сейед Али Хаменеи: «Нынешняя мягкая война противника против Ирана и ислама более опасна, чем открытая война» [3].

 


Список источников и литературы:

1. «Арабская весна»: продолжение следует // EurAsia Daily. [Электронный ресурс]. — URL: https://eadaily.com/ru/news/2018/01/27/arabskaya-vesna-prodolzhenie-sleduet

2. Аятолла Хаменеи обвинил врагов Ирана в разжигании антиправительственных протестов // «Голос Америки». [Электронный ресурс]. — URL: https://www.golos-ameriki.ru/amp/iran-protests/4188864.html

3. Аятолла Хаменеи: Остерегайтесь железных рук США, скрытых в бархатных перчатках! // РИА Iran.ru. [Электронный ресурс]. — URL:http://www.iran.ru/news/politics/108025/Ayatolla_Hamenei_Osteregaytes_zh…

4. Белый дом заявил, что в Иране происходит «истинное народное восстание» // ТАСС. [Электронный ресурс]. — URL: http://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/4855646

5. В Госдепе призвали власти Ирана разблокировать Instagram и Telegram // RT. [Электронный ресурс]. — URL: https://russian.rt.com/world/news/466649-gosdep-iran-instagram

6. Верховный лидер Ирана обвинил Саудовскую Аравию в предательстве ислама // ИА REGNUM. [Электронный ресурс]. — URL: https://regnum.ru/news/2368635.html

7. Власти Ирана заявили о поимке возглавлявшего протесты гражданина ЕС // РБК. [Электронный ресурс]. — URL:https://www.rbc.ru/politics/03/01/2018/5a4ce31f9a7947546abf6738

8. Глава МИД ФРГ призвал отказаться от попыток злоупотребления «внутрииранским конфликтом» // ТАСС. [Электронный ресурс]. — URL: http://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/4856462

9. Глава ЦРУ предупредил, что протесты в Иране не прекратятся // ТАСС. [Электронный ресурс]. URL: http://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/4860023

10. Либерман обвинил Иран в планах разместить в Сирии свои войска // РИА-Новости. [Электронный ресурс]. — URL: https://ria.ru/syria/20171020/1507250001.html

11. Майкл Пенс: США окажут поддержку участникам протестов в Иране // Вести-ру. [Электронный ресурс]. URL: http://www.vesti.ru/doc.html?id=2972348

12. Около 42 тысяч человек приняли участие в протестах в Иране // РИА-Новости. [Электронный ресурс]. — URL: https://ria.ru/world/20180104/1512148062.html

13. Положение на Ближнем Востоке: Офиц.отчет заседания Совета Безопасности ООН от 5 января 2018 г. S/PV.8152. Сайт системы официальной документации Организации Объединенных Наций. [Электронный ресурс]. — URL: http://www.un.org/ru/documents/ods.asp?m=S/PV.8152

14. Премьер Израиля сделал заявление после информации о ракетном ударе в Сирии // «ТРК ВС РФ «ЗВЕЗДА». [Электронный ресурс]. — URL:https://tvzvezda.ru/news/vstrane_i_mire/content/201712030137-slhl.htm

15. Рябков назвал небезосновательными заявления об участии внешних сил в протестах в Иране // RT. [Электронный ресурс]. — URL: https://russian.rt.com/russia/news/467432-ryabkov-zayavil-iran-protesty

16. СМИ: Израиль и США подписали секретное соглашение по сдерживанию Ирана // РИА-Новости. [Электронный ресурс]. — URL:https://ria.ru/world/20171229/1511935649.html

17. Сундиев И. Управляемый хаос // Свободная мысль. – 2012. – №7-8 (1634). – С.103.

18. Убийства иранских демонстрантов произошли при подозрительных обстоятельствах // РИА Iran.ru. [Электронный ресурс]. – URL:http://www.iran.ru/news/politics/108115/Ubiystva_iranskih_demonstrantov_…

19. Что стоит за резкой критикой Трампом КНДР и Ирана? // «Голос Америки». [Электронный ресурс]. – URL: https://www.golos-ameriki.ru/a/trump-north-korea-iran/4232596.html

20. 115-th Congress 2D Session. H.Res.676 — Supporting the rights of the people of Iran to free expression, condemning the Iranian regime for its crackdown on legitimate protests, and for other purposes. Официальный сайт документов Конгресса США. [Электронный ресурс]. – URL: http://docs.house.gov/billsthisweek/20180108/HRES676.pdf

21. C.I.A. Names the ‘Dark Prince’ to Run Iran Operations, Signaling a Tougher Stance // The New York Times. . [Электронный ресурс]. – URL:https://www.nytimes.com/2017/06/02/world/middleeast/cia-iran-dark-prince…

22. Intelligence Minister Reveals Enemies’ Plots to Spread Riots in Iran // Fars News Agency. [Электронный ресурс]. – URL: http://en.farsnews.com/13961018000740

23. Intelligence Ministry recounts measures against riots // Tehran Times. [Электронный ресурс]. – URL: http://www.tehrantimes.com/news/420216/Intelligence-Ministry-recounts-me…

24. Iran building permanent military base in Syria – claim // BBC. [Электронный ресурс]. – URL: http://www.bbc.com/news/world-middle-east-41945189

25. Iran protests: Supreme leader blames ‘enemies’ for meddling // Associated Press News. [Электронный ресурс]. – URL:https://www.apnews.com/0337232e446e41e49211dc71a788e152/Iran-state-TV:-9…

26. Iran: Macron veut préserver les relations pour éviter la guerre // Le Figaro. [Электронный ресурс]. – URL: http://www.lefigaro.fr/flash-actu/2018/01/03/97001-20180103FILWWW00286-i…

27. Israeli missiles said to hit Iranian military base being built near Damascus // The Times of Israel. [Электронный ресурс]. – URL: https://www.timesofisrael.com/israeli-jets-reportedly-target-syrian-base…

28. National Security Strategy of the United States of America (2017) // National Security Strategy Archive. [Электронный ресурс]. – URL: http://nssarchive.us/wp-content/uploads/2017/12/2017.pdf P.2.

29. Official urges Iran to lodge complaint to US // Islamic Republic News Agency. [Электронный ресурс]. – URL: http://www.irna.ir/en/News/82787419

Trump’s support for Iranian protesters could hurt them – and empower hardliners // NBC News. [Электронный ресурс]. – URL: https://www.nbcnews.com/think/opinion/trump-s-support-iranian-protesters…

comments powered by HyperComments