СМИ пишут о том, что в Кремле активно ведется обсуждение и подготовка новых поручений президента. «Майские указы 2.0» разрабатываются под руководством помощника главы государства Андрея Белоусова, помимо него в обсуждениях конфигурации экономической программы принимают участие видные представители либерального блока: министр финансов Антон Силуанов, министр экономического развития Максим Орешкин, глава Центробанка Эльвира Набиуллина, председатель совета Центра стратегических разработок Алексей Кудрин. Кроме того, участвует в подготовке и глава АП Антон Вайно.

Прежде всего, как Вы оцениваете саму инициативу?

Сообщения о новых «майских указах» носят, очевидно, предвыборный характер и, вероятно, призваны нейтрализовать разрушительный эффект для президентской кампании Путина от просочившейся информации о том, что Медведев останется премьером в случае победы первого. Потому что очень многие люди, которые хорошо относятся к Путину за Крым и в целом за разумную внешнюю политику, категорически не приемлют Медведева, в президентство которого наша страна три года не могла нормально спать из-за его экспериментов со временем и социально-экономическая политика которого производит впечатление циничного издевательства над людьми.

А как Вам состав «разработчиков»?

Андрей Белоусов — это хорошо. Он очень качественный экономист, несмотря на то, что ради желания остаться начальником полностью капитулировал перед либералами, это действительно лучший макроэкономист Российской Федерации. Безусловно, он понимает, что делает и что происходит. Но участие Кудрина в обсуждении проблемы бедности свидетельствует о фиктивности этого обсуждения, потому что с таким же успехом можно позвать Чубайса обсуждать проблемы законности при распределении собственности, а Гайдара — проблему борьбы с монополизмом.

Господин Кудрин — это человек, исповедующий бухгалтерский, крайне либеральный подход, благодаря политике которого чудовищная бедность сохранилась в нулевые годы, несмотря на приток нефтедолларов в страну.

То есть Белоусов там не для «усмирения либералов», а, скорее, для вида, что все может быть хорошо?

Андрей Белоусов находится там по должности. Он — помощник президента по макроэкономике, и у него очень хорошие бюрократические перспективы. Теоретически он мог бы стать премьером, если бы все так хорошо не было у Медведева. Само по себе наличие господина Белоусова в этом составе не говорит ни о чем. Во-первых, он, в отличие от Кудрина, и так там должен быть. А во-вторых, он показал, что не будет бороться за смену экономической политики для перехода от либерального разграбления и разрушения России к ее нормальному человеческому развитию. Он с удовольствием это поддержит, если появится возможность, как я думаю, но бороться за это не будет. Рисковать своим бюрократическим положением ради блага родины он не станет. Как бывший чиновник я его упрекать не могу. Но иллюзий здесь быть не должно.

Я думаю, что у него будут какие-то личные инициативы, но они будут таковы, чтобы их мог понять господин Медведев и мог поддержать господин Кудрин. Это будут вещи очень обычные и очень понятные, с одной стороны, а с другой стороны — будут совершенно либеральными.

А что с прошлыми «майскими указами»? Они разве уже выполнены?

Не очень понятно, какой вообще смысл затевать новые «майские указы», когда еще не выполнены предыдущие. Более того, выполнение предыдущих «майских указов» на протяжении последних 5,5 лет производит впечатление наглого и циничного саботажа. Доходило до того, что правительство заявляло, что у него нет одного триллиона рублей на выполнение «майских указов» в тот самый год, когда неиспользуемые остатки на счетах федерального бюджета, то есть бюджетного резерва этого же самого правительства, выросли на полтора триллиона рублей, то есть в 1,5 раза больше необходимой суммы. Так что сама идея «майских указов» президента скомпрометирована, с одной стороны, правительством Медведева, а с другой стороны — гуманизмом президента, который все это терпит.

А предполагаемая «адресная помощь» — о ней говорят давно, но никак не вводят…

Идея адресной социальной помощи имеет смысл, если речь идет о ситуации, когда бедных мало. Если бедных мало, то с бедностью, действительно, можно бороться точечным целевым образом. Если бедных очень много, то административные расходы на поддержку бедных — проверку нуждаемости и так далее — становятся слишком высокими, неприемлемо высокими, и система рушится под своей тяжестью.

Социальная структура нашего общества, если верить социологам, следующая: 8% населения являются не бедными, они являются нищими – это люди, которым не хватает денег на еду. И чуть больше 70% — это люди, которые являются бедными, которым не хватает денег на покупку простой бытовой техники. Адресная поддержка примерно 80% населения страны — это глупость. Это невозможно. Может быть, в данном случае по традиционной бюрократической привычке представители государства подменяют словом «бедность» понятие «нищета».

То есть собираются помогать только тем, у кого доходы ниже прожиточного минимума, тем, кто формально не живет, а медленно умирает. У нас таких, по официальной статистике, чуть меньше 20 млн человек — более 13% населения. В этом случае действительно адресная поддержка возможна, но учитывая, что федеральный бюджет продолжает захлебываться от денег (напомню, что в январе федеральный бюджет вообще был профицитным) — эта поддержка только тех, кто официально умирает от голода и болезней, и игнорирование нужд всех остальных выглядит слишком цинично для избирательной кампании.

И вообще в свете подобного рода сообщений и в свете всей нашей социально-экономической политики главным фактором укрепления российской государственности является холодная война, развязанная против России Западом. Других факторов укрепления российской государственности, значимых в свете таких представителей, как господин Медведев и господин Кудрин, не прослеживается.

То есть ничего нового ожидать не стоит?

Что-то формально новое, безусловно, будет. Нам расскажут про «цифровизацию», про привлечение частного капитала в развитие инфраструктур, хотя это невозможно принципиально, нам расскажут много красивых новых слов. Дмитрий Медведев может даже вспомнить свою красноярскую речь почти десятилетней давности и опять воспроизвести свои «пять «И», о которых уже все забыли: инвестиции, инновации, инфраструктура и еще какие-то глупости типа «интеллекта». Так что с новизной все будет в порядке. На худой конец, они, как Борис Николаевич, посоветуют всем осенью квасить капусту, и все будут счастливы. По крайней мере, та часть людей, у которой есть капуста.

Но это сочетание людей доказало на протяжении последних 30 лет, что в силу своей идеологии они могут только уничтожать страну. Я с большим уважением отношусь к господину Вайно, я с уважением отношусь к волевым качествам господина Медведева (они есть), но всерьез обсуждать сохранение (я не говорю «развитие») Российской Федерации господином Кудриным — это такая же нелепость, как обсуждать законность с Чубайсом.