Любые переговоры, целью которых считается достижение договоренности, обречены на поражение той стороны, для которых договоренность является целью.

Это хорошо, что Трамп позвонил и поздравил Путина. И хорошо, что заговорил о возможной встрече. И о возможном сотрудничестве. Это очень хорошо. Потому что страны должны сотрудничать и лидеры стран, тем более сверхстран, должны общаться друг с другом.

Правда, ровно через несколько дней он согласился на требование своих советников о высылке из США нескольких десятков российских дипломатов.

Возможно, это личный подход к переговорам: сначала выслать, потом встретиться, чтобы договариваться об их возвращении.

Возможно, не устоял перед давлением советников, Конгресса и своих бесноватых СМИ.

Возможно, на утро забыл, о чем говорил вчера.

Но допустим, все это и не так. И дипломатов он и не стал бы высылать. Или допустим, что это был маневр, чтобы сначала снять давление на себя со стороны «бесноватых», а потом их обмануть и поехать на встречу. И допустим, что встреча будет. Собственно — ведь когда-нибудь она все равно будет…

Встречаться нужно и пытаться договориться нужно. Единственно, при этом не нужно видеть в дружбе и сотрудничестве самоцель. И не нужно забывать об ошибках прошлого. Тем более — стратегических ошибках.

Было время, когда американскому президенту для того, чтобы победить на выборах, приходилось клясться в дружбе с СССР. И ехать в СССР. И договариваться о разрядке, и признавать границы, и выводить войска. Правда, оттуда, где они уже были разбиты СССР.

В отношении мировой истории второй половины 20-ого века делается акцент, что все эти годы СССР безуспешно пытался противостоять США — и рухнул, не выдержав гонки вооружений. А США всегда были неким несокрушимым мировым гегемоном, поражавшим весь мир своим благополучием и мощью.

То есть на припоминание о США прошлого накладывается образ их благополучия и доминирования 90-х — начала 2000-х гг. И из этого делается вывод, с одной стороны, что так было всегда, с другой, что так будет всегда. И еще — что так есть и сегодня.

Отсюда делается спорный вывод о целях сотрудничества и взаимоотношений с США с той точки зрения, что как главная предлагается цель нормализации отношений: «Договориться с США».

Но любые переговоры, целью которых считается достижение договоренности, обречены на поражение той стороны, для которых договоренность является целью. Целью должна быть не договоренность как таковая — целью должно быть решение проблемы.

Тогда, в 60-70-е годы, США вовсе не были Америкой 90-х.

Не вызвавшая протесты и волнения война во Вьетнаме, десятками тысяч идущие из него гробы, бойкот молодежью воинского призыва, расовые волнения, волна террора, идущие одно за другим убийства популярных политических деятелей, распадающаяся экономка, нарастающая инфляция — к концу 70-х годов она достигла почти 15 % годовых, студенческие волнения, захваты университетов и университетских городков, шок от растущих цен на нефть, потеря почти всей авиации во Вьетнаме, морально-психологический кризис…

С середины 60-х годов американская элита уверена, что противостояние с СССР в долгосрочном плане проиграно и рассчитывать можно лишь на то, чтобы по возможности его отсрочить.

В 1979 году в обращении к нации президент Картер говорит: «Это кризис, который затрагивает самое сердце, душу и дух нашей национальной воли, Мы можем видеть этот кризис в растущих сомнениях в смысле нашей жизни и в утрате единства целей нашего народа. Подрыв нашей веры в будущее чреват угрозой уничтожения самого социального и политического строя Америки. … Впервые большинство нашего народа верит в то, что последующие пять лет будут хуже, чем последние пять лет». (Дж. Картер. Выступление по телевидению 16 июля 1979 года)

США готовы опуститься на колени. Британия была на краю депрессии и катастрофы. Во Франции господствуют антиамериканские силы и рвутся к власти левые. В Западной Германии — городские восстания молодежи и социал-демократ Брандт, когда-то одним из первых призвавший к сопротивлению гитлеризму, разворачивающий ФРГ на просоветский курс…

Америка теряет союзников — это совсем не Америка 90-х, это скорее Россия 90-х.

СССР наступает и начинает доминировать. И американский президент летит в СССР — просить о передышке и разрядке. По сути, Америка тогда просила пощады.

Об этом мало пишут, но элита Союза раскололась. «Группа Шелепина» выступала за свой вариант концепции геополитики. Контролируя КГБ и основной поток информации, они четко представляли, что за недавней мощью Запада кроется внутренний кризис и обрушение. И считали, что момент для решающего натиска настал: выстроить союз со всеми левыми, протестными, революционными силами Запада и мира, помириться и восстановить дружеское сотрудничество с Китаем — и добить Штаты.

Не воевать, но, объединив силы, резко нарастить политическое давление, одновременно оказав максимальную поддержку протестным движениям.

Атаковать — и победить.

Но это требовало нового напряжения и новой целеустремленности.

Другая темпераментная и возрастная часть высшей партийной элиты устала. Ей хотелось комфорта и отдыха.  И она боялась темперамента и энергии. Импонировала другая концепция: разрядка с США, развитие взаимной торговли, союз с США против «военно-фашистского маоистского Китая», и курс на «всемерное повышение материального благосостояния».

Разрядка и раздел мира между двумя сверхдержавами. И развитие социальной сферы, потребления, повышение зарплат, отдых и расслабление, расслабление и отдых. Сокращение внимания к прорывным научно-техническим сферам, забвение идеи технологического прорыва, годами откладывающийся и так и не проведенный Пленум по развитию научно-технического прогресса….

«Группа Шелепина» проиграла. И целое поколение политического класса выпало из участия в выработке политической стратегии. Оставшиеся решили мириться не с Китаем, а с США. И Америка вздохнула свободно: им дали передышку. И они ей воспользовались.

А Советский Союз пошел к катастрофе. В основе которой оказались не дефекты системы, а нарастающее желание элиты и обывателя пожить в своее удовольствие и уйти от конфронтации. И насладиться импортными товарами.

Роковая ошибка — обменять победу на гуляш. Как некто и когда-то обменял первородство на чечевичную похлебку.

Это не значит, что говорить с Америкой не нужно. Была когда-то такая книга: «Ленин разговаривает с Америкой». Конечно, нужно. Только не нужно повторять ни ошибки Исава, ни ошибки 70-х годов.

Кончено, хорошо, что Трамп позвонил. Кончено, хорошо, что заговорил о встрече, правда, все же не очень определенно.

Просто встречаясь с президентом США, нужно знать, чего мы от встречи хотим. И чего не хотим. И понимать, что хорошие отношения с Америкой — это хорошо, а не плохо. Но не ценой повторения старых ошибок.

ИсточникКМ
ПОДЕЛИТЬСЯ
Сергей Черняховский
Черняховский Сергей Феликсович (р. 1956) – российский политический философ, политолог, публицист. Действительный член Академии политической науки, доктор политических наук, профессор MГУ. Советник президента Международного независимого эколого-политологического университета (МНЭПУ). Член Общественного Совета Министерства культуры РФ. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...