Есть ли у США философия? Европейцы считают обычно, что это убожество «философией» назвать нельзя, поскольку это больше напоминает скудоумие и гебефрению.

Гебефрения — сбой в процессе взросления, когда подросток остается таковым и после становления «взрослым», отказываясь от ответственности и рациональности. В каком-то смысле это так и есть — американская философия вполне может показаться «гебефренией».

Второе клише — также отчасти оправданное: американская философия — продолжение английской (точнее шотландской) философии «здравого смысла» (Рейд, Фергюссон и т.д.). Сама эта «философия» в свою очередь сомнительна, так как представляет собой возведение предельной банальности в ранг метафизики. На ней построен утилитаризм.

Утилитаризм (например, Иеремии Бентама)  дружно ненавидят и правые и левые, так как согласно ему, критерием истины является польза, а смысл жизни — поиск наслаждений. Омерзительно и унизительно не только для человека, но даже для животного.

Однако снова не это американская философия, хотя названия и похожи: американская философия — прагматизм.

Смысл этой философии не так прост. Дело в том, что и утилитаризм, и «здравый смысл», и либерализм признают бытие объекта (вещей, внешнего мир) и бытие субъекта (сознания, разума, духа). И то, и то есть, и то и то соответствует определенным критериям. Между миром субъекта — пусть даже примитивным — и миром объекта, пусть самого подручного, частно-собственнического и условного можно установить разные отношения — утверждает утилитаризм. Но… прагматизм — это нечто иное.

Американский прагматизм — это идея, что объект и субъект являются полностью свободными и отрытыми множествами. Каждый субъект имеет право считать себя кем-угодно: Сантой, Элвисом, капитаном Америкой, марсианином, белым, черным, мужским, женским и т.д. Также и объект не имеет строго определенной онтологии: никто не имеет права говорить американцу — реальность такова и никакая иначе. Никто и ничто: ни наука, ни религия, ни власть, ни идеология. Реальность такая, какой ее считает субъект, который в свою очередь считает себя тем, кем хочет.

Вот именно это и есть прагматизм: как в своем наиболее бытовом — подчас идиотическом — проявлении знаменитого американского невежества, так и в американской мистике и американском романтизме — Эмерсона, Торо и т.д.

Но как же быть в таком полностью открытом с обеих сторон мире? Единственным критерием является it works — «это работает». Работает и замечательно. Это и есть основа прагматистской онтологии. Не важно кто мы, не важно, что за мир вокруг нас: важен только успех взаимодействия этих двух произвольных множеств — условно «внутреннего» и условно «внешнего». It works ergo sum et ergo est. Раз работает, значит, есть. А «не работает», значит не судьба, в другой раз может быть заработает. Go ahead. Это не просто слабоумие — это слабоумие, возведенное в метафизику, которое, кстати, освобождает. В принципе на этом основании можно построить какую-угодно эпистемологию и онтологию. Лишь бы зафиксировать удовлетворяющее того, что считает себя субъектом, взаимодействие. Это может быть отталкивающим, но может быть обаятельным. Как посмотреть. Для нас конечно странно, так как русские всегда тяготели к определенной холистской онтологии — либо духовной, либо материалистической, но точно не к прагматистской.

Мы стоим на пороге конца Америки. Почему? Потому что на грани уничтожения сам американский Логос. Трамп и его избиратели — это прагматистская Америка. Но вот глобалистские либеральные элиты, которые ей правят, и которые по сути являются носителями иного — эмигрантского — чаще всего европейского Логоса, сегодня навязывают американцам иные стандарты. Если для прагматиков каждый может быть кем захочет — коммунистом, либералом, фашистом, Элвисом, растением, кошкой и т.д., то для либералов можно быть только либералами, причем желательно левыми — «культурными марксистами», феминистами и анархистами. Это тоталитарное навязывание того, чем субъект должен быть, а чем нет, вообще не американская черта. Отсюда и ненависть к Трампу: он последний носитель коренного американского Логоса.

Поэтому глобалисты и уничтожат Америку, поскольку они начали тоталитарно предписывать нормативы субъектности. Тем самым они резко ограничили пространство внутренней и внешней свободы. И продолжают делать это. Отсюда начало нового американского Сопротивления (You are Resistance Алекса Джонса или героя сериала «Родина» О’Кифа, в котором Алекса Джонс легко угадывается). Не надо искать в нем привычные для Европы или даже для России формы: это специфически американское Сопротивление. Оно идет во имя защиты прагматизма, самого прагматистского духа. Либералы и глобалисты настаивают на своем не зависимо от того, «работает ли это или нет».  Это совсем иная — совершенно неамериканская — философия.

Вот как обстоит дело в философии: прагматистский Логос на грани уничтожения. Но… не будет его, не будет и Америки.

ИсточникГеополитика
ПОДЕЛИТЬСЯ
Александр Дугин
Дугин Александр Гельевич (р. 1962) – видный отечественный философ, писатель, издатель, общественный и политический деятель. Доктор политических наук. Профессор МГУ. Лидер Международного Евразийского движения. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...