Я был на шествии «Бессмертного полка». Очень впечатлен. Это глубинный ритуал восстановления прямой связи между миром живых и миром мертвых, предков. Мертвые герои возвращаются и идут вместе с потомками. Дети идут тут же, обозначая горизонт народной вечности.

Редчайший случай, когда сакральность вместо формальности, глубина вместо поверхностности, открытость и естественность вместо неуклюжей неприязни друг к другу. Я давно не видел русских в таком состоянии — в каком? В аутентичном.

Великий народ с достоинством и глубокой уверенностью в историчности своего бытия.

Одновременно трагичность, сдержанное величие и весенняя легкость. В Москве пришло не просто много людей. Пришли вообще все. И портреты умножили миллионы на миллионы, потому что за каждым из них еще поколения русских предков — предков всех наших народов, объединенных судьбой, историей, страданием и Победой.

По улицам шел народ как субъект истории.