Первые недели президентства Путина не радовали россиян. Возвращение Медведева в правительство вызвало уныние во всех слоях российского общества. Правительство Медведева, как показали прежние годы, было правительством стагнации, правительством рывка в экономическую яму. Преображение Медведева невозможно, а возможно лишь нанесение на него лёгкого, нестойкого грима. Вице-премьер Мутко олицетворяет олимпийский скандал, с ним связаны моча и мельдоний, а также белая гостиничная простыня, под которой шли понурые российские спортсмены. Вице-премьер Силуанов — это всё тот же убогий монетаристский курс, при котором русские деньги утекают в заморские цивилизации, экономическим божеством становится уровень инфляции, а у предприятий не хватает оборотных средств, которые выметает из экономики метла Силуанова и Набиуллиной.

Удавка, наброшенная Трампом на горло России, сжимается всё туже. Мы хрипим, харкаем кровью, продолжая называть наших палачей партнёрами и коллегами.

Цветные революции проступают в окрестностях России, как трупные пятна. После «оранжевых революций» в Сербии и на Украине, в Египте и Тунисе, в Грузии и Киргизии это трупное синее пятно проступило в Армении. Крах Саргсяна не был предсказан русским послом в Ереване, как не был предсказан крах Януковича послами-калеками в Киеве Черномырдиным и Зурабовым.

Армянская революция с блеском усвоила рекомендации американских политтехнологов: одновременно вышедшая на улицы миллионная толпа заблокировала все транспортные коммуникации, а армянские семьи застелили площади и улицы Еревана домашними коврами, сидя на которых, кормили кашей своих детей. Это открытие сравнимо с новаторским рецептом Навального, толкавшего детей под дубины Росгвардии и полиции. «Оранжевые революции» тучами гуляют у границ России, набирая силы, чтобы прорваться к Тверской.

И дико звучали российские поздравления Нурсултану Назарбаеву в тот момент, когда Казахстан переходит на латиницу, и русских в Казахстане заставляют забыть о Кирилле и Мефодии, а сам Назарбаев, слывущий верным другом России, открывает американцам на каспийском побережье два военных порта, куда те не замедлят явиться, чтобы сдерживать активность российской Каспийской флотилии. Ведь именно оттуда, с этой флотилии, летели крылатые ракеты «Калибр», поражая цели в Сирии. Каспийское море, служившее пограничным морем между Россией и Ираном, теперь становится морем американских военных.

Премьер Нетаньяху, без устали убивающий палестинцев, участвовал в нашем параде Победы и в шествии Бессмертного полка как лучший друг и стратегический союзник, пока израильские самолёты громили Башара Асада, Стражей исламской революции и воинов Хезболлы. И задаёшься вопросом: если мы так радостно, по-братски принимаем у себя Нетаньяху, значит, мы отказываемся от Башара Асада, как Горбачёв отказался от Хонеккера? Или мы имеем дело с особой многослойной политикой, когда на одном политическом этаже мы братаемся с друзьями и клянём врагов, а на другом предаём друзей и братаемся с недругом?

Современные дипломаты сетуют, что в политике исчезли законы, разрушены все нормы международного права, и возникает неуправляемый хаос. Это страхи слабых и старых. Они боятся того, что хаос становится той средой, в которой вершатся крупные политические дела. Новое мировое господство основано на хаосе, на умении его создавать и в недрах этого хаоса находить выгодные для себя решения. Трамп, над которым принято потешаться, похоже, является родоначальником этой новой квантовой дипломатии. Он хаотизирует среду и ставит в тупик противников, предлагая комбинации, которые их сокрушают. Он провёл свою предвыборную кампанию в атмосфере хаоса и выиграл её. Он убеждал человечество, что готов развязать термоядерную войну против Северной Кореи и физически уничтожить Ким Чен Ына. А теперь в Сингапуре он лобызается с Кимом и готовит объединение двух Корей. Он вышел из ядерной сделки с Ираном, взбаламутил весь мир, включая союзническую Америке Европу, породил ощущение близкой войны с Ираном, побудив иранских стратегов говорить о возможном перекрытии Ормузского пролива, поставил в тупик русских, которым приходится выбирать между долгожданной дружбой с Америкой и союзническими отношениями с Тегераном.

Трамп, исходя из новой квантовой дипломатии, тасует Европу и Ближний Восток. Найдёт ли Россия со своими старыми постсоветскими приёмами место в новой колоде? Найдёт ли она интеллектуальный и политический ответ в этом новом квантовом мире?

Говоря о цифровой экономике, уповая на цифровой рывок, вряд ли мы понимаем, что цифровая реальность — это новый уникальный инструмент управления историей. Цифровая тень затмила солнце прежней реальности, формирует новые системы управления корпорациями, полем боя, человеческими сообществами, отдельно взятым человеком и человечеством в целом.

Цифровая политика — это абсолютная новизна, это сфера, которая породит в ближайшее время новые направления в математике, новые отрасли философии, новое искусство и новое человеческое поведение.

И в этих условиях надвинувшейся новизны, требующей открытия, гениального экспромта, едва ли Медведев является цифровым премьером, а Мутко — цифровым строителем, едва ли Силуанов, конечно же, знающий кое-что о криптовалюте, способен создать цифровую финансовую систему, делающую Россию авангардом цивилизации.

Объединение двух Корей: Южной и Северной, — кажется нам фантастическим. Если придерживаться изнурительной по своей пошлости теории конвергенции, провозглашённой когда-то Андреем Сахаровым, Ким Ир Сен, прямой ученик Иосифа Сталина, обладал квантовым мышлением и пошёл на создание двух Корей, когда одной части корейского народа было поручено создать за счёт американских инвестиций образцовое буржуазное общество, а другой части корейского народа было поручено, превратившись в жёсткую трудовую артель, создать ракетно-ядерную цивилизацию. Теперь две эти великих работы на Юге и на Севере завершены, и их можно сложить воедино. Так действует бинарный заряд. Когда соединяются две половины этого заряда, возникает устройство, несущее в себе гигантскую энергию. И скоро мы увидим бинарную Корею. Быть может, в ближайшее десятилетие на границах России возникнет мощнейшее корейское государство, обладающее термоядерной цивилизацией с огромными темпами экономического роста. Бытует ли такой прогноз в Министерстве иностранных дел России? Прозвучит ли намёк на это в лепете Марии Захаровой? Будет ли по-прежнему Солженицын считаться духовным лидером современной России, а его вдова Наталья — учить наш народ свободомыслию и благочестию? По-прежнему ли она думает, что великий Шолохов украл роман «Тихий Дон» у убитого казака? По-прежнему ли последователи Андрея Дмитриевича Сахарова считают, что советские вертолётчики в Афганистане расстреливали с воздуха оказавшихся в окружении десантников, чтобы те не попали в плен?

Господи, вразуми, наконец, президента! Пусть выбьет из-под русских колёс колодки торможения, которые мешают России взлететь.

ИсточникЗавтра
ПОДЕЛИТЬСЯ
Александр Проханов
Проханов Александр Андреевич (р. 1938) — выдающийся русский советский писатель, публицист, политический и общественный деятель. Член секретариата Союза писателей России, главный редактор газеты «Завтра». Председатель и один из учредителей Изборского клуба. Подробнее...