Всякий раз, когда я слышу слово «столица», я машинально переспрашиваю сам себя: «Какая?»

Первая и главная столица нашей Родины – Москва, «первопрестольная», «стольный град», говоря языком русских былин. Вторая – Санкт-Петербург, – культурная столица или столица империи, заложенная Петром, прорубающим окно в Европу. Всё? Нет. Не всё.

Есть ещё одна столица – тайная, неброская, почти неприметная, но самая главная. Третья столица, по словам великого русского поэта Александра Башлачёва, – это вся Россия; а ещё точнее – русская провинция.

В самом деле, за блеском, шумом и суетой мегаполисов, которые, увы, ныне почти одинаковы во всём мире – будь то Москва, Нью-Йорк или Рио-де-Жанейро,  не видно того самого важного и постоянно ускользающего, что составляет суть бытия каждого народа.

Когда-то немецкий философ Иоганн Гердер написал: «Народы – это мысли Бога». Все они разные, но каждый несёт миру свою весть, своё послание, свою мысль. В России, а особенно в Сибири, только в провинции сохранилось то, что уже отмирает в больших городах.

Я говорю о патриархальности – в лучшем смысле этого слова. Об искренних человеческих отношениях, об открытости и чуткости человеческих душ, об удивительной красоте мира. Обо всём, о чём мы изрядно подзабыли.

Безусловно, двадцатый век и мощнейший рывок человечества в области научно-технического прогресса дал людям электричество, телефонную связь, радио- и телевизионное вещание, атомную энергию, полёты в космос, компьютер, смартфон и много других технических новшеств, кардинальным образом изменивших мир. И современный россиянин,  имея в своём арсенале интернет в мобильном телефоне и «гугл-мэп» с навигатором в автомобиле – по мнению ныне уже не актуальных писателей-фантастов прошлого, должен быть совершенно счастлив.

Однако часто ли мы видим вокруг себя счастливые лица? Куда люди больших городов всё время бегут, почему они так угрюмы, отчего своё состояние многие наши сограждане описывают как постоянный стресс?

Мы потеряли, к сожалению, что-то очень важное. Не знаем в лицо своих соседей по подъезду. Двери в наших квартирах – из железа, как клетки хищников в зверинце. Мы уже часто не видим в человеке человека, а видим его социальную функцию – продавца, таксиста, кассира. Потому что современная жизнь, жизнь больших городов – это ежедневный изнурительный бессмысленный бег. Из ниоткуда в никуда.

«…Это что же такое,

ни минуты покоя-

суета, толкотня, беготня…

И мечусь я в испуге

в этом замкнутом круге…

Я устал. Пощадите меня!»  – как пел когда-то Сыроежкин из знаменитого советского фильма-утопии  «Приключения Электроника».

А когда человек всё время бежит, он теряет смысл этого бега. И ему становится зябко и страшно – одному в этом огромном, непонятном и недобром мире. С интернетом, мобильной связью, самолётами и скоростными поездами.

Видели ли вы,
Как бежит по степям,
В туманах озёрных кроясь,
Железной ноздрёй храпя,
На лапах чугунных поезд?

А за ним
По большой траве,
Как на празднике отчаянных гонок,
Тонкие ноги закидывая к голове,
Скачет красногривый жеребёнок?

Милый, милый, смешной дуралей,
Ну куда он, куда он гонится?
Неужель он не знает, что живых коней
Победила стальная конница?

Сергей Есенин – последний поэт деревни, гениальный «певец сельских поселений» очень точно обозначил невероятный по значимости конфликт между живой, искренней, волшебной патриархальностью и железной, стальной, механической современностью.

Чем всегда была сильна русская провинция, русская деревня, русское село? – Медленной жизнью. И это очень важно. Настолько медленной, что хватает времени посмотреть ночью на звёзды и до замирания в сердце изумиться беспредельности Вселенной.

К слову, древнеславянское по происхождению слово «Вселенная» буквально означает «место, куда мы ВСЕЛЕНЫ».

Небесное сельское поселение.

И когда таких поселений много – это и есть третья столица.

Вся Россия.