Одним из важнейших, но полностью ушедших в тень путинского заявления об «ответно-встречном рае», моментов прошедшего 15—18 октября в Сочи XV Валдайского форума стала проблема текущей трансформации американо-китайско-российского «глобального треугольника XXI века», которую затронул — разумеется, не по собственной инициативе, а по команде из Пекина, — эксперт Валдайского клуба, бывший вице-президент китайского информационного агентства Синьхуа в Москве Шэн Шилян. Вот квинтэссенция его вопроса: «И на Китай, и на Россию наклеен ярлык «ревизионистских государств»… Россия и Китай объявлены, наряду с Ираном и Северной Кореей, главными противниками самого великого, самого миролюбивого, самого обиженного государства всего мира и всех времён.. Против вас санкции, против нас — торговая война… В таком случае, значит, у нас общая судьба… Как будет реагировать на это Россия?»

Что ответил российский президент? Он ответил: «Не нужно просто сиюминутно реагировать на некоторые вещи, которые могут как-то усугубить ситуацию. Но, безусловно, нужно всегда реагировать и защищать свои интересы… Это (американо-китайская торговая война. — авт.) будет одной из причин дальнейшей «посадки» мировой экономики, это на всех отразится, и в этом никто не заинтересован… Китайская цивилизация древняя, у китайцев много терпения, думаю, что фундаментальные основы сегодняшней китайской экономики позволяют всё выдержать».

Что это значит? А значит это примерно следующее. Вот уже пятый год США и их союзники по «коллективному Западу» ведут против нашей страны «гибридную войну». Всё это время Китай, по сути, находился в завещанной Мао Цзэдуном позиции мудрой обезьяны, с вершины дерева наблюдающей за схваткой двух тигров внизу. Хотя и словом, и делом помогал более слабому «тигру», то есть России, параллельно наращивая свою экономическую, да и военную мощь. Если сравнить 2013 и 2017 годы (данные МВФ), то ВВП КНР вырос по номиналу с 9,635 до 12,015 трлн. долл., или на 24,7%, ВВП США — с 16,238 до 19,391 трлн. долл., или на 19,4%, а ВВП РФ — снизился с 2,297 до 1,578 трлн. долл., или на 31,3%. Но если брать ВВП по паритету покупательной способности (ППС), то картина окажется ещё более радужной для Китая (рост с 16,623 до 23,208 трлн. долл., или на 39,6%) и вообще удивительной для России (рост с 2,556 до 4,016 трлн. долл., или на 57,1%, что соответствует примерно 9,7%-ной ежегодной прибавке).

Иными словами, Путин открыто дал понять своим китайским союзникам, что текущее развитие ситуации полностью его устраивает, поэтому объявление Америкой торговой вой­ны против КНР никаких существенных изменений в позиции России не вызовет: мол, вы справитесь и сами, не поддавайтесь на провокации Дяди Сэма. Трудно сказать, насколько эта путинская заявка соответствует реальности: во всяком случае, одновременно с проведением Валдайского форума в Пекин был направлен глава администрации президента РФ Антон Вайно — и не просто направлен, а принят там высшими руководителями партии и государства, включая председателя КНР Си Цзиньпина. Потому что российский лидер не мог не понимать: Трамп и ФРС пытаются нанести по Китаю нокаутирующие финансово-экономические удары, и в этой ситуации публично высказанный совет главного союзника «перетерпеть» ведёт к весьма предсказуемым последствиям. Не только между Вашингтоном и Пекином. Но также между Пекином и Москвой. А ещё — между Вашингтоном и Москвой.

Способен ли Китай выстоять под ударами Америки?

Чтобы лучше понять, о чём идёт речь, стоит подробнее рассмотреть динамику американо-китайских торговых отношений, которые по итогам 2017 года достигли рекордного объёма в 636 млрд. долл. (экспорт Китая — 456 млрд. долл., импорт — 180 млрд. долл., профицит — 276 млрд. долл.). При этом США сохранили первое место в мире по объёму своих внешнеторговых операций: 5,23 трлн долл., с дефицитом в 566 млрд. долл. (из общего объёма мировой торговли в 34 трлн. долл.). А Китай закрепился на второй строчке: 4,11 трлн. долл. с профицитом 422,5 млрд. долл. То есть доля товаров с меткой «made in China» составляет всего 20,45%, то есть пятую часть всего американского импорта, при этом формируя почти половину (48,76%) внешнеторгового дефицита США. В целом же доля Китая в американской внешней торговле составляет 12,16% — примерно одну восьмую часть…

В то же время доля сделок с Америкой во внешней торговле Китая составила примерно шестую часть (16,47%), в китайском экспорте — примерно пятую часть (20,12%), а вот в китайском внешнеторговом профиците — почти две трети (65,33%). Иными словами, структура экспортного сектора, а значит — и ключевой части всей китайской экономики напрямую «заточена» на американский рынок, откуда получает львиную долю своих прибылей, а американцы, соответственно, львиную долю своих убытков. Понятно, что подобный дисбаланс в торговле не мог продолжаться вечно, поскольку является одним из важнейших факторов роста федерального долга США, списание которого стояло если не первым, то уж точно вторым номером — после возврата производственных мощностей на американскую территорию и под американскую юрисдикцию — в списке реальных предвыборных задач Дональда Трампа.

Само появление в Белом доме нью-йоркского миллиардера стало возможным только потому, что американский истеблишмент в целом осознал угрозу глобальному лидерству США, исходящую от стремительно набирающего силу «красного дракона». Причём не «вообще» и не в какой-то далёкой перспективе, а уже «здесь и сейчас», что не оставляло времени на продолжение прежних игр ни со «свободой мировой торговли», «правами человека» etc., ни с игрушечными врагами в виде «исламского терроризма», «русской угрозы» и т.д. «Консенсус 2001 года» для Америки, манифестацией которого были «события 9/11», попросту перестал работать.

Впрочем, об этом говорилось и писалось уже неоднократно (в том числе — и авторами данной статьи) после публикации 15 октября «Независимой газетой» статьи её владельца и главного редактора Константина Ремчукова (соратника Германа Грефа, главы предвыборного штаба мэра Москвы Сергея Собянина и нынешнего негласного «серого кардинала» Кремля) под названием «Нет, это — не торговая война. Это схватка за вершину мира».

В пространном и явно «установочном» тексте доказывается, что схватка американского «орлана» с китайским «драконом» — это, во-первых, всерьёз и надолго (что правда), а во-вторых — проводится мысль о том, что «космополитизм экономической глобализации, основывающейся на достижении более высокой производительности и эффективности бизнеса, обладает базовым экономическим преимуществом над национализмом и протекционизмом», а потому «можно считать нынешний исторический зигзаг с ростом влияния экономического национализма в США и Великобритании временным, не имеющим исторической перспективы». Как полагает Ремчуков, «можно ожидать, что на мировой арене Китай займёт место лидера в отстаивании принципов свободной торговли против протекционизма США».

Интересно, что данная концепция, по сути, тождественна той, с которой председатель КНР Си Цзиньпин выступал на Давосе-2017 и которая тогда не встретила никакого понимания, не говоря уже о поддержке, со стороны глобальных политических и финансово-экономических «элит». Что, в свою очередь, вызвало достаточно серьёзные сложности внутри китайской «властной вертикали», которые были преодолены — и с большим трудом — в течение целого года, и способствовало коррекции курса официального Пекина в пользу альтернативных региональных проектов, включая «Один пояс, один путь», ШОС и «Большое экономическое кольцо Северо-Восточной Азии». Получается, что теперь, спустя почти два года, Ремчуков предлагает Китаю пройтись по старым граблям ещё раз — да ещё за компанию с Россией?! Ну, и заодно помочь представителям «глобалистской» элиты свалить Трампа, после чего, возможно, против КНР будет прекращена торговая война, а с России, видимо, сняты санкции, и вообще наступит «рай на Земле»?! Как говорится, свежо предание…

Вне зависимости от того, останется ли Трамп в Белом доме на второй срок, конфликт между Вашингтоном и Пекином будет только нарастать и углубляться. До тех пор, пока не дойдёт до кульминации и не разрешится тем или иным образом

Китай, конечно, в гораздо больше степени зависит от американского рынка, чем США — от товарных поставок из КНР. И угрозы Трампа повысить импортные пошлины с 10% до 25%, обложив ими уже весь китайский экспорт, и выход США из Всемирного почтового союза, «убивающий» бизнес интернет-трейдеров типа Alibaba, и демонизация Китая по прецеденту с Россией, и многие другие действия официального Вашингтона, — всё это является настоящим испытанием на прочность и на выживание для китайской политической и экономической системы. Тем более, что за «торговой войной» может последовать и финансовая, и самая настоящая «горячая». В которых — особенно в случае более-менее полномасштабного военного конфликта — шансы на победу для современной КНР без поддержки России пока исчезающе малы. Это очень хорошо понимают не только в Пекине, но и в Вашингтоне. А потому первые стремятся заручиться максимально возможной поддержкой Москвы, а вторые — максимально нейтрализовать российский фактор в этом конфликте.

Россия на грани перемен и визит Болтона

Санкции санкциями, а Bloomberg уверяет, что с начала 2018 года cостояние 10 богатейших людей нашей страны выросло на 10,8%, и это самый высокий показатель в мире. А долларовых миллионеров в России стало на 30%, или на 40 тысяч человек больше, всего 172 тысячи; кроме того, на долю 10% самых обеспеченных россиян приходится 82% всего личного богатства в России, добавляет Credit Suisse. Вражеская пропаганда, не иначе — жаль, что ни Russia Today, ни телеканал «Россия» не торопятся выступать с опровержениями. А ведь могли бы — в нынешней глобальной «фейкальности» верить (или не верить) с равной вероятностью можно всему. Но, учитывая среднюю температуру по больнице, — то есть, не, конечно же! — среднюю зарплату по РФ в 40 тысяч рублей при подтверждённых миллиардных зарплатах ряда топ-менеджеров «естественных монополий», наверное, «цюрихские гномы» всё-таки здесь привирают не сильно.

Тем более что — это надо повторить ещё раз — в режиме санкций валовой внутренний продукт Российской Федерации по паритету покупательной способности, согласно данным МВФ, вырос за 2012—2017 гг. с 2,556 до 4,016 трлн. долл., то есть на 57,1%. Это поразительные цифры — тем более что никакого сколько-нибудь заметного повышения уровня жизни в нашей стране за эти годы не наблюдалось. Скорее, наоборот. То есть до подавляющего большинства населения столь гигантская сумма попросту «не дошла» — видимо, осев в карманах и на счетах этого самого «сверхбогатого» меньшинства, категорически заинтересованного в улучшении отношений с «коллективным Западом». Не правда ли, парадоксальная ситуация — все «сливки», вроде бы полученные нашей страной от её усилий в Крыму, Сирии и по всему миру, сконцентрировались в руках той части российского общества, которой ни Крым, ни Сирия, ни Россия, по большому счёту, не нужны. И этот гигантский «навес» враждебного богатства, нависший над нашим государством и обществом, грозит обрушиться на них и погрести их под собой. В нынешней социально-экономической системе деньги «должны работать», то есть приносить новые деньги, расширять возможности своих владельцев, в том числе — и властные. А выстроенная при Путине система к работе в таком режиме не приспособлена. Зарабатывать миллиарды она даёт, а вот свободно распоряжаться ими, в том числе покупая власть, — ни в коем случае. Поэтому в российских «верхах» уже возник и стремительно укрепляется «запрос на перемены», который очевидно приобрёл не только идейные, но уже и организационные формы. О чём, на наш взгляд, свидетельствуют практически все действия социально-экономического блока правительства РФ после президентской инаугурации 7 мая 2018 года. Баланс сил внутри отечественной социально-политической и финансово-экономической системы изменился настолько серьёзно, что речь уже всерьёз зашла о смене Конституции 1993 года — иначе «предупредительный выстрел» в виде статьи председателя Конституционного суда РФ Валерия Зорькина в «Российской газете» был бы совершенно излишним. Тем не менее, нет никаких сомнений, что попытки в данном направлении не прекратятся, а будут только продолжаться и усиливаться — возможно, при серьёзном содействии извне, которое саранжируется как политический триумф Кремля и дальнейшее «естественное развитие событий» по сценарию «веймарской России»…

Вариантов здесь превеликое множество — вплоть до воссоздания «СССР 2.0» и даже (частично, во всяком случае — без бывшей ГДР) «лагеря социализма» в Восточной Европе. Но в любом случае, даже из народных сказок известно, что испытание медными трубами славы и успеха — намного серьёзнее и опаснее, чем испытание «огнём и водой». «Огонь и воду» Россия уже прошла, теперь ей предстоит целой и невредимой пройти через «медные трубы».

Возможно, многим покажется, что авторы слишком предвосхищают весьма маловероятные или даже вовсе невероятные в текущей ситуации события. Но, исходя из определённых закономерностей глобальной политики (политики «большой шахматной доски»), этот вариант, напротив, является самым вероятным, поскольку выводит Россию из ситуации устойчивого равновесия, мгновенно «съедает» все накопленные ею свободные ресурсы и резервы, а заодно на порядки обостряет все пока замороженные и притушенные внутренние противоречия и конфликты. Причём в немалом количестве вариантов — вплоть до прекращения существования нашей страны в качестве единого и цельного геополитического субъекта, способного выполнять роль одного из глобальных «центров силы». Кстати, уже по «советскому» сценарию. Только тогда кремлёвские «элиты» манили вхождением в «сообщество цивилизованных стран», а сегодня — воссозданием для них собственной «зоны влияния». Впрочем, нынешние ставки по сути своей ничуть не ниже ставок времён перестройки и рыночных реформ. Тем более что США, по сравнению с 1991 годом, ничего не теряют, «возвращая» или даже «даря» России только то, что было получено ими за бесценок при «распродаже советской империи» нашими либералами. А получить за это они намерены полный карт-бланш в конфликте с Китаем или даже спровоцировать конфликт между Москвой и Пекином.

Кстати, сам Путин неоднократно заявлял о том, что его политика направлена прежде всего на внутреннее развитие, на решение актуальных внутрироссийских проблем, но в своё время он выступал и против повышения пенсионного возраста, и за Крым в составе Украины. Так что ситуация может меняться, порой — очень быстро и категорически, а задача всякого политика и государственного деятеля — не «проспать» эти изменения. Поэтому вопрос о том, насколько связаны между собой визит в Москву советника президента США по национальной безопасности Джона Болтона и подписание президентом РФ указа о введении санкций против украинских физических и юридических лиц, можно считать открытым.

На момент написания данной статьи отсутствовала сколько-нибудь существенная информация о переговорах этого весьма влиятельного представителя официального Вашингтона с ключевыми фигурами российской «властной вертикали»: секретарём Совета Безопасности Николаем Патрушевым, министром иностранных дел Сергеем Лавровым, министром обороны Сергеем Шойгу и самим президентом Владимиром Путиным. Но то, что в Москве его ждали и встречали далеко не по формальному рангу, а намного выше, — никакому сомнению не подлежит. Следовательно, дело здесь не в самой фигуре посланника, а в той информации, которую он привёз с собой. Кстати, в прошлый раз Болтон прилетал в Москву готовить российско-американскую встречу на высшем уровне, которая вскоре состоялась в Хельсинки, а сейчас он намерен после РФ, «на закуску», посетить Азербайджан, Армению и Грузию, куда, кстати, совсем недавно слетала и бундесканцлерин Ангела Меркель. Но при всей важности «закавказского узла» всё-таки он не настолько важен для мировой политики, как отношения внутри «глобального треугольника» США — КНР — Россия.

Нашей стране, судя по всему, может быть предложен (или уже предложен) вариант, в чём-то аналогичный «Большой Двойке», которую американцы при Обаме с подачи Бжезинского предлагали китайцам: дружить против России. Тогда китайская сторона от такого предложения вежливо, но твёрдо отказалась. Главная проблема заключается в том, откажется ли российская сторона от предложения Трампа «дружить против Китая». За любые обещания и «коврижки» со стороны «Дяди Сэма-Дональда». Искушения будут велики, отказаться от них — чрезвычайно трудно. Но, на наш взгляд, абсолютно необходимо для будущего России.

ИсточникЗавтра
ПОДЕЛИТЬСЯ
Александр Нагорный
Нагорный Александр Алексеевич (р. 1947) ‑ видный отечественный политолог и публицист, один из ведущих экспертов по проблемам современных международных отношений и политической динамике в странах с переходной экономикой. . Вице-президент Ассоциации политических экспертов и консультантов. Заместитель главного редактора газеты «Завтра». Постоянный член и заместитель председателя Изборского клуба. Подробнее...