Почему страна должна его почитать, если он всю жизнь был враждебен большинству страны?

Чем больше в школах будут изучать Солженицына с его, скажем, более чем специфическим языком — тем скорее его работы из «антитоталитарного откровения» превратятся в скучное обязательное угнетающее чтиво. Обязательность — не обеспечивает популярности.

Вот давайте посмотрим, сколько людей будут помнить и читать Солженицына через двадцать лет после его смерти — тогда и можно будет говорить и том, учить его в школе или не учить. А то, ведь может статься, что учеников промучают лет десять — а потом будут со стыдом прятать глаза, выкидывая его книги из школьных библиотек: либо потому, что другая партия издаст другое Постановление, либо потому, что окажется — мода прошла, время истекло — и уже и не читается.

Утверждение, что Солженицын — тот Великий Писатель и Мыслитель, каким его представляют в некрологах — само по себе не есть общая оценка его творчества.

Его сегодняшняя комплементарная оценка есть не оценка его как писателя и даже гражданина — а оценка, как антисоветчика. Все, кто его славословит — говорят о его политическом значении — как они его понимают, но не о литературном даровании.

Солженицына в основном славят за то, что он был антисоветчиком — и многие рассыпающиеся ему в комплиментах так прямо и говорят. Его славят за то, что он, как принято выражаться: «Бросил вызов системе». Ему в заслугу даже ставят то, что он чуть ли не один разрушил СССР и Советский строй.

Последнее правда, весьма сомнительно: строй пал не потому, что кто-то что-то прочитал о Гулаге и «сталинских репрессиях» — подобная литература, что в ведомстве Геббельса, что в странах НАТО, выходила тоннами, — а потому, что, с одной стороны, во многом прогнило высшее чиновничество, а с другой стороны — что даже те, кто не прогнил — оказались настолько безвольными, что не смогли оказать сопротивления в час, когда, в общем-то, не слишком влиятельные группы провозгласили, что они их свергают. То есть, оказались «нетоталитарны».

Ставящие ему в заслугу его антисоветизм — обоснованы в своих оценках, если сами являются антисоветчиками — и с точки зрения признания антисоветизма благом. Но, во-первых, это опять-таки — исключительно политическая оценка. То есть оценка с точки зрения определенных политических — и экономических интересов: тех, кто сначала разрушил, а потом разграбил страну. Во-вторых, даже сейчас большинство общества благом считают не антисоветизм — а, скорее, антисоветизм. И для этой части общества — похвала за антисоветизм вовсе не равнозначна однозначному признанию достоинств писательского таланта.

Сегодня о распаде СССР, по данным социологов, так или иначе сожалеют две трети граждан. Не сожалеют — 28%.

Тут речь не о том, кто прав, а кто — не прав. Тут речь о том, что если главным достоинством Солженицына считать его противоборство с советской системой, то за эту систему и сегодня оказывается до 60% граждан, тогда как против — менее 30%.

С кем боролся Солженицын, кому он был врагом — двум третям того самого народа, к «сбережению» которого он взывал.

У этих 60%, объявленных им быть его врагами — нет оснований почитать и славить того, кто объявил себя их врагом и боролся ради уничтожения всего, что было дорого им в их жизни. У них есть основания его презирать.

Если правда, что именно Солженицын разрушил Советский строй — хотя, конечно, как говорилось, это чрезмерное преувеличение — то, значит, это Солженицын творец ужаса 90-х. Возможно, именно с этой точки зрения его и нужно изучать в школах.

Никто не спорит — увидев, что получилось, Солженицын пришел в ужас. Но не раскаялся, не сжег публично свои книги и покаялся: счел, что все делал правильно.

А тогда могут ли те две трети народа, с которыми вел борьбу Солженицын (а тогда, в 60-е и 70-е, он боролся не против системы 60-ти процентов — он боролся против минимум желаний 90% народа) — могут ли они считать его человеком, искренне призывавшим к «жизни по правде»?

Льющие елей на Солженицына хвалят его как «принесшего слово правды». Может быть, они искренне так думают. Но ведь огромная часть общества считает, что в своем «Красном колесе», в своем «Архипелаге Гулаг» — он искусно лгал, выдавая за документальные свидетельства определенным образом подобранные весьма немногие (относительно тех миллионов, о которых якобы шла речь) письма и свидетельства…

Может быть, на самом деле, те, кто думает так — неправы. Может быть — прав Солженицын в своих обвинениях. Но почему собственно эти две трети страны должны думать так, как думал он и думают его политические покровители и преемники…

Солженицын боролся против миллионов людей. В сегодняшнем исчислении — минимум против 60% населения России. То есть, он был их врагом. Почему они должны считать его, объявившего им войну, Великим русским писателем?

Потому что он придумал искусственный и вычурный слог письма своих произведений? Мало ли было экспериментаторов в этой области из числа авангардистов, имажинистов, футуристов и т.п.

У этих двух третей нет основания считать Солженицына «Великим Человеком». Для них он тот, кто помогал разрушить их страну.

Милины погибших в 90-е годы — на совести Солженицына. Бандеровцы на Украине и унижение русских в Прибалтике — на его же совести.

Кто-то скажет, что его хвалит весь мир… Как однажды сказал сам Солженицын: «Они на Западе никогда не учили и не понимали русскую историю — и потому готовы ловить любые басни, лишь бы они порочили Россию». Знал, о чем говорил.

Ему вручили Нобелевскую Премию — она есть и у Горбачева, и у Обамы… В отличие от аналогичных премий в области точных наук, в области литературы и борьбы за мир ее большей частью дают тем, кто чем-либо послужил делу борьбы с СССР — или борьбы уже и с Россией.

Пока никто не назвал иные причины считать Солженицына Великим, кроме того, что он был Великим Ненавистников Советской власти, Советского Союза и граждан погибшей страны. Может быть, таковым он является на самом деле. Те 60%, для которых он был врагом — так вряд ли думают. Но время покажет.

Пока те, кто славят его — славят его лишь за то, что он был врагом этих 60-ти%. Врагом их страны. Врагом их образа жизни. Врагом всего, что было дорого им. Как там было в знаменитой песне: «Враг бешеный на наше счастье поднял руку». То есть, Солженицын был бешеным врагом всего того, что было дорого народу СССР.

У этих 60% — нет оснований, чтобы чтить своего врага.

Есть те, для кого он не враг — а сподвижник в их деле — в деле борьбы с этими 60-ю процентами. Когда они его славят — это понятно и естественно.

Но как минимум бесстыдно делать вид, что на свете есть лишь они — уничтожавшие то, что было дорого этим 60-ти, а когда-то — и всем 90%.

Равно как некорректно и бесстыдно навязывать в обязательном порядке изучение их детям его произведения и ставить ему памятники. Разве что в том качестве, каким он объективно действительно обладал: в качестве не покаявшегося врага шестидесяти процентов населения современной России.

Сергей Черняховский
Черняховский Сергей Феликсович (р. 1956) – российский политический философ, политолог, публицист. Действительный член Академии политической науки, доктор политических наук, профессор MГУ. Советник президента Международного независимого эколого-политологического университета (МНЭПУ). Член Общественного Совета Министерства культуры РФ. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...
comments powered by HyperComments