Представьте, что Сталин в своей известной речи о целях Великой Отечественной войны после эффектной фразы «гитлеры приходят и уходят, а немецкий народ остается» вдруг добавляет «поэтому войну с немецким государством мы сию же минуту прекращаем»…

Глава российского МИД Сергей Лавров дал большое интервью радио «Комсомольская правда». Ничего хорошего любой мало-мальски здравомыслящий и неравнодушный к проблеме национально-государственных интересов России человек в этом интервью почерпнуть не в состоянии.

Например, вновь обсуждается  передача японцам Курильских островов, и Лавров сообщает, что Москва в принципе сделать такой шаг не против, но Япония должна в обмен признать итоги Второй мировой войны; постановка вопроса совершенно абсурдная, ибо главный итог Второй мировой войны для Японии это ее безоговорочный проигрыш в целом и передача Курильских островов нашей стране в частности, и как раз РФ готовностью вернуть Курилы, пусть и не все, данный итог ставит под сомнение.

Но основной пир духа, я бы даже сказал душка, по традиции начался тогда, когда была поднята украинско-донбасская тема.

Например, говоря о возможности отказа киевской власти в легитимности, Сергей Викторович так оценивает подобный шаг:

«Я понимаю, что если мы сейчас разорвем все отношения с этим режимом, да, в поселке Зайцево порадуются неделю. А потом что будет? Потом вы будете объяснять, почему мы потеряли Украину для прогрессивного, цивилизованного человечества. А мы хотим ее сохранить. И поэтому сейчас у нас есть международно-правовое основание требовать от Украины и, самое главное, от Запада, который этой Украиной сейчас руководит». Также, по его словам, «мы имеем отношения с украинским государством. Украинское государство – это гораздо больше и гораздо важнее для нас, чем тот режим, который оказался у власти благодаря предательству Западом всех норм международного права и международного поведения. Украинский народ ни при чем. И подавляющая часть украинского народа, я уверен, желает мира своей стране, желает избавиться от этого позорного режима и желает вернуться к нормальным отношениям с Российской Федерацией».

И, наконец, на вопрос о возможности признания Москвой ДНР и ЛНР наш самый озабоченный в мире главдипломат делится потрясающим открытием – оказывается, такое признание было бы признаком нервного срыва и слабости.

Безусловно, бросать все камни в Лаврова, некогда казавшего фигурой, вполне достойной своего поста и своих великих предшественников, от Горчакова до Молотова и Громыко, смысла нет. Внешнеполитическую линию всегда в первую очередь определяет высшее политическое руководство, а глава МИД занимается ее реализацией, пусть и стараясь донести в режиме обратной связи собственные соображения до руководства. В общем, он не генеральный штаб, а штаб фронта.

Но при этом у МИД всегда есть поле для маневра и окна возможностей, позволяющие корректировать, порой довольно существенно, общую линию. Когда в начале 1996 года Ельцин, поняв, что западные партнеры нам отнюдь не во всем партнеры, сменил откровенного американского холуя Козырева на мудрого Примакова, Евгений Максимович шансом подкорректировать курс воспользовался на 110%, не только полностью используя имеющиеся окна, но и создавая новые.

Лавров же, напротив, вместо того чтобы пытаться обеими руками растянуть имеющееся небольшое пространство для импровизации, сиротливо съежился где-то в его центре, и пространство в итоге съежилось до размеров этого самого центра.

Раньше РФ проводила капитулянтскую политику под бравурные речи и величавое шевеление чиновных бровей. Теперь антураж вполне соответствует содержанию. Слава богу, что в разных юмористических шоу и лабораториях по производству казенно-патриотических демотиваторов и карикатур хотя бы перестали лепить образ Лаврова-победителя, правящего миром, бурей и натиском побеждающего незадачливых западных министров и госсекретарей и ставящего им на спину свой кованый ботинок. Смотреть на эту ерунду было стыдно и противно. Правда, ваять из вульгарной М.Захаровой аналогичную шефу победительницу Запада наши СМИ пока не бросили, и регулярно цитируют претендующие на сарказм и  чувство морального превосходства посты с ее личной страницы в Facebook, по какому-то недомыслию почитаемой как официальный источник МИД. Лично я делать это после ее брошенной весной фразы о том, что главный принцип российской дипломатии –  в ответ на удар по одной щеке подставить вторую, просто постеснялся бы.

В нынешнем интервью «Комсомольской правде» Лавров повторил все феерические тезисы из уже имеющегося у него набора, снабдив их и некоторыми новыми перлами. О том, что адекватно отвечать на хамство, грубость и откровенную агрессию в твой адрес суть признак слабости, уважаемый министр говорил и раньше. Правда, эта шутка от многократного повторения многократно смешнее не стала, грустнее – да.

Из числа новинок – тезис об отношениях «не с режимом, но с государством». Нет, ладно бы обычная жвачка про различение режима и народа, но государство в международных отношениях – это именно его текущий режим, и отличить одно от другого как-то совсем мудрено. Вроде бы азы политической науки, но наши ключевые министры, похоже, и до азбуки не дозрели. Интересно, за сколько сольдо и ради какого представления у какого Карабаса Барабаса они по пути в школу продали свой букварь? Нет, право слово, представьте, что Сталин в своей известной речи о целях Великой Отечественной войны после эффектной фразы «гитлеры приходят и уходят, а немецкий народ остается» вдруг добавляет «поэтому войну с немецким государством мы сию же минуту прекращаем», и еще вспоминает про миллионы избирателей, которые еще десять лет назад голосовали за немецких коммунистов и которые не могут нести ответственности за своих текущих правителей.

«Вы будете объяснять, почему мы потеряли Украину для прогрессивного, цивилизованного человечества», — здесь уж пахнуло каким-то совсем поздним Горбачевым или совсем ранним Ельциным. Для какого «цивилизованного человечества»? Для тех самых уважаемых западных партнеров, которые, по словам самого же Лаврова, организовали на Украине государственный переворот и по сию пору плотно контролируют новую власть, преступную и нелегитимную? Так они ее не потеряли, они ее как раз нашли и радостно пользуются. Россия же, в который раз повторю, ту Украину, что была по состоянию на март 2014 года, потеряла, вернув Крым. И дальше надо было не делать вид, что ничего не произошло и Крым отдельно, все остальное отдельно, а работать над кардинальным переформатированием теряемой Украины в заново найденную, благо все возможности имелись. Нынешняя же позиция это именно попытка  в 1942 году «не терять Германию», памятуя о «Рот Фронте» и лично томящемся в застенках товарище Тельмане. Аналогия становится все более и более реалистичной, памятуя недавние баталии возле Керченского пролива, да и «объединительный собор украинской православной церкви», про который Москва устами Д.Пескова по традиции сказала, что ее он не касается

Турция без малого полвека единственная признает государственность Северного Кипра. Ей все равно, что она одна – главное, что соплеменники в безопасности и знают, что предавать под лозунгом «нам нужен весь Кипр» их никто не будет. Маленькая Армения формально из соображений дипломатической казуистики не признает независимость Карабаха, но все армяне от мала до велика знают, что Карабах – армянский, и фраза «мы не должны признавать Карабах, чтобы не терять Азербайджан» может быть расценена как кощунство или признак тяжелого умственного расстройства.

Сторонник российского внешнеполитического курса может брякнуть, что это свидетельствует как раз о слабости Армении и Турции. Но, по моему скромному мнению, слабыми в этих сравнениях выглядят отнюдь не они. А ведь признание ДНР с ЛНР и отзыв признания режима Порошенко, то есть шаги, расцениваемые Лавровым как вопиющая крамола и нечто абсолютно недопустимое, это не максимум, а самый минимум из необходимого к выполнению.

Неужели российские чинуши, разражающиеся кощунственными размышлениями о «недостаточно русском Донбассе», и вправду верят, что, впихнув Донбасс обратно в состав Украины, они получат некий сдерживающий Киев пророссийский плацдарм? Пусть съездят в Донецк и сходят на Аллею Ангелов, где выбиты имена десятков донбасских детей, погибших от украинских пуль и снарядов. Глубокое моральное потрясение и переосмысление всем, у кого осталось хоть что-то человеческое, гарантировано. «Что-то человеческое» это, конечно, не про наших властителей, но ведь все равно не едут.

Новая, реально переродившаяся Украина или то, что придет ей на смену, когда-нибудь, возможно, могла бы мирно соседствовать и дружить с Донбассом в рамках какой-нибудь Конфедерация постсоветских русско-славянских республик с центром в Москве. Сумели же примириться французы с немцами в рамках единой Европы, более того – стать ее создателями. Но это должна быть по-настоящему кардинально новая постУкраина, а не тот же режим, сменивший Порошенко на почему-то воспринимаемую более договороспособной Тимошенко. Это должно быть примирение с позиций признания юридическими правопреемниками агрессора факта агрессии и глубокого раскаяния за совершенное. И, наконец, это все, если говорить о возможном естественном ходе событий, в любом случае вряд ли будет в этом поколении. Поколении Аллеи Ангелов.

Нет, чисто технически и сейчас вполне можно засунуть Донбасс туда, откуда он бежал, бежал, как казалось, в родную гавань. Но к чему это приведет? На одном из бесконечных телевизионных ток-шоу о политике я не так давно сказал, к чему – вместо мифического пророссийского плацдарма мы получим вторую Галицию, еще сильнее, чем остальная Украина, ненавидящую Россию как предательницу с полным на то основанием. Шоу шло в записи, и мою реплику, которую я произносил без особой надежды на преодоление цензурных рогаток, конечно же, вырезали. Что ж, повторю на этот раз без цензуры: вместо мифического пророссийского плацдарма мы получим вторую Галицию, еще сильнее, чем остальная Украина, ненавидящую Россию как предательницу с полным на то основанием.

Есть еще один промежуточный вариант, здесь и сейчас чуть менее брутальный политически, но в среднесрочной перспективе такой же прискорбный. Замечательный уральский историк Дмитрий Лабаури, кстати, горячий сторонник Донбасса и Новороссии, не так давно выпустил книгу «Евангелие и револьвер» о болгарском национальном движении в османской Македонии и Фракии на рубеже прошлого и позапрошлого веков. Это не строго историческое, а настоящее острополитическое чтиво – страница за страницей полное ощущение дежа вю. Горячий национальный подъем, обостренное национальное чувство, даже сильнее, чем в самой Болгарии, чудеса самоотречения и самопожертвования ради общего дела, двусмысленная позиция софийского правящего класса, в итоге – героическое восстание 1903 года, его поражение и постепенное угасание патриотизма и любви к отчизне, так и оставшейся по другую сторону границы.

Завершая основную часть книги, Лабаури приводит пример болгарско-македонского писателя Стояна Христова, в раннем детстве ставшего свидетелем событий 1903 года, до зрелых лет сохранявшего болгарское национальное самосознание, но затем «в буквальном смысле переродившегося» и ставшего убежденным сторонником независимой и самостоятельной македонской нации: «В 1985 г. его работы были впервые переведены с болгарского и английского на македонский литературный язык и изданы в Скопье. При этом С.Христов предварительно добровольно дал согласие на то, чтобы во всех его литературных творениях дефиниции «болгарин» и «болгарский», относившиеся лично к нему лично к нему, либо к населению Македонии, были заменены в новой редакции соответственно на «македонец» и «македонский». Так выглядит пример эволюции сознания, пережитой в течение всего одной человеческой жизни. Но в действительности он был характерен для целого поколения. Новый дух эпохи с середины XX в. неумолимо разрывал всякие связи Македонии с Болгарией, толкая людей даже к такому кощунству, как отречение от очевидной памяти прошлого. Немногим оставшимся к тому времени еще в живых македоно-болгарским активистам, принесшим лучшие свои годы на алтарь борьбы за общеболгарское единство, оставалось лишь вспоминать «светлые дни» – «дни борьбы за светлые идеалы»».

Что-то до боли – именно до боли – знакомое проклевывается, не находите?

Получить вместо потенциально самой русской территории на планете Земля, способной и обязанной стать центром сначала сборки Новороссии, а затем притяжения Малороссии, либо вторую ненавидящую тебя Галицию, либо вторую Македонию, «донбасскую нацию», не любящую Украину и подчеркнуто отстраненно относящуюся России – для этого надо было сильно постараться. Надо или совсем не иметь мозгов, или иметь их, но не связывать свое и своих детей будущее со страной, в которой ты находишься и на которую своей деятельностью навлекаешь геополитические и метафизические последствия уникального масштаба. И самые нехорошие мысли вкупе с глубокой, поистине лавровской озабоченностью вновь лезут в мою голову…

comments powered by HyperComments