В 90-е годы прошлого века шёл распад системы обороны страны, разрушалась армия. Спустя пятнадцать лет со всей очевидностью стала понятна преступная ошибочность этой политики. Безоружная Россия была заперта и фактически изолирована в «медвежьем углу»; полным ходом шёл новый колониальный передел мира, при котором у нашей страны, назначенной сырьевым придатком развитых стран Запада, были все шансы стать колонией, не имея возможностей как-либо защищать свои национальные интересы.

И в этих условиях новое российское руководство приняло единственно правильное решение — восстановить оборонные возможности страны. Реанимировать её ВПК, воссоздать мощную современную армию. На фоне руин военной промышленности и стремительно дряхлеющей армии это была сверхзадача, настоящий национальный проект, с которым мы блестяще справились.

На эти цели в рамках «программы 2020» — перевооружения и переоснащения Российской армии — было выделено свыше 20 трлн рублей до 2020 года, и почти столько же на восстановление заводов и концернов ВПК. Это были огромные деньги, и они были вложены не зря!

Согласно мартовскому посланию Владимира Путина Федеральному собранию, за период с 2012 по 2018 год оснащённость российских Вооружённых сил современными видами оружия выросла в 3,7 раз.

Доля новой и модернизированной техники в стратегической ядерной триаде увеличилась с 37% до 81%. Показатель был достигнут за счёт поставок подвод­ных ракетных крейсеров проекта 955 «Борей», модернизированных стратегических бомбардировщиков (Ту-160 и Ту-95МС) и сверхдальних крылатых ракет воздушного базирования Х-101/102. Сюда же входят 80 новых межконтинентальных баллистических ракет и стратегический ракетный комплекс «Ярс», которым оснастили 12 ракетных полков.

Серьёзные успехи были достигнуты в переоснащении Воздушно-космических сил. Доля новой и модернизированной техники в ВКС достигла 73,9% (в 2012 году она составляла 30%).

С 2013 года состав оперативно-тактической авиации ежегодно пополняют свыше 200 боевых единиц: бомбардировщики Су-34, истребители Су-30СМ, Су-35С, МиГ-31БМ, ударные вертолёты Ка-52 «Аллигатор» и Ми-28Н «Ночной охотник».

Более чем 1,5 раза увеличились возможности войск ПВО-ПРО в сфере разведки, контроля воздушного пространства и огневого поражения. Это стало возможным благодаря поставкам новейших радиолокационных станций (РЛС), средств радиоэлектронной борьбы (РЭБ) и зенитных ракетных комплексов (ЗРК). Дальность радиоподавления возросла в 3,5 раза.

В Военно-морском флоте РФ доля новых и модернизированных видов вооружений выросла с 52% до 61,9%. Его пополнили более 150 кораблей и судов различного предназначения, включая новейшие образцы, вооружённые ракетным комплексом «Калибр». Около 60 летательных аппаратов получила морская авиация. Огневой потенциал береговых войск был укреплён несколькими дивизионами ракетных систем «Бал» и «Бастион».

Большой прорыв с 2012 года был совершён в сфере оснащения Вооружённых сил России высокоточным оружием большой дальности. Помимо «Калибров», армия продолжила получать оперативно-тактические ракетные комплексы (ОТРК) «Искандер-М», предназначенные для уничтожения командных пунктов, укреплённых наземных целей и крупных надводных сил противника. Заметно улучшилась ситуация в Сухопутных войсках, где доля новых вооружений возросла с 15% до 45,8%, а доля исправной техники составляет 98%. С 2012 года мотострелковые, артиллерийские и танковые части получили более 10 тыс. современных образцов оружия. Огневая мощь Сухопутных войск увеличились на 45%, живучесть — на 30%, манёвренные возможности — на 50%.

Только в 2018 году в рамках заданий гособоронзаказа в войска было поставлено около 2 тыс. основных образцов вооружений и военной техники. Среди них 74 самолёта и вертолёта, 80 беспилотных летательных аппаратов, четыре полковых комплекта зенитных ракетных комплексов С-400, пять надводных кораблей, 250 танков и боевых бронемашин.

И, что очень важно, процесс перевооружения на этом не завершается. Новая государственная программа вооружения (ГПВ) предусматривает, что до 2027 года в Российскую армию будут поставлены серийные образцы оружия нового поколения. Это межконтинентальные баллистические ракеты «Сармат», ЗРК С-500 «Прометей», истребители пятого поколения Су-57, самоходные артиллерийские установки «Коалиция-СВ», танки Т-14 «Армата», гиперзвуковые боевые комплексы «Кинжал», «Авангард», «Циркон».

Такие количественные изменения не могли не привести к качественным. 2 ноября прошлого года издание Business Insider опубликовало рейтинг самых сильных армий в Европе, в котором Россия заняла первое место. А в мировом рейтинге делит его с армией США. Сегодня мы можем быть спокойны за мирное небо над нашими головами. Никакому агрессору не придёт в голову нарушить наши границы или бросить нам вызов.

Естественно, в нашей прозападной либеральной среде такие масштабные изменения не могли не вызвать бешеную критику. Тезисы были всё те же, что и тридцать лет назад, когда только начиналось разрушение фундамента, на котором стоял Советский Союз.

Зачем нам столько вооружений? Народу нужно масло вместо пушек и томографы вместо самолётов.

Военный бюджет съедает ресурсы, которые нужны стране для мощного экономического рывка в будущее.

Бедная Россия не может себе позволить такие траты на оборону.

Вот только главный аргумент того времени — что нам никто не угрожает, и весь передовой западный мир стремится к добрососедству и братскому сосуществованию с нами — больше не упоминается. После разрушенной Югославии, превращённых в хаос Ирака и Ливии и базах НАТО, развёрнутых у самой границы России, этот тезис либералами оказался стыдливо забыт…

Всерьёз обсуждать эту «заезженную пластинку» бессмысленно. Все эти аргументы давно разобраны и признаны несостоятельными. Сегодня совершенно очевидно, что именно предприятия ВПК являются настоящими локомотивами технического и технологического развития страны. И вместе с военной продукцией они способны поставлять (и поставляют!) самое современное наукоёмкое оборудование невоенного назначения: от средств связи и радиолокации до медицинского оборудования, авиации и судов.

Нелепо и утверждение о неких сверхрасходах России на оборону в период продолжающегося экономического кризиса. На самом деле, все три последних года доля военных расходов российского бюджета постоянно уменьшалась. «В валовом внутреннем продукте в 2019 году она составит 2,9% (США — 3,1%), в 2018 году составляла 3,0% (США — 3,0%), в 2017 году — 3,4% (США — 2,9%)». При этом роль армии в условиях экономики — роль истребителя безработицы: ежегодно в ВС РФ по контракту приходит служить более 100 тыс. человек, многие из которых утратили работу «на гражданке». Одновременно армия — это канал эмиссии денег. Военная продукция не нуждается ни в рекламе, ни в перепродаже, ни в сетях распространения и тем самым — почти идеальный товар для «слива» инфляции. То есть роль строго противоположная той, что российской армии приписывают либеральные обыватели.

Но все эти экономические плюсы ничто по сравнению с самым главным стратегическим «продуктом», который производят Вооружённые силы Российской Федерации. Этот продукт называется «безопасность», и именно он позволяет уверенно планировать макроэкономическое будущее страны, развивать её экономику, строить, обучать, лечить. Армия была, есть и останется важнейшим краеугольным камнем государства.

comments powered by HyperComments