– Иван Иванович, добрый вечер.

– Добрый вечер.

– Иван Иванович, мы – Национальный курс. Агентство Национально — освободительного движения – НОД. Сейчас на презентации вашей новой книги вы назвали эту книгу идеологическим романом. Какую идеологическую линию вы даёте читателям, в чем она заключается?

– Честно будешь делать то, во что сам веруешь. Я избрал эту форму благом. Я всегда придерживаюсь немного фантасмагоричной литературной формы, что позволяет больше раскрыть характеры и манипулировать всякими обстоятельствами. История, как она могла бы быть. Но она должна проявить в читателе понимание нашей русской сущности. Мы Катехон, мы люди Катехона ( Катехон – государство, имеющее миссию препятствовать окончательному торжеству зла, приходу антихриста). Что это означает? То есть любой большой кипеш заканчивается на нас: Гитлер – на нас, Наполеон – на нас. Там, где зарождается какая-то идея сверхчеловечества и осуществляется военный захват, обязательно из болот встают ранее неказистые чуваки, превращаются в широкоплечих богатырей, тётки наливаются и рожают по десять человек одновременно, уже вооружённых автоматом Калашникова, всех побеждают, ничего не берут, назад возвращаются.

Подспудно каждый из нас чувствует ответственность за эти огромные территории, видимо, Господь и доверил нам, именно нам, хранение этих территорий. Нам, которые, в общем-то, не отличаются особой организованностью, казалось бы, особыми великосветскими талантами. Мы талантливы в другом, мы талантливы духом. У нас не идут фильмы про супергероев, потому что каждый из нас подспудно, на уровне подсознания, верит, точно знает, что он и есть супергерой, и если опять Гитлер придёт – ничего не поделаешь – прощай Маруся, пошёл я Гитлеру голову рубить, пойдёт, отрубит, всё сделает. Вот так оно, такие мы. Это – идея Третьего Рима, идея Катехона.

Её нужно правильно распаковать, как информационный файл, в доступной для молодёжи форме. «Кто ты? Ты – супергерой». Ты Ницше читал? Эта книжка о тебе. Перестань пить пиво, займись ЗОЖ-ем (здоровый образ жизни). И основная задача этой книги – всколыхнуть в человеке внутреннее понимание этой ответственности за весь мир, и эта ответственность – новый взгляд на окружающее как на принадлежащее тебе. И это влияет на детей, потому что информация правит миром. И вот свою каплю я решил тоже добавить. Да, мы – орда, да, Крым – наш. Ну, короче говоря, это надо читать.

– Иван Иванович, вы ещё затронули вопрос Отечества…

– Да, Отечество – вот возвращаемся опять к этой теме, она довольно тонкая и требующая размышления. Отечество – набор знаний отцов, который они приобрели, потому что мужчине по домострою принадлежит внешний мир, женщине – внутренний. Никогда русская баба особо униженной-то не была, можно вспомнить три — четыре случая. В Америке в каждом втором фильме дочка вспоминает, что её изнасиловал отец родной. Видно, у них принято. Они– безжалостные твари, они индейцев-то, помните, как уничтожили… Это сейчас они про демократию говорят, а люди не меняются: англосаксы в смеси с голландцами – я думаю, там этот коктейль зловещий так и остался.

– Договорю тогда всё-таки про Отечество. Мы, кроме восстановления суверенитета России здесь непосредственно, ещё выступаем за возвращение границ нашего Отечества по итогам Второй мировой, Великой Отечественной войны, за которые мы отдали тридцать миллионов жизней. В связи с этим вопрос такой: Киев – это наше Отечество?

– Конечно. Конечно наше Отечество. У нас, к сожалению, сейчас нет возможности сделать всё как надо было сделать: чтобы с минимумом жертв, с минимумом потрясений скорее всю Украину вернуть в состав Российской Федерации, потому что мы – один народ. Очень жалко, что мы и они – это одно и то же, а они отделены. Мы сейчас разделённый организм живой, и белорусы – то же самое.

– А Армения, Грузия?

– А Армения, Грузия – тоже, в принципе, они все наши, все, кто был в составе СССР – все наши. Я считаю, что и в будущем, если мы будем следовать этой идее Катехона – я в ней убеждён, я просто не знаю, какова должна быть механика её реализации, такая, наглядная – Господь нам подскажет, и в нужный момент – само произойдёт. Возвращаясь к Отечеству, это – свод правил, свод правил и чувствований, и пониманий, свод понятий. Отечество – понятийный свод. В конце концов что-то произойдёт, когда мы должны будем включиться. Я думаю, что это скоро произойдёт, потому что уже геополитические изменения носят спазматический [характер], то есть как спазм, как судорога.

– И необратимый характер.

– Необратимый, дурной, ничем не мотивированный, так что и Америка запуталась, она теряет влияние над Европой, ей нужен сильнейший кипеш в Европе, чтобы опять обратились к Америке. Американцы сами непуганые, потому что они невоевавшие. Они благоденствуют за счёт Европы, за счёт нас, у которых разрушили города — вот эти войны. Если мы сейчас выдержим, эти санкции, всё остальное, направим в нужную форму.

Я бы опричнину ввёл, вот, ей-богу, я бы ввёл опричнину, потому что, видать, добрым словом денег не добьёшься у этих людей, у которых они есть. Они у них гниют в подвалах, это всё можно пустить на восстановление заводов, это всё на зарплаты учителям, врачам, самым основным, на ком зиждется общество. Людям можно раздать квартиры, которые сейчас стоят просто фондом, это просто капиталовложение, туда не заедет молодая семья…

Нужны изменения, но не революционного толка, а вот как у нас всегда, по-нашему, по-ордынски, дворцового толка. Нужна опричнина.

– И всё же. Государственную идеологию надо возвращать?

– Конечно надо. Есть простые, очевидные вещи. У нас пока всё держится на Путине, слава Богу, дай Бог ему здоровья, значит, видимо, единственный человек, который может это всё пока удержать. Что будет дальше – непонятно. Я надеюсь, что мы придём всё-таки к такому здравому пониманию необходимости, отменим эту тринадцатую статью (статья 13.2 Конституции России запрещает государственную идеологию), возьмём какой-нибудь благородный тезис, типа того же Катехона. Зла никому не приносим, как и не приносили, просто сделать это национальной идеей – что ответственность у тебя за весь мир: ешь, Вася, кашку, учи математику, потому что однажды это тебе потребуется для того, чтобы спасти девочку Машу, может быть, на другом конце света, за которую ты ответственен. То есть изменится мера ответственности. Надо бороться с этим, пятнадцатую статью тоже (статья 15.4 Конституции устанавливающая приоритет международного права)… Вообще, надо чтобы какой-то серьёзный совет специалистов решал вопрос с конституцией. Писалась она, всем известно, на коленке, за несколько дней, в девяносто третьем, чтобы быстрее; там дикости эти – как может быть примат европейского права!..

– Международного.

– Международного права над государством. Я беру радикальные [примеры]: а вдруг они бы были людоеды, и мы обязаны были бы есть [людей], ну, по их [законам], а если не ешь, то – в тюрьму сядешь. Это глупые привнесенные антигосударственные и антинародные статьи конституции нужны для того, чтобы нас держать, нами управлять.

– Иван Иванович, спасибо большое.

– Ради Господа, ребята, поклон всем единомышленникам.

ИсточникНациональный курс
Иван Охлобыстин
Охлобыстин Иван Иванович (р. 1966, Тульская область) — российский актёр, режиссёр, сценарист, драматург, журналист и писатель. Священник Русской Православной Церкви, временно запрещённый в служении. Креативный директор компании Baon. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...
comments powered by HyperComments