17 марта 2019 года исполнилось 120 лет со дня рождения Лаврентия Павловича Берии.

Пожалуй ни одна историческая фигура в России и Советском Союзе не получала столь полярных оценок противников и сторонников – от печально привычных и лживых «тирана» и «палача» – до «лучшего менеджера ХХ века»[1].

Ни история России, ни историки России пока еще не расставили всех точек над «i» в оценке Л.П. Берии. Потому что слишком близко еще дыхание, пульс той эпохи, слишком живы физические и идейные наследники тех, кто принимал политические решения в середине ХХ века, в том числе в отношении Берии. И слишком сильны в России антисоветские, антисоциалистические и антироссийские силы.

В принципе, научные и идейные дискуссии вокруг фигуры Л.П. Берии в России в целом завершены. Теперь безусловно понятно, что клеймо «палача» и «тирана» Берии незаслуженно поставлено противниками курса Сталина. Устойчивый центр оценок причин устранения Берии и создания ему демонической репутации на многие годы сегодня помещается, как говорят в науке, в «кластер» таких оценок как «результат схватки группировок во власти», «усталость элит и части народа жить в режиме мобилизации и стремление “просто пожить”» (которому противостояла «элита дисциплины дела» во главе с Берией), «попытка партийных аппаратчиков сохранить власть», «реванш в руководстве партии троцкистского крыла», «месть “репрессированных” (осужденных в большинстве своем законно и обоснованно за антисоветскую и антигосударственную деятельность)».

В целом антисталинисты исходили из а) мелкобуржуазной антисоветской идеологии, в том числе стремления устроить из власти синекуру –  вместо служения стране, б) ультрареволюционной (троцкистской) антисоветской идеологии, основанной на волюнтаризме и антинаучности управления, активной борьбы с «контрой» во всем мире (в том числе, чтобы скрыть преступления тех ее сторонников, которые наиболее рьяно участвовали в «репрессиях»), в) идеологии «власти партийного аппарата» и стремлении удержать власть организационно-управленчески непрофессиональной (слабокомпетентной) частью партийно-аппаратной верхушки страны и хозяйственных руководителей, г) мотивов сведения личных счетов (со стороны некоторых руководителей, к которым у НКВД были обоснованные вопросы; со стороны некоторых родственников осужденных («репрессированных»); зависти к более успешному руководителю со стороны некоторых его соратников, поскольку Берия был самым успешным руководителем в среде своих соратников, можно сказать Моцартом в среде Сальери (хотя сам никогда этого не выпячивал и был вполне скромен в своей самооценке) и другими когортами и мотивами с приставкой «анти-», д) с 60-70-х годов ХХ века – также со стороны прозападной антисоветской и антисоциалистической идеологии. Без сомнения были и внешние корни антисталинизма, исходившие из англосаксонской культуры – Великобритании и США.

В целом все это проясняет ответы на вопросы о том, 1) «почему все бывшие соратники, среди которых были даже товарищи и друзья, отвернулись, массово предали Берию вслед за активистами процедуры его снятия во главе с Хрущевым?», 2) «почему это вылилось фактически в процесс над Сталиным и Берией на ХХ съезде КПСС?», и даже на вопрос 3) «зачем нужна была последующая многолетняя компания лжи и клеветы против Сталина и Берии?».

Но все это пока не отвечает на вопрос «почему Берия до сих пор не реалибилитирован?». Ведь на весах «добра» и «зла» у него более явный перевес «добра» и «пользы» над «злом» и «прегрешениями», чем у других его современников и соратников.

Действительно, постепенная народная и политическая реабилитация И.В. Сталина пока очень медленно идет в направлении реабилитации Л.П. Берии. По понятным причинам давно реабилитированы люди, которые явно пытались совершить антисталинский государственный переворот – М.Н. Тухачевский, И.Э. Якир, И.П. Уборевич и другие, неудачно начавшие войну, такие как маршал Д.Г. Павлов и другие. Их именами названы улицы и памятные места, как например, улица Маршала Тухачевского, которая пересекается с улицей действительно героического офицера русской и советской армии генерал-лейтенанта Д.М. Карбышева, расположена рядом с проспектом и улицами, носящими имена других героических маршалов и генералов Великой отечественной войны – маршала Г.К. Жукова, генерал-полковников В.В. Глаголева, Н.Э. Берзарина, других военнослужащих и деятелей науки и культуры. Реабилитация таких руководителей состоялась именно потому, что они были представителями антисталинской когорты и/либо пострадали от сталинизма. Однако, не принижая имевшихся у них заслуг, нужно отметить, что их вклад в укрепление и развитие страны совершенно не идет в сравнение с тем, что за свою жизнь сделал Л.П. Берия сначала в Грузии и Закавказье, превратив их в цветущий и промышленно развитый край (в возрасте 27-39 лет), затем в стране в целом в предвоенные годы, в годы войны и послевоенные годы (в возрасте 39-54 лет). Его заслуги неоспоримо выше даже вклада подавляющего большинства его не репрессированных соратников и противников, тогда как «прегрешений» несоизмеримо меньше. Так почему же он остается (фактически единственным) политически и идеологически жестко отторгаемым руководителем той эпохи?

Однако обо всем по порядку.

Начать необходимо с того, что в 20-50-е годы ХХ века в СССР продолжалась скрытая и открытая гражданская война (война между слоями и группами населения). Это была жестокая борьба не на жизнь, а насмерть. Перед Отечественной войной в 1937-1938 годах (еще до прихода Берии в НКВД в качестве руководителя) системой НКВД по врагам СССР и социализма внутри страны был нанесен превентивный удар. Значительная часть была осуждена за реальные дела, но при этом пострадала (или чрезмерно пострадала) часть невинных людей. Но благодаря этой операции во время войны против объединенной под нацистскими знаменами Европы «пятая колонна» внутри СССР оказалась существенно меньше, хотя все равно была достаточно велика. Гражданская война в «горячей фазе» во время Великой отечественной войны стала одним из компонентов войны – в гитлеровской интернациональной армии[2] против СССР и ее народов воевали сотни тысяч людей, родившихся в СССР – прибалты, украинцы, русские, представители всех национальностей, а некоторые народы практически целиком поддержали Германию (за что впоследствии были депортированы).

Берия находился «по эту сторону» советского строя и социализма. Как руководитель Грузии, руководитель органов НКВД и Госбезопасности в широком спектре своей деятельности он участвовал и в вынесении приговоров, в том числе расстрельных, в отношении тех лиц, которые были противниками существующего строя, сталинского курса и большинство из которых в своей деятельности сознательно боролось против режима, было его непримиримыми идейными противниками. Конечно, с точки зрения русской морали и тем более какой-то «абстрактно-гуманистической» морали трудно оправдать любого конкретного человека, когда он убивает другого… Но тогда трудно оправдать и солдат, убивающих солдат вражеской армии. Однако, к сожалению, это – печальная неизбежность любой войны: «на войне как на войне», или убиваешь ты, или убивают тебя. В происходившей в СССР гражданской войне тоже было именно так.

Среди тех, кто подписывал приговоры, была практически вся политическая верхушка СССР всех уровней (сверху донизу) и Берия на ее фоне совершенно не был «особенно кровожадным», но даже как раз наоборот – по сравнению с другими соратниками он был существенно мягче и демократичнее, пролил гораздо меньше крови и даже остановил потоки незаслуженной крови невинно осужденных, многие из которых не просто остались живы, но вернулись в строй после 1938 года и позже, так же как и среди осужденных по результатам неудачного начала войны. Однако при этом даже те руководители НКВД, которые действовали гораздо более жестко и порой даже жестоко – Г.Г. Ягода и Н.И. Ежов – и которые понесли за это наказание, так не третируются антисталинистами, антисоциалистами, как Берия. Значит, «проблема Берии» и не в этом и это – не более, чем предлог, причем, надуманный и клеветнический.

И здесь все дело в том, что гражданская война продолжилась и после смерти Сталина, и после расстрела Берии и его соратников. Большой победой антисталинского курса стал ХХ съезд партии. Но и это, как теперь понятно, было только началом тех процессов, итогом которых в 80-90-е годы ХХ века в гражданской войне на данном этапе одержали победу сторонники антисоциалистического курса.

Есть мнение, что победу над социализмом в начале 90-х годов ХХ века одержали троцкисты. Но думается, что проблема более многомерна. В середине и конце ХХ века победу одержали те многообразные внутри себя антисталинские элиты, которые, повторим, включали в себя а) сторонников троцкизма, б) носителей мелкобуржуазной идеологии («пожить для себя»), в) значительной части партийных аппаратчиков, которые не хотели мириться с необходимостью расширения полномочий руководителей-практиков, г) части интеллигенции, которая выступала за «свободу слова» и против цензуры, за «свободу творчества» и против «принудительного труда» на заводах, в «шарашках», колхозах и т.д., и д) противников социалистического курса, которые стали авторами прозападной модели развития страны и ее интеграции с Западом в конце ХХ века.

Кратко остановимся на анализе некоторых из этих когорт. Начать лучше с представителей прозападного вектора в идеологии и практике управления.

5 марта 1946 г. прозвучала знаменитая «фултонская речь» У. Черчилля, ставшая началом «холодной» войны. Важно заметить, что. кроме всего прочего, этот тип войны как важнейший компонент включает в себя войну информационно-идеологическую.

В этой складывающейся новой обстановке в мире не странна концентрация усилий руководства СССР на создании атомного оружия и поручение этого проекта наиболее талантливому и жесткому руководителю – Л.П. Берии. В итоге уже 29 августа 1949 года прошло первое успешное испытание атомной бомбы в СССР[3], а позднее – 12 августа 1953 года (уже после ареста Берии) в СССР на Семипалатинском полигоне была взорвана первая в мире водородная бомба. Атомный проект в СССР начал разворачиваться мощно и разнонаправленно – на горизонте был Обнинск 1954 года (первая атомная электростанция), разрабатывались атомные реакторы для ледоколов и подводных лодок, которые будут созданы в 1958-1959 и т.д.

Без сомнения, как военные успехи СССР, так и послевоенное восстановление, прорывы в атомной и ракетной промышленности, привлекательность социализма для подавляющего большинства населения планеты создавали гигантские угрозы привычному самовластному владению в мире Великобритании и США. Англосаксонская культура встала в боевую стойку. Так, США (ЦРУ) и Великобритания после войны начали мощную и комплексную антикоммунистическую организационную, политическую и идеологическую работу в Европе [4].

Такая работа была начата и в отношении СССР. Американская и английская разведки начали искать бреши в советском строе, в сталинской системе управления, в идеологии, в кадрах, окружавших Сталина – это стандартная стратегия и тактика англосаксов. Не странно появление известного, хотя и дискуссионного по авторству, «Плана Даллеса». Можно даже предположить, что Берия неспроста был обозван «английским шпионом» – не по принципу ли крика вора: «держи вора»? Может быть, в советском руководстве после войны уже действительно были английские шпионы и агенты влияния? Причем, сегодня всем понятно, что Берия к ним не относился – это лишний раз доказывается даже тем, что он был бы давно реабилитирован современными прозападными элитами.

Англосаксы привыкли действовать системно и последовательно. Поэтому уже во время Второй мировой войны и сразу после нее они без сомнения разработали свои первые антисоветские планы и стратегии. Поэтому неспроста все то, что происходило после войны, особенно после смерти Сталина, имело серьезные признаки подготовленной диверсионной антисоветской деятельности. С годами эта деятельность приобретала все более системный характер, была превращена в технологию, которую «не заметили» или которой намеренно попустительствовали и способствовали те или иные  руководители страны. Постепенно многие стали ее сознательными либо бессознательными («втемную») проводниками. При этом важно специально отметить, что англосаксонская система деятельности в другой стране всегда предполагает сочетание внешних воздействий и внутренней активности «пятой колонны» (противников режима). Антисоветский проект не был исключением.

Однако, несмотря на эту активность англосаксов, на очевидные и многократно продемонстрированные во всем мире принципы и технологии их деятельности против своих оппонентов и по отношению к новым колониям, в 60-е годы после эпохи Хрущева с его ботинком и «кузькиной матерью» на трибуне ООН начало формироваться расслабленное отношение к Западу и новая «мода» на западные ценности. В теории и практике управления начался хитроумный и скрытый поиск путей «конвергенции» капитализма и социализма, «интеграции СССР в структуру западного мира», а в элите СССР начала стихийно и направленно формироваться антисоветская когорта. Ненависть к социализму, к советскому строю, активная антисоветская деятельность этой скрытой когорты антисоветчиков сначала ослабила и разрушила идеологические основания, а затем начала разрушать социализм и советский строй. Ю.В. Андропов, Е.М. Примаков, их ученики и последователи были по-своему глубокими людьми, к которым можно и нужно испытывать уважение как к личностям, но по каким-то причинам они не любили социализм, создали технологию по его уничтожению и осуществили ее[5], начиная с наивного (в лучшем случае!) предложения М.С. Горбачева к западным странам «плыть в одной лодке», заканчивая антиконституционным и антинародным (ибо вопреки воле всенародного референдума) развала СССР Б.Н. Ельциным и развертывания буржуазно-либерального полуколониального проекта.

Однако, как показала последующая история, в этом движении было только отрицание социализма и не было никакого конструктивного научно-обоснованного проекта. Не было доказательства того, что в России эта модель будет эффективной. А на одном только отрицании, как известно, ничего не построишь. В итоге жизнь еще раз подтвердила строгость социальных законов, их отличие от «хотелок» и «мечталок». Осуществленная модель оказалась неэффективной и даже деконструктивной, разрушительной для России, которая сегодня по законам западного мира частично лишилась экономического и политического суверенитета и превращена в полуколонию. Неоспоримым историческим фактом является то, что авторы этого проекта ответственны за современное плачевное состояние России (внутри страны и на международной арене). В итоге такие «достигнутые результаты» активности когорты «либеральных прозападников» проявили их как людей культурно недалеких, непатриотичных и научно слабо образованных.

Теперь нужно остановиться еще на одном принципиальном моменте. «Принудительный труд» – пожалуй,     единственный весомый и значимый  антисталинский и антибериевский аргумент с точки зрения конструктивной критики. Но и это отнюдь не односторонняя проблема, как, видимо, полагали некоторые «свободолюбивые» интеллигенты в СССР, вставшие на антисталинские позиции и даже выступавшие с письмами против реабилитации Сталина. Да, принудительный труд в своей абстракции  выступает как зло. Но если перевести анализ в плоскость конкретности, то окажется, что в таком труде, как и во всякой реальности, есть и добро, и зло, что здесь требуется анализ глубокой диалектики долга и свободы, поднятой еще И. Кантом. И такой анализ показывает, что принудительный труд, который есть «зло» по отношению к организации жизни многих личностей, выступает как «добро» по отношению к еще большему числу личностей (слабо способных к самоорганизации) и по отношению к сообществам (коллективам) людей, живущим вместе, и к стране в целом.

Действительно, есть личности, которые умеют сами себя жестко организовать, организовать свой труд, работать с полной самоотдачей, даже без внешней мотивации[6]. Но, во-первых, таковы далеко не все люди, а только их относительно небольшая часть (тем более в нашей стране с ее доброй и милой сердцу безалаберностью, расхлябанностью, разболтанностью), а во-вторых, без внешней организации и мотивации (единой цели, единой организации, определенного социального «принуждения») люди не могут работать над единым проектом, т.к. их внутренние цели и мотивы всегда чрезвычайно различны (точнее, бесконечно многообразны). Более того, человечество создало («придумало») в своей истории не так много способов эффективной организации коллективного труда – соревнование (или полузвериная буржуазная конкуренция), социальное внеэкономическое принуждение (в том числе в некоторой его части сталинский проект), экономическое принуждение (капитализм). В конкретную историческую эпоху социализму в отдельно взятой стране (СССР) противостояла общеевропейская жестокая нацистская системная организация, а затем не менее жестокая мировая капиталистическая система, сочетавшие в себе и экономическое принуждение (система «выжимания пота», теоретическую концепцию которой Ф. Тейлора с приставкой «научная» так и назвал В.И. Ленин), и внеэкономическое принуждение (фактически рабский труд в колониях и завоеванных странах). Причем, Запад всегда использовал рабский труд либо более низкооплачиваемый труд людей «второго сорта», которые нещадно эксплуатировались и эксплуатируются при одновременной экономии на них средств[7]. Социализм смог эффективно противопоставить Западу мобилизационную модель с элементами внеэкономического принуждения собственных граждан (своим «колониям» и «союзникам» мы сами помогали, а не грабили их и не эксплуатировали их людей, как западные страны). Другой эффективной модели, как показала последующая история, просто нет. Не сработала ни одна абстрактная система «хозяйственного расчета», в том числе ее «прибыльная модель» Е.Г. Либермана-А.Н. Косыгина. Не сработала «свобода предпринимательства» М.С. Горбачева, которая лишь легализовала и в итоге допустила до власти теневую экономику («цеховиков») и криминальную экономику. В итоге в современной России сложился убогий  псевдо-капитализм, объединяющий в себе квазифеодальный корпоративизм (семейственность и дружескую свойственность), теневую и офшорную экономику, полуколониализм, компрадорство, коллаборационизм, коррупцию, криминал, неравенство перед законом разных лиц и субъектов хозяйствования и т.д.

А тем временем война в виде конкуренции стран, народов и культур (и субкультур) продолжалась и после Второй мировой войны, продолжается она и сейчас. Пока часть нашего общества расслабилась, «отдыхает», «наслаждается жизнью и  свободой», «занимается, чем хочет», а другая (значительная) часть народа не имеет занятости и стремится хотя бы просто выжить, система капитализма Запада и система социализма Китая (и другие страны) работают на полную мощь. Противостоять таким конкурентам и особенно западному капитализму может только мощная отмобилизованная государственная система. И сегодня прописной истиной в отношении Запада, доказанной всей историей, является то, что с Западом нельзя быть равным товарищем и другом. С Западом можно быть лишь либо рабом (колонией) либо врагом или очень жестким оппонентом, каким был СССР, каким сейчас является Китай. Такой системе невозможно противопоставить расслабленную систему «свободного творческого труда». Она заведомо проигрышна. Что мы и получили в итоге. Единственной равномощно и более мощной альтернативой Западу был именно социализм в СССР, а теперь – социализм в Китае. Социализм пока единственная исторически реально состоявшаяся основа силы и мощи российского государства.

В этой связи есть необходимость вспомнить еще один из важнейших вопросов социального устройства и всякой (в том числе российской) гражданской  войны. Это вопрос, который в истории России (и всего мира) постоянно возникает уже несколько столетий: что гуманнее – террор («репрессии») против отдельных личностей (которых могут быть даже десятки и сотни тысяч), но которые идут против государства и народа (сталинский вариант) или террор этих личностей против народа, против десятков миллионов людей (феодальный и буржуазно-либеральный варианты)?[8] Кто важнее при решении цивилизационных проблем – возомнившие себя представители «элит» или народ? Вот вопрос. И каждая эпоха, каждая страна дает свой конкретно-исторический ответ.

Еще один момент. Одной из главных целей Запада в его активности против  СССР было уничтожение недосягаемой для Запада на тот момент (да и сегодня) системы образования, науки и техники. Начался процесс постепенного давления на советскую науку и образование, на методы управления ими, которые начали постепенно, но неуклонно ослабляться именно начиная с середины 50-х годов.  Цель по ее разрушению оказалась достигнута лишь через 40 лет, но англосаксы умеют разрабатывать и осуществлять длительные стратегические проекты по уничтожению своих конкурентов и врагов[9].

Является ли поэтому простым совпадением, что был убран и оболган ключевой человек в организации наиболее наукоемкого военно-технического и гражданского направления в экономике СССР Л.П. Берия? Ведь этим убивалось сразу несколько «зайцев», главными из которых для англосаксов была дестабилизация управления атомным и ракетным проектами, которые были в одночасье обезглавлены. И одновременно это позволил начать дискредитацию и изоляцию науки и образования от участия в развитии и управлении обществом – в итоге советские руководители просто «проспали» менеджериальную революцию 60-70-х годов, охватившую Европу, США, Японию, которая привела к блестящим результатам[10].

Ну а в 90-е годы ХХ века внешний вектор стал не просто очевидным, а доминирующим, начиная с сотен американских «советников» до принятых решений – конституции, приватизации, кадровых решений, общего экономического и политического курса, ключевых финансовых институтов и решений, решений в отношении образования и науки.

Внутренний социальный мир страны, какой она осталась после распада СССР и советского (почти уже бесклассового) общества, также не остался монолитным. В полном соответствии с социальными законами общество начало вновь обретать классовый характер, снова появились и обострились противоречия между различными социальными слоями и группами населения, между регионами страны, этносами. Тем самым, пришедшие к власти на антисоветской волне буржуазно-либеральные элиты вновь реанимировали классовое общество, спровоцировав и развязав новый этап гражданской войны, в том числе войну управленческих «элит» против своего народа – сначала в виде антинародной приватизации, затем в виде формирования коррупционно-компрадорской офшорной экономики с сильным криминальным довеском, экономики, в которой главными приоритетами являются интересы сверхбогатых людей, а народу, простым людям, становится жить все хуже. Новым этапом наступления «элит» на права граждан стала пенсионная реформа, не обоснованная научными или прагматическими аргументами, не выгодная экономически, полностью игнорирующая весь мировой опыт, ошибочная политически и идеологически[11].

Последующие десятилетия показали, что сторонников буржуазно-либерального курса в стране исчезающее меньшинство, а интересы и права подавляющего большинства населения страны проигнорированы и нарушены. И народ этого конечно не забыл и не забудет. Поэтому вряд ли можно считать, что начатая ими новая гражданская война окончена, хотя сейчас она находится в «холодной» фазе.

И еще один важный и острый вопрос. Интеллигентские элиты, выступавшие против сталинизма с его «жесткостью», «цензурой», против реабилитации Сталина – о чем думали и мечтали они, поддержав антисталинский проект? О свободе творчества? Или о свободе как бесконтрольности личного бытия?

Как показала последующая история, «свобода» для творчества – отнюдь не одномерное «благо». После снятия всех запретов и принудительностей произошел не всплеск «творчества созидания», а всплеск деградационной «свободы самовыражения» и угасание действительного творчества, что подмечено не нами. Где ожидавшиеся мощные достижения науки, литературы, искусства, упреки в зажиме которых были превращены в один из важных лозунгов антисталисталинской борьбы? В науке – только в тех лабораториях, которые продолжают работать в режиме жесткой дисциплины и лишь. Так же и в других сферах. Бесспорно, какая-то польза от такой «свободы» тоже есть (ведь и в ней есть свои «добро» и «зло») – появилось множество неожиданных и оригинальных жанров искусства, художественного творчества, реанимированы народные промыслы, появились некоторые идеи в науке, но и лишь. Они своими масштабами никак не компенсируют тех социально-культурных потерь, которые произошли, а также тех, которые являются упущенной перспективой. У этих некоторых достижений неоправданно высокая культурная и социальная цена. В массовой же реальности вместо «свободы творчества и активности» страна получила лишь свободу некоторых лиц от контроля со стороны общества под предлогом «свободы предприимчивости», свободу выезда из страны, свободу от интересов собственного государства, свободу трансляции западных ценностей и свободу лжи под прикрытием «свободы слова», свободу подлости, корысти и алчности, неподзаконности, низости, пороков, эгоизма, свободу служения только себе, «золотому тельцу», свободу служения Западу, восторгания им, свободу жизни на западный манер и по его ценностным лекалам, потребления и удовольствий для небольшой части общества.

Как в итоге оказалось, интеллигентские «парения духа» в условиях «свободы» не способны дать той мощи и темпа, которые способны обеспечить национальную конкурентоспособность России.  Самоорганизующихся людей не так много и их не хватает для того, чтобы запустить и поддерживать мощное государство. Этому сопутствует другая организационная диверсия – свобода выезда специалистов за рубеж (кроме всего прочего бесплатного, в отличие от многих стран), что снижает наши конкурентные преимущества и усиливает другие страны. Сегодня те, кто имеет талант и силу самоорганизации, частично выезжает из своей страны, включается в капиталистическую систему, соглашаясь на рабство за деньги и блага, которые превышают доходы в своей стране, но которые ниже чем доходы коренных жителей другой страны (квалифицированное гастарбайтерство и сохранение навсегда клейма человека «второго сорта»). Это становится единственной альтернативой служения своей Родине. И эта система также давно и широко используется англосаксами для выкачивая «мозгов» и «человеческих ресурсов» из других стран, что решает множество внутренних задач и одновременно резко снижает потенциал стран-конкурентов.

Но даже при условии того, что принудительность и личная несвобода были главной причиной недовольства курсом Сталина и лично Берией, то мобилизационный («принудительный») труд можно было просто отменить, запретить, осудить, например, заменить на энтузиазм и соревнование. Но в итоге этого сделано не было, а был взять курс на демонтаж социализма. Ну а аргументом «свободы творчества» только рекрутировали «свободолюбивую» и/или обиженную часть интеллигенции, сделав ее сторонником антисталинизма.

Поэтому есть все основания полагать, что в «проблеме Берии» дело совсем не в его «жесткости» и не в соучастии в «репрессиях», не в том, что он значительную часть своей жизни служил в правоохранительных органах и органах государственной безопасности, не в жестком стиле управления. Все дело в том, что Берия – наиболее верный соратник Сталина, сталинского вектора строительства социализма на основе бескорыстного служения стране и народу, народного патриотизма, профессионализма, жесткой дисциплины и личной ответственности, научного обеспечения развития страны. Лично Берию отличала персональная самодиктатура долга и служения стране и народу.

В этой связи реабилитация Берии, политический пересмотр фигуры Сталина и решений хрущевского ХХ съезда КПСС будет означать пересмотр всей последующей концепции развития страны, новую оценку всех следующих политических и хозяйственных действий и политических деятелей страны. А в итоге, «в сухом осадке», окажется, что Сталин и Берия – были за беззаветное служение стране и народу, а их оппоненты – за вненациональные и антинародные идеи и идеалы, за другой «образ жизни», а в конечном счете – за свои личные интересы, за космополитизм вместо патриотизма.

В заключение о современности в обозначенном контексте. Теперь уже даже не важно, какое именно состояние найдут американские разведки у президента В.В. Путина. Главным является тот факт, что у значительной части элиты, которая окружает президента, в системе ценностей над интересами страны и народа, прогресса и будущего страны доминирует своекорыстность, свойственность и групповщина, внезаконность для себя, нелюбовь к России и ее народу, компрадорство, ими игнорируется научность в управлении. Эта часть элиты пачкает отдельные светлые начинания в постсоветской истории России (искренние, конъюнктурные или «от безвыходности») и, к сожалению, сегодня именно эта часть элиты олицетворяет современную буржуазно-либеральную эпоху в России.

Поэтому на этом фоне сегодня проблема Берии – это уже не только вопрос о справедливости исторической памяти, не только вопрос о прошлом. Это – вопрос о настоящем и о будущем России. Верная оценка фигуры Л.П. Берии важна для выбора страной перспективного пути развития и для отбора новой элиты – элиты служения стране и народу.

Этот вопрос важен также для нынешних и будущих сотрудников органов охраны правопорядка и государственной безопасности, которые должны твердо помнить, что они должны служить стране и народу, четко понимать, против кого нужно бороться. В частности, они должны знать, чем отличается милиция (власть вооруженного народа для защиты его конституционного строя от антинародных и криминальных элементов) и полиция (защита органов государственной власти и конституционного строя от различных противников власти, в том числе от самого народа). Им, да и всем руководителям, многие из которых вышли из этой среды, есть необходимость помнить очень правильные слова основателя системы государственной безопасности советской России Ф.Э. Дзержинского: «У чекиста должны быть холодная голова, горячее сердце и чистые руки». Именно к этой когорте последовательных дзержинцев, слуг народа принадлежал Л.П. Берия. Другой информации нет.

В заключение хочется отметить, что конечно рано или поздно в нашей стране снова во всю силу оценят выдающийся вклад И.В. Сталина и его соратников в строительство и оборону нашей страны. Конечно, Лаврентий Павлович Берия будет реабилитирован, восстановлен в наградах и в звании маршала Советского Союза, его фотографии вновь проявятся в России, а не только будут бережно храниться в музее Сарова – центре Атомного проекта СССР, курировавшемся им. И конечно ему поставят заслуженные памятники в нашей стране. Вопрос уже даже не в том, будет это или не будет, а в том, когда это произойдет и кто из высших политических руководителей сделает это, в том числе для того, чтобы воссоединиться с народом, историей, культурой своей Родины, встать на сторону служения стране и народу, завоевать историческое уважение нашего народа. Более того, вопрос уже даже в некотором историческом «соревновании» среди представителей российских элит – кто первый поймет это?

А поймет это тот, кто отвернется от личной корысти и корысти своего окружения, «друзей и соратников», кто повернется лицом к народу, к интересам страны и общества. Тот, кто поймет, что даже спасение сегодняшних провалившихся в своем «проекте» российских элит – только в сильной стране и в единстве с народом.

Нужно начинать снова строить великую страну. Чтобы ее снова начали уважать в мире. Чтобы наш народ вновь начал уважать себя и свою Родину. Наш народ способен на это и достоин этого. Потому что это – великий, хороший и добрый народ с великой историей и великой культурой. Такому народу не стыдно беззаветно служить. С таким народом можно строить действительно светлое будущее.


[1] Кремлёв С. Берия. Лучший менеджер ХХ века. 6-е изд-е. М.: Яуза-пресс, 2017. 800 с.

[2] Нелишне напомнить, что в нацистской армии воевали сотни тысяч финнов, румын, венгров, итальянцев, французов, словаков и т.д. В ней служили даже евреи (полукровки), общей численностью более 150 тысяч, в том числе генералы и старшие офицеры, причем, под Ленинградом у них даже была своя переносная синагога, а 10 тысяч еврейских фашистов, солдат и офицеров гитлеровского рейха, были у нас в плену (Куняев С.Ю. Жрецы и жертвы холокоста. Кровавые язвы мировой истории. М.: Алгоритм, 2011. С. 105-106).

[3] В это году исполняется еще и 70 лет со дня испытания первой атомной бомбы в СССР и начала колоссального проекта «мирного атома».

[4] Глубокое и всестороннее исследование этого феномена, основанное на гигантских архивных материалах, проведено британской журналисткой: Сондерс Ф. ЦРУ и мир искусств. Культурный фронт холодной войны. М.: Кучково поле, 2013.

[5] См. например: Вячеслав Матузов: Михаил Горбачев — пешка в плане по развалу СССР. 11.03.2019// EurAsia Daily// https://eadaily.com/ru/news/2019/03/11/vyacheslav-matuzov-mihail-gorbachev-peshka-v-plane-po-razvalu-sssr

[6] Предельный вариант самоорганизации и организации собственного труда и времени дал в своей жизни выдающийся биолог А.А. Любищев (см. книгу о нем: Гранин Д.А. Эта странная жизнь. М.: Изд-во Манн, Иванов и Фербер, 2015. 176 с.).

[7] Яркий пример – положение дел в экономике современной Восточной Европы, которая обречена жить на треть беднее, чем в Германии, а попытки выйти на уровень европейского обеспечения приводят к выводу производств и инвестиций из экономики этих стран, поскольку они перестают быть такими прибыльными, как это выгодно европейскому капиталу, создавая замкнутый круг второсортности (См. особенно: Саморуков М. Наследство соцлагеря. Почему Восточная Европа обречена жить вдвое беднее немцев// Московский центр Карнеги. 27.10.2016// https://carnegie.ru/commentary/64958 (дата обращения 04.01.2019)). Происходит вывоз прибыли в метрополии, полученной в странах периферии, то есть вывоз источников развития, а также выезд квалифицированной рабочей силы за рубеж. Это доказывает, что единственная альтернативная социализму система – полукониальная стран, когда тебя считают человеком «второго сорта» и принуждают работать несправедливыми экономическими методами.

[8] Селиванов А. «Бесы» российских элит как источник внешних и внутренних катаклизмов России// Изборский клуб. 13.04.2018// https://izborsk-club.ru/15061  

[9] См.: Селиванов А. Война миров: англосаксонский мир против русского мира//Изборский клуб. 16.04.2016// https://izborsk-club.ru/9054

[10] Причем, ее не «проспали» в нескольких стратегических отраслях, связанных с обороной и вооружением, организацию и систему управления которыми в ряде из отраслей заложил именно Берия (особенно атомный проект и ракетостроение).

[11] Блестящий научный анализ пенсионной реформы в России см. в статье доктора экономических наук, профессора А.А. Ткаченко: Ткаченко А.А. Станут ли российские пенсионеры богаче? Власть. 2019. №1. С. 29-41.

Александр Селиванов
Доктор философских наук, профессор, главный научный сотрудник Института экономической политики и проблем экономической безопасности Финансового университета при Правительстве Российской Федерации. Подробнее...
comments powered by HyperComments