Казалось бы абсолютно разные по масштабам, мотивации преступников явления – каскад взрывов в Шри – Ланке и расстрел людей в синагоге под Сан Диего (США) объединяет одно явление, которое можно условно назвать фиджитал терроризм  (phigital – производное от phisics + digital – мира, где границы между реальным и виртуальным не существует).

Оба этих события – продолжение террористического акта в Новой Зеландии – расстрела мусульман в мечети, который совершил типичный фиджитал – террорист Таррант. Для него реальный, физический мир слились в одно целое с миром цифровым. Люди — цифры, которых он обозначил врагами и уничтожил как в видеоигре. В Шри – Ланке – месть  радикальных мусульман – джихадистов на теракт Тарранта ( как заявил по первым результатам расследования министр обороны этой страны). В Сан Диего «белый националист» Эрнест по его собственному объяснению продолжил дело Тарранта, также опубликовал в сети свой манифест, но стрелял уже не в мусульман, а в евреев в синагоге.

Фиджитал — ненависть нарастает в сети. Сеть стала сама порождать террористов. Сетевое сообщество фиджитал – экстремистов разрастается. Из их среды «выпрыгивают» джихадисты, тарранты и эрнесты . Убивают и получают поддержку, заражают  вирусом убийства других своих единомышленников. Исследование этих процессов провели в  Дублинском университете совместно с экспертами Общеевропейской исследовательской сети по вопросам онлайн насилия и политического экстремизма при Совете Европы.

Насильственный онлайн джихадизм

Несмотря на разгром на ближневосточном театре военных действий, утрату территорий и спад террористических атак на Западе, ИГ по-прежнему активно на глобальном уровне, как в реальном мире, так и в интернете. Наиболее осведомленные фабрики мысли полагают, что также как в конце нулевых – начале десятых годов ИГ взяло время на перегруппировку, и использует террористические атаки и нападения главным образом для сокрытия основной программы, связанной с наращиванием ресурсной базы, переносом активности в  иные регионы мира и проведением подготовки новых рекрутов джихадистов.

Они продолжали регулярно выпускать и распространять пресс-релизы, а также публиковать аудио и видео контент. Наряду с использованием Tor и общедоступного интернета, в 2018 г. ИГ стал присутствовать в Telegram, запустив там несколько, в том числе закрытых, каналов.

В среднем в  месяц ИГ выпускает более 800 медиафайлов, включая текстовой, видео и аудио контент. В конце 2018 г. это число возросла до 894 файлов по сравнению с 774 файлами в октябре 2017 г., когда ИГ потерял столицу Ракку. Если же брать среднемесячное число единиц контента, то в 2018 г. оно составило 616, по сравнению с 947 – в 2017 г. Приведенные цифры показывают, что к концу 2018 г. ИГ удалось преодолеть кризис в медиа, а к концу года не просто выйти, а превзойти уровень, существовавший во время территориальной экспансии ИГ.

Что касается характера распространяемого контента, то главным образом он имел информационный характер. Информационное агентство ИГ Amaq NA регулярно публиковало в интернете, в первую очередь в Twitter, Instagram и Telegram заявления об ответственности за атаки в Афганистане, Австралии, Бельгии, Камеруне, Канаде, Чечне, Египте, Франции, Индонезии, России, Ираке, Ливии, Мали, Нигерии, Пакистане, Филиппинах, Сомали, Сирии, Таджикистане, Тунисе, Узбекистане и Йемене. Нельзя не признать, что сообщения информационного агентства ИГ отличаются высоким уровнем достоверности, оперативности и документированности.

Так, в 2018 г. в общем объеме контента резко возросла доля фото и видео контента, которые подтверждают правдивость публикуемых материалов. Также, начиная с 2018 г. активно стала использоваться качественно сделанная инфографика и мобилизующие плакаты. В 2018 г. на фоне нарастания информативности контента заметно сократилось использование ранее муссируемых тем, типа необходимой жертвенности, долга мусульман отдавать жизнь за Аллаха и т.п. Ранее ключевой особенностью медиастратегии ИГ был упор на интернет и печатные журналы. Однако после потери Ракки ИГ перестал издавать журналы сначала на английском, французском и немецком языках, а затем и на арабском.

В 2018 г. происходила перестройка медийной стратегии ИГ. На место журналов пришла организация в мессенджерах закрытых дискуссионных и информационных групп. В этих группах опытные медиаменеджеры организуют дискуссии и проводят обсуждения конкретного контента, иногда включающего не только текстовую, но и видео информацию. Что касается регулярных медиа традиционного формата, то в настоящее время постоянно выходит лишь одно подобное медиа – интернет-газета на арабском языке «Аль-Наба».

Любопытная ситуация складывается с медиаконтентом. В конце 2017 г. в период военных поражений ИГ публиковал от 7 до 10 медиаклипов продолжительностью более пяти минут. Однако в конце 2018 г. количество подобных клипов выросло до 47, что соответствует уровню 2014-2015 гг. Значительная часть клипов – это компактные сюжеты, содержащие необработанное пользовательское видео с закадровым профессиональным комментарием. С августа 2018 г. медиацентр ИГ Аль-Хайят запустил новый продукт — часовой видеожурнал под названием «Будни солдат Аллаха». Этот продукт наряду с необработанными пользовательским видео, профессиональными операторскими съемками, активно использует анимированную инфографику. Журнал делится на три части. В одной – информация о событиях, в другой – своего рода обучающие ролики, в третьей – обращения известных богословов, сочувствующих ИГ. К моменту написания доклада было выпущено 18 серий.

Также стоит упомянуть, что за рассматриваемый период было распространено три полноценных, сопоставимых с длительностью документального фильма, выпуска серии «Внутри Халифата».

Приведем пример содержания выпуска 8 «Внутри Халифата». Выпуск включает в себя пятиминутный учебный ролик «Как обыкновенному пользователю – стороннику ИГ использовать смартфон, зафиксировать и опубликовать контент». После завершения инструкционного ролика демонстрируется, в качестве примера, сюжет, снятый сторонником ИГ в 2016 г. в Орландо, когда американец Омар Матин осуществил террористический акт. Далее идет десятиминутный ролик с рассказом об успешной атаке, которая было проведена в свое время в городе Мумбаи, и о том, как она освещалась в социальных сетях сторонниками ИГ.

Анализ видеопродуктов ИГ в 2018 г. показал любопытную тенденцию. Если вплоть до середины 2017 г. по каналам ИГ распространялись исключительно видеоматериалы, снятые профессиональными операторами, то в 2018 г. стал господствовать пользовательский контент. По всей вероятности это на ближайшее время станет стратегической линией наращивания контента с использованием не видеостудий, а смартфонов и иных гаджетов пользователей.  Эту же гипотезу подтверждает тот факт, что во второй половине 2018 г. как никогда ранее широко производились и продвигались в сеть учебные ролики на арабском и иных языках стран, населенных мусульманами, обучающих пользователей производить видеоконтент.

Указанные пропагандистские усилия ИГ попали на питательную почву. Наряду с пользователями из Сирии, Ирака, других арабских стран, через каналы ИГ стали транслироваться во все возрастающем количестве видеоролики из США, Европы, Великобритании. Это, как правило, — съемки городов, промышленных объектов, плотин. На них стоит шаблонно нанесенное указание «будущая цель», а голос за кадром, принадлежащий спикерам ИГ, дает конкретные руководящие указания.

ИГ умело использовало известный парадокс. Среди молодежи на Западе много сторонников ИГ, но мало кто готов надеть пояс шахида. Производство подобной видеопродукции оценивается богословами, лояльными к ИГ, как искание мученичества без пояса. Т.е. сама по себе вовлеченность в информационные войска ИГ означает для исламской радикальной молодежи участие в реальных боевых действиях.

Новый поворот пропагандистской машины ИГ, которая решительно перенесла акценты с централизованного производства контента на широкое творчество масс на местах, вполне проявился во время чемпионата мира по футболу в России.

Так, в апреле и мае 2018 г. во Франции, Германии и Бельгии были распространены на основе связей радикального джихадистского подполья многочисленные джихадистские плакаты, призывающие не ехать в Россию и не тратить деньги, поддерживая тем самым финансово врагов ислама. Также была выпущена серия плакатов, в основном на русском и английском языках, содержащая инструкции по проведению конкретных типов атак.

Накопленный опыт стал использоваться ИГ и по завершении Чемпионата мира. Так, в середине октября 2018 г. французские и немецкие радикальные джихдисты, связанные с ИГ выпустили печатные плакаты с изображениями Кельнского Собора и Собора Нотр-Дам в перекрестии оптического прицела.Слева от соборов на плакатах были изображены упаковки взрывчатого вещества, а наверху текст «Ждите наших сюрпризов, мы взорвем и сожжем соборы еретиков».

Боясь преследований правоохранительных органов, а также закрытия групп администрацией сетей, джихадистские структуры в основном создают открытые группы, связанные с изучением тех или иных аспектов ислама или групп имени каких-то известных богословов.

Вероятно, самым известным интернет-продуктом подобного рода групп была публикация Аль-Каидой в легальном журнале, размещенном в доменной зоне Саудовской Аравии, видеоролика с названием «Как быстро и недорого сделать бомбу на кухне вашей мамы».

Менее известным, но имеющим множество скачиваний видеороликов на суахили, является продукт той же Аль-Каиды «Террорист на улице». В фильме рассказывалось, как подростки и молодежь должны вести себя на улице, чтобы привлечь внимание вербовщиков Аль-Каиды. Ролик был рассчитан на население приморской восточной Африки. Поскольку жесткого контроля за YouTube на редких языках нет, то пока американская разведка не распознала террористический ролик и YouTube не удалил его, «Террорист» собрал 200 тыс. просмотров, что для Сомали, Танзании и Кении очень много.

Данные об онлайн контенте, произведенном джихадистами, не относящимся к ИГ, включая Аль-Каиду, Аш-Шабаб, Боко Харам и т.п., в систематизированном виде отсутствуют у европейских правоохранителей и исследователей. Вполне вероятно, что такого рода контент производится, но либо распространяется в сети Tor, либо носит в основном не онлайн формат, а для его распространения используются традиционные средства, типа бумаги, радио и т.п. Единственное, что хорошо известно, это — представительство указанных групп в социальных сетях.

Крайне правые в онлайне

Объем и частота производства и распространения в сети крайне правого онлайн контента не могут быть измерены так же, как это делается применительно к ИГ и другим радикальным джихадистам. Причин тому три.

Во-первых, в крайне правом движении нет одной доминирующей группы, аналогичной ИГ у насильственных джихадистов. Крайне правые движения в Северной Америке и Европе состоят из постоянно меняющейся и сложной совокупности отдельных лиц, групп, движений, политических партий и платформ, придерживающихся как традиционных правых убеждений, типа национал-социалистов, фашистов, расистов, так и новых крайне правых, базирующихся на тех же ценностях, что и традиционные, но выражающие их в ненарушающей законодательство форме.

Во-вторых, в отличие от повсеместно поставленных вне закона ИГ и других насильственных джихадистcких группировок, крайне правые в Северной Америке и Европе лишь в незначительной части открыто солидаризирующиеся с нацизмом и фашизмом, и соответственно относятся к противозаконным экстремистам. Подавляющее большинство альтернативно правых, включая даже куклусклановцев в США, в значительной степени во многих штатах являются вполне законными группами интересов, а в Европе зарегистрированными партиями, допущенными до выборов.

В-третьих, опять же в отличие от достаточно однородного контента исламистских экстремистов, крайне правые используют совершенно разную лексику, которая с трудом распознается автоматизированными системами мониторинга контента в сети. Более того, в настоящее время в законодательстве североамериканских стран и ЕС отсутствует однозначное определение политического экстремизма в интернете. Во второй половине 2018 г. начала работать группа комиссии ЕС по разработке норм законодательства против политического экстремизма в сети. Эта рабочая группа к политическому экстремизму в сети предлагает относить «контент, прямо подстрекающий, ибо способствующий подстрекательству к вооруженному или массовому насилию, а также к противоправным действиям, связанным с дискриминацией тех или иных социальных или демографических групп».Также предлагается расширить это определение за счет включения в него контента, «способствующего созданию и/или поддержанию атмосферы предрассудков и/или нетерпимости при условии, что эта атмосфера порождает целенаправленную дискриминацию, враждебность и насильственные действия против определенных социальных, идейных или демографических групп».

Значительная часть экспертов в Европе полагает, что данные определения достаточно хорошо описывают реальность, однако не позволяют бороться с самой главной проблемой, порождаемой крайне правыми как внутри сообществ той или иной страны, так и между страной и ее соседями.

При всем различии в терминах, устремлениях, и главное, в задачах все ультраправые объединены бинарным или манихейским мировоззрением, жестко делящим мир на «мы и они», «свои и чужие». Практически все крайне правые в «мы» включают такие признаки, как белый, христианин, родившийся в стране, гетеросексуал и часто мужчина. «Они» соответственно – цветные, иноверцы, представители сексуальных меньшинств, инородцы, часто евреи и представители тех или иных профессиональных групп.

Правоохранительные органы и спецслужбы в Северной Америке и странах ЕС широко используют автоматизированные системы мониторинга интернета и социальных медиа для выявления интернет активности радикалов и экстремистов. В отличие от джихадистов, крайне правые оказываются в основном «под радарами» таких систем. Будучи отлично осведомленными не только об общих принципах, но зачастую и об используемых алгоритмах мониторинга крайне правые создали собственный язык, практически одинаковый для стран с различными национальными языками. Этот язык повсеместно использует недосказанности, метафоры, двойные значения, шутки, анекдоты, мемы и т.п.

Ненавистный онлайн контент у крайне правых нацелен на разжигание ненависти и вражды к цветным, евреям, мусульманам, мигрантам, беженцам, сообществам ЛГБТ, женщинам, активно занимающимся политикой или бизнесом.

Мощнейшее оружие крайне правых, которое они активно используют в социальных сетях, Reddit и на досках объявлений и комментариев 4Chan и 8Chan, это – мемы ненависти и угроз. Большинство социальных психологов, специализирующихся на онлайн общении, отмечают, что именно крайне правые сегодня лидируют в порождении и использовании мемов. Мем – это законченные фрагменты текста, изображений, видео или какая-то их комбинация. Мемы лавинообразно копируется и распространяется пользователями интернета, часто с небольшими вариациями или мутациями подобно генам. Наиболее успешные мемы входят в популярное культурное пространство и в определенной степени определяют его. В 2017-2018 гг. чисто текстовые мемы уступили место комбинации мини видеороликов, фото или картинок с надписями, зачастую использующими юмор.

Крайне правые первые среди политических течений оценили могущество мемов. Более того, в Северной Америке именно Breitbart первый создал как приложение портала фабрику мемов, мотиваторов и демотиваторов. Отдельным парадоксом Соединенных Штатов является то, что в этой стране с развитием социальных сетей не только не утратили значение, как во всем остальном мире, но и, напротив, укрепились, онлайн форумы. Одна из первых платформ общения в сети, которой скоро будет 15 лет — это онлайн форум белых националистов – Stormfront. Ежедневно на Форуме в обсуждениях участвуют и оставляют сообщения не менее 1 тыс. человек. Одним из активных участников форуме был в свое время норвежский крайне правый террорист Брейвик.

В условиях жесткой борьбы правоохранительных органов ЕС против сайтов и форумов, подстрекающих к насилию, часть из них закрылась, а другие ушли в подполье. Другие же, в основном расположенные в международных доменных зонах,  продолжают свое существование. Наиболее известный из подобных ресурсов —  платформа Gab. В настоящее время на платформе полмиллиона активных, оставляющих сообщения практически каждый день, пользователей. Gab описывается обычно как гибрид Twitter и Reddit. Посты ограничены 300 символами и вверху топа размещаются те посты, которые набирают наибольшее число голосов поддержки постоянных пользователей платформы.

Практически все ультраправые, которые отметились теми или иными громкими преступлениями, являются членами этой сети. Например, Роберт Байэрскоторый убил 11 человек в синагоге в Питтсбурге в октябре 2018 г., с января 2018 г. стал активным пользователем Gab.  Анализ всех его постов в Gab, проведенный американскими исследователями показал, что 90% из них были антисемитскими, а его наиболее общеупотребительными словами были «еврей» с прилагательными «мерзкий», «вырожденец», «торгаш» и «коммунист».

Хотя движение новых или альтернативных правых первоначально возникло в Соединенных Штатах, и более того, не в реале, а в интернете, оно быстро стало  не без воздействия американцев популярным в Великобритании, Нидерландах и Германии. При этом американским правым не удалось установить прочных отношений с европейскими ультраправыми и более того, взять их под контроль.

Это связано главным образом с тем, что европейские крайне правые без интереса относятся к глобальной повестке и концентрируют свою активность вокруг темы мигрантов, бюрократии ЕС в Брюсселе и местного еврейского финансового капитала. Для европейских альтернативных правых вообще характерна сосредоточенность на местных, региональных и национально-языковых и культурных проблемах. Например, в результате анализа твитов, размещенных европейскими крайне правыми во второй половине 2018 г. выяснилось, что более 90% хештегов относятся к конкретным страновым проблемам, как правило, связанным с мигрантами, засильем мусульман, а также во Франции и Германии — с отторжением правительства этих стран и призывами к борьбе с ними.

Подводя итоги, можно сказать, что европейские правые экстремисты разнообразны, динамичны и часто не похожи друг на друга. При этом, не будет преувеличением утверждать, что согласно данным контентного анализа, именно крайние правые на сегодняшний день стали в странах ЕС наиболее мощной политической онлайн силой, использующей самые разнообразные способы продвижения своих идей в онлайн пространстве.

Тенденции будущего

Начиная с середины десятых годов, среди молодежи все более популярными становились стримы, т.е. онлайн репортажи, рассказы о происходящих событиях в режиме реального времени от первого лица обычного пользователя. Например, едет стример по дороге и рассказывает на YouTube то, что видит, о сопутствующих мыслях и одновременно ведет диалог с пользователями, которые оставляют вопросы и соображения в чате.

В 2018 г. впервые появился террористический стрим. Фактически это – бытовой стрим, реализованный на террористическом материале. 31 октября 2018 г. на той же неделе, когда бомбы были использованы для атаки синагоги, Скотт Бирли вошел в студию йоги во Флориде, открыл огонь и убил двух женщин, ранил пятерых, а затем убил себя. В течение всего террористического акта он вел прямую видеотрансляцию происходящих событий при помощи закрепленной на голове камеры. Перед тем, как убить себя, он обратился к зрителям, которых на тот момент было всего 7 тыс. человек со словами: «Любая женщина – это шлюха, их надо убивать». Это был его девятый стрим. До этого он регулярно проводил стримы, в основном, с улиц Майами, рядом с ночными клубами или в кварталах проституток. Бауэрс объявил себя последователем Эллиота Роджера, который в мае 2014 г. убил 6 и ранил 14 человек в небольшом городке штата Калифорния. Перед убийством он разместил видео, в котором сообщил об основании сообщества инселовВ это сообщество он призвал вступать мужчин, которые готовы наказать женщин за то, что они меняют тело на деньги и власть, отторгая нормальных мужчин. Непосредственно перед завершением доклада, в начале декабря 2018 г., на многолюдной улице Торонто Алик Минасян, управляя фургоном, преднамеренно задавил 10 человек. После его гибели была опубликована аудиозапись, где Минасян призвал к восстанию инселов и провозгласил новое движение мучеников за права мужчин, которые смотрят на Элиота Рождера, как на пророка, Верховного Джентльмена.

Относительно этих атак важно подчеркнуть два обстоятельства. Как правило, такого рода действия ни спецслужбами, ни правоохранительными органами, ни исследователями не рассматриваются как террористические акты, а относят к обычным криминальным преступлениям, более того, совершенных, вероятно, психически больными людьми. На практике это ведет к тому, что каждый подобный случай рассматривается и анализируется как одиночный, а не как фрагмент большого развивающегося движения.

Соответственно ни правоохранители, ни исследователи своевременно не замечают появления новых, опасных по существу террористических движений. Негласно, хотя и не без научного обоснования, принято считать, что терроризм – это во всех случаях порождение политического экстремизма. Никто не считает терроризмом преступлением с множеством жертв, например, по сексуальным мотивам, или, например, по мотивам зависти к более умным, образованным людям, или по мотивам боязни перемен, связанных с технологиями.

Второе обстоятельство указывает на то, что, как правило, новые виды массового насилия как в оффлайн, так и в онлайн среде связаны не столько с религиозным, исламским радикализмом, сколько с альтернативными или крайне правыми. Основная онлайн активность всей современной экстремистской насильственной радикальной и террористической деятельности происходит в так называемом DarkNet (одноранговые сети, через которые передается и в которых хранится зашифрованный онлайн контент). Эта сеть не индексируется обычными поисковыми системами и требует для доступа специального бесплатного программного обеспечения. Традиционно главным сегментом DarkNet считается Tor. Частично к DarkNet можно отнести и такие мессенджеры как Viber, WhatsApp, Telegram.

Начиная с 2018 г. подавляющее число ресурсов террористической и радикальной направленности изменили свою онлайн политику. Вместо того, чтобы бороться с блокировками или создавать все новые зеркала широко известные в террористической радикальной или крайне правой среде ресурсы стали размещать в открытом интернете и популярных социальных сетях сайты-одностраничники. На них обычно крупно написано название группировки, содержится короткий обзор истории ресурса. Под ними следует стандартный текст. Вот его обычное содержание: «Вы можете посетить нас в любое время,… используя браузер Tor. Вы окажетесь в пространстве, где нет цензуры, копов и других врагов. Приглашаем вас».

Согласно обследованиям, сегодня среди альт-правых и террористов, а также сторонников политического насилия популярны флешки с обучающими видео – как обеспечить анонимность коммуникации и сделать невозможным обнаружение полицией и спецслужбами. Как правило, на этих видеоуроках рассказано, где приобрести, как установить и как быстро научиться работать с комплектом программ и сервисов, делающих гаджет или планшет радикального пользователя полностью невидимым. В такой комплект традиционно входят сим-карты от спутникового телефона, желательно с арабским провайдером в ОАЭ, Tor браузер, ОС TAILS.

Наличие огнестрельного оружия и взрывчатых веществ на рынках DarkNet является одной из наиболее сильных головных болей правоохранительных органов. Хотя эта номенклатура является одним из наименее распространенных товаров на рынках DarkNet, она представляет собой наибольшую угрозу для общественной безопасности. Мотивация покупателя оружия варьируется от чувства незащищенности и коллекционной страсти, до подготовки к террористическим преступлениям и насильственным актам против меньшинств, уязвимых групп населения.

По данным Европола, информация о создании бомб своими руками обычно поступает от террористов их последователям или поклонникам через мессенджеры или социальные сети. Главным образом, это происходит через WhatsApp и Telegram. Кроме того, учебные фильмы под заголовками «Пошаговое руководство: как на собственной кухне изготовить взрывчатку» размещено более чем на 30 ресурсах сети Tor. Несмотря на все усилия Европола деанонимизировать эти ресурсы или удалить их из сети, по состоянию на начало 2019 г. они продолжали действовать.

Если в первой половине десятых годов основные новации в использовании интернета связывались с ИГ и другими группами радикальных исламских террористов, то вторая половина десятых годов – это период новаций крайне правых.

Альтернативные правые впервые использовали в политике как практический инструмент теорию информационных каскадов (informational cascade). Она была разработана в девяностые – нулевые годы в американских, британских и швейцарских университетах. Ученые в ходе психологических экспериментов выяснили, что у людей существенно различается время, необходимое для принятия того или иного самостоятельного решения. Также они установили достаточно парадоксальный факт. Люди больше склонны доверять действиям тех людей, которые для них выступают авторитетами в той или иной области жизни. Иными словами, это означает, что подавляющее число людей не видит разницы между словами в интернете и в реале. Если человек доверят словам другого человека, то он доверяет и действиям, повторяя за ним сделанный выбор.

Уже в нулевые годы текущего века в Соединенных Штатах и Великобритании теория информационных каскадов стала широко использоваться при продаже недвижимости. Практически информационный каскад выглядит следующим образом. Формируется группа гуру, которых начинают постепенно уважать и к которым прислушиваются массы. Затем вбрасывается информация, например, о грядущем значительном повышении цен на жилье. Далее гуру практически мгновенно после этой информации сообщают, что они приобрели недвижимость в том или ином доме или районе. Самая большая хитрость, что объявить они должны быстро, пока у основной массы еще длится процесс размышления и они не приняли окончательного решение: инвестировать или нет. Когда гуру сообщают о своем выборе, люди инстинктивно начинают следовать за ними, приобретая недвижимость вне зависимости от собственных рациональных или эмоциональных реакций.

В отличие от джихадистов, системно работающих лишь с богословами, альтернативные правые по обе стороны океана используют достижения современных гуманитарных наук и регулярно оплачивают социологические исследования.

Неизвестная пока группа политтехнологов в Соединенных Штатах, по всей видимости, близкая к Breitbart, запустила феноменальный по эффективности проект. Его главная цель — сплочение ядерного электората Д.Трампа и его расширение на колеблющихся в условиях расследования прокурора Р.Мюллера и значительного числа внутри- и внешнеполитических неудач Д.Трампа.

В сеть была инфильтрирована информация о QAnon. Под этим псевдонимом якобы скрывается супер высокопоставленный инсайдер, который постоянно находится где-то в ближайшем окружении Д.Трампа. Для доказательства близости инсайдера к Трампу используются, как установили расследователи, подлинные фотографии и видеоматериалы, на которых можно разглядеть фрагменты убранства Белого дома, Кэмп Дэвида, резиденции Д.Трампа во Флориде, борта номер один и т.п.

Суть информации, которую с начала осени 2018 г. размещал сначала в сети 4 Chat, потом 8 Chat, а затем в Twitter и на других ресурсах, сводится к следующем. Сообщаемые новостными агентствами сведения не имеют никакого отношения к реальности. На самом деле картина мира примерно такова. Д.Трампа поддерживают военная разведка США и часть высокопоставленных сотрудников других разведывательных агентств, армия и промышленные компании. Трамп не на жизнь, а на смерть борется с глобалистами, финансовым капиталом во главе с ФРС и врагами христианских ценностей, которые контролируют Глубинное государство в США. Союзником Д.Трампа в борьбе помимо указанных сил является прокурор Р.Мюллер, который на самом деле расследует не Д.Трампа, а Х.Клинтон. Семейство Клинтон, Обама и Сорос – это фронтмены антихристианского глобализма, который взял под контроль Америку при помощи Глубинного государства. Глубинное государство опирается на ФРС, ЦРУ и масс медиа, контролируемые евреями. Главный центр глобалистов расположен в Лондоне. Верховное управление осуществляют Виндзоры. Согласно данным контент-анализа, в ноябре-декабре 2018 г. в Соединенных Штатах за сообщениями инсайдера QAnon, сконструированного эффективными и неортодоксально мыслящими политтехнологами, следит от 12 до 15 млн.человек. Еще не менее 40 млн. осведомлены о сути сообщений. В марте 2019 г. на Amazon начала продаваться книга, якобы написанная QAnon о борьбе Трампа с глобалистами, Глубинным государством и ФРС. За первые три недели продаж реализовано сотни тысяч экземпляров. Книга, согласно алгоритмически рассчитанным рейтингам Amazon, занимает одно из первых мест среди всех американских бестселлеров.

Принципиально новой коммуникационной технологией, которую изобрели и используют альтернативные правые, особенно в США, является так называемое модульное убеждение. В больше части Facebook, в меньшей – Twitter  стали алгоритмически блокировать фейковые новости, поддельные фото и видео контент. Также на этих ресурсах и в поисковике Google введена личностная модерация новостей, размещаемых лидерами общественного мнения. По факту это означает, что теперь информацию, содержащуюся в сообщениях наиболее популярных блогеров, ведущих и т.п. проверяют не только алгоритмы, но и  специально нанятые эксперты. Соответственно в первой половине 2018 г. в англоязычном интернете уменьшилось количество выдачи а ведущих поисковых позициях ресурсов, склонных к распространению недобросовестной или фейковой информации.

Против описанного выше инструмента борьбы с фейками правые запустили технологию модульного мнения. Хорошо известна и используется не только общественными силами, но и государственными органами технология «мудрости толпы». Это способ коллективного предсказания тех или иных событий на основе опроса большого массива индивидуумов. В течение 2007-2017 гг. этот метод показал высокую эффективность и стал пользоваться доверием, как у государственных чиновников, так и общественного мнения.

Альт-правые сумели создать симбиоз мудрости толпы и интернет пузыря, в котором живут люди сходных взглядов, мнений и т.п. Суть технологии состоит в следующем. На форумах, коммуникаторах, в социальных сетях формируются достаточно большие группы людей, разделяющих крайне правые взгляды, в том числе на нелегальных мигрантов, этнические и сексуальные меньшинства, на демократию и т.п. После отбора этим группам предполагается сделать тот или иной прогноз. Понятно, что они его делают в соответствии со своими ультраправыми убеждениями. Затем крайне правые, контролирующие многие ведущие органы социальных медиа типа Breitbart, размещают новости о том, что, согласно опросу, в котором участвовало, скажем, 10 тыс.человек ожидается то то и то то. Поскольку большинство населения слабо разбираются в политике, но знает об эффекте мудрости толпы, они склонны верить прогнозу, и включают его в соображения, которые принимаются во внимание при том или ином решении. Это позволяет крайне правым технологически создавать ситуации так называемых самосбывающихся прогнозов.

Таковы реальности фиджитал мира, в котором живут фиджитал — террористы и фиджитал — экстремисты.

ИсточникЗавтра
Елена Ларина
Ларина Елена Сергеевна (1964 г.р.) – предприниматель, аналитик, преподаватель. Постоянный член Изборского клуба. Родилась, училась и работаю в г. Москве. Получила высшее экономическое и юридическое образование, соответственно в Российском экономическом университете им. Г.В.Плеханова и Институте международного права и экономики им. А.С.Грибоедова. Генеральный директор компании «Персоналинвест» и соучредитель компании «Хайрест». Подробнее...
comments powered by HyperComments