18 апреля 2019 года в Санкт-Петербурге прошло заседание Санкт-Петербургского регионального отделения Изборского клуба на тему «Россия и Восток».

Открылось заседание вступительным словом заместителя директора СЗИУ РАНХиГС Дмитрия Евгеньевича Мерешкина. Ведущий заседаний Клуба, главный редактор информационно-аналитического агентства «Русская народная линия» Анатолий Дмитриевич Степанов, отметил, что тема заседания выбрана не случайно. Он напомнил, что предыдущее заседание Клуба, состоявшееся 27 февраля 2019 года, было посвящено теме «»Россия и Европа» — книге о прошлом или о будущем, изданной к 150-летию Н.Я. Данилевского. В связи с этим возникла идея рассмотреть и другую сторону проблемы — отношения России и Востока. Отношения нашей страны с Востоком активно развиваются. Отношения с нашими соседями на юге и юго-востоке наших границ выстроены более-менее нормально. У нас даже с Турцией установились уникальные, хорошие отношения, хотя, как известно, это государство долгое время было нашим врагом. У России прекрасные отношения с Ираном, Китаем, Индией. С Японией отношения прагматичны, но зато стабильны. Поэтому реальная угроза для нас исходит с Запада. Наши ближайшие соседи — Украина и Прибалтика — на сегодня представляют собой проблемные регионы. В целом можно констатировать, что наши отношения с Востоком на сегодняшний день являются важной проблемой.

Главный редактор информационно-аналитического агентства «Русская народная линия» напомнил, что в свое время Император Александр III направил своего сына в ознакомительную международную поездку не на Запад, как это традиционно делали российские императоры, а на Восток. Тогда в России появились первые геополитические исследования, которые были связаны с военной наукой. Совершались путешествия на Памир и в Афганистан, осваивалась Арктика.

В советское время направление нашей политики было продолжено, поскольку, с точки зрения советской пропаганды, Запад воспринимался как враждебный мир, а СССР был тогда светочем Востока. Под знаменами коммунистической идеологии рухнули казавшиеся незыблемыми колониальные империи. Это был серьезный удар по Западу. Распад Британской и Французской империй нанес серьезный удар по могуществу Западной цивилизации.

Сегодня происходит возвращение России к той политике, которую она проводила в последние годы своего существования и в советскую эпоху, и во времена Царской  империи. Что сегодня представляет собой восточная политика? Какой она должна быть? Не является ли она ответом на то преклонение перед Западом, которое также существовало и в советское время? Какую пользу можно извлечь из взаимоотношений с Востоком? «Мы, как православные люди, знаем пророчества о возможных «битвах конца», которые связывают как раз с Востоком, в частности с Китаем»,– заключил вступительное слово Анатолий Степанов.

С основным докладом выступил Владимир Николаевич Колотов, доктор исторических наук, заведующий кафедрой истории стран Дальнего Востока Санкт-Петербургского государственного университета, директор Института Хо Ши Мина СПбГУ, профессор. По его мнению, мировой ВВП — это круглый торт и там есть различные красивые кусочки: есть кусочек Китая, России, США, Европы. Можно увеличить свою долю торта, но за счет другого. В последние 50 лет Латинская Америка, Ближний Восток и Африка в экономическом отношении слаборазвитые страны. Поднимается Азия, упоминается Океания. США, постоянно поддерживая очаги «известных революций», просто сохраняют свое превосходство, а центр Европы постепенно падает. Стоит вспомнить, что в 2010 году в США была объявлена политика поворота на Восток и, в отличие от российской, эта политика работает, потому что подъём Азии вызывает падение Запада. Если эти тенденции продолжатся, то Азия будет развиваться, а США вместе с Европой — падать.

США не устраивает такое положение вещей, поэтому они разрабатывают стратегию предотвращения этих событий. С 2014 года ВВП Китая больше ВВП США. ВВП десятка стран АСЕАН больше ВВП России. Получается, что ВВП некоторых стран АСЕАН больше, чем ВВП США, а уж о ЕС и говорить не приходится. США, чтобы не допустить появления влиятельного конкурента, специально создают и поддерживают между восточноазиатскими странами напряженность и неурегулированность проблем в области безопасности. Номинально Евразия — самый богатый регион, у США долг в 23 трлн. долларов, которых у них нет. Экономический карлик (США) является политическим гигантом, а экономические гиганты являются политическими карликами, то есть они богатые, но глупые. Поэтому ими управляют извне. США удается проводить такую политику, поскольку Евразия представляет собой экономического гиганта, который в политическом плане гигантом не является. Евразия не играет ведущую роль в мировой и региональной политике, прежде всего в области собственной безопасности. Но на эту тему говорить запрещено. В Евразии нет формального механизма обеспечения безопасности, но есть неформальный — это Евразийская «дуга нестабильности», которая объединяет основные параметры геополитического климата на континенте. Принцип его прост — обеспечение безопасности одних за счет уязвимости других.

Сейчас начался этап большой игры. Стратегическая пауза, которая возникла после крушения СССР, подошла к концу. Основные игроки начали новый раунд геополитических игр за передел зон влияния. Особенность современной ситуации состоит в следующем: нет правил, не работают механизмы международного права. США выходят из договоров о СНВ, об ОСВ, о РСМД. Даже те гарантии безопасности, которые остались после холодной войны, разрушаются. Подписание соглашений бессмысленно, даже если США их подпишут, выполнять их они не будут. Нет никакого доверия, идет жесткая борьба за изменение баланса сил. Используются прокси. Для внешнего наблюдателя мелкие, независимые игроки, а на самом деле это пешки, которыми решают свои вопросы крупные страны. Классический пример — ИГИЛ (запрещенная в России организация, признанная террористической).

Ведутся гибридные, информационные войны, работают системы буферной дестабилизации, происходит захват месторождений и маршрута транспортировки. «Доктрина полномасштабного доминирования, предполагает контроль Пентагона над «дугой нестабильности» от африканского рога до западного Китая», — вот слова генерал-майора КГБ СССР Юрия Ивановича Дроздова. В 2019 году у нас есть полностью рабочий Североафриканский сегмент, Катар штурмует Триполи, очередной переворот в Судане, непонятно что творится в Алжире. Также у нас есть рабочий Ближневосточный сегмент, где воюют прямо или косвенно основные ведущие державы современного мира. Также есть сегмент Южноазиатский. 28 февраля Индия стала бомбить базу террористов в Пакистане, что есть также рабочий активизирующийся сегмент. Есть восточная дуга, которая охватывает неурегулированные территориальные претензии по Курильским островам, далее Корейский полуостров, потом Тайвань, Южно-Китайское море, проблемы между Китаем и Вьетнамом, между Вьетнамом и Камбоджой, между Камбоджой и Таиландом, между Таиландом и Бирмой и так далее. Также у нас есть Арктический сегмент, Восточноевропейский сегмент, Кавказский сегмент и Центрально-азиатский сегмент. Они в разной степени готовности, но при получении команды извне начинается управляемая региональная дестабилизация. По оценке генерала Дроздова, мы имеем систему управляемой региональной дестабилизации межконтинентального масштаба, которая охватывает значительные пространства от Атлантического до Тихого океана и от Северного Ледовитого до Индийского океана.

Есть и хорошая новость: мы внутри не одни, а с китайскими товарищами, но они спасать нас не будут, так как всегда занимаются своими проблемами. В 2017 году начал формироваться еще один сегмент в Юго-Восточной Азии. В этом регионе проживает 650 млн. человек. Это страны, бурно развивающиеся экономически, с очень большим населением, но не умеющие защищаться. Например, в самом крупном государстве мира с мусульманским населением, Индонезии, 260 млн. человек, где создание исламского халифата поддерживает всего 10%, а это 26 млн. человек, и они воевали в Сирии. И когда ВКС РФ начали применять технологии дерадикализации боевиков, такие, как: тяжелые огнеметные системы «Буратино» и «Солнцепек», боевики побежали туда, где безопаснее, в Юго-Восточную Азию, а наши западные партнеры стали вывозить полевых командиров из Сирии и Ирака в Афганистан, где они сейчас находятся большом количестве на границах стран Центральной Азии. А также в Пакистан, где с Индией периодически идут военные действия, а из Пакистана они были переброшены в бывший восточный Пакистан, то есть в Бангладеш, откуда началась дестабилизация в Мьянме и на юге Филиппин, где боевики Исламского государства захватили целый город, удерживая его полгода. Идет перетасовка так называемых элит. Здесь находятся основные регионы производства наркотиков, в частности героина, доходы от которого являются теневым финансированием разного рода движений. Объем рынка, по оценкам специалистов, только афганского героина несколько лет назад составлял 1 трлн. долларов в год. Весь аппарат управления ряда стран можно скупить за эти деньги.

Каптагон — химический психостимулятор, на котором прошла арабская весна, украинский майдан и далее по списку. Боевикам раздаются дешевые химические психостимуляторы, которые помогают решать задачи геополитического характера. Также речь идет о создании биологического оружия, которое поражает определенные расы. Например, Эбола поражает в основном африканцев, птичий грипп — монголоидов. Также собираются биологические материалы россиян, о чем говорил Президент РФ. Не сложно догадаться, для чего. В странах бывшего СССР расположены химические лаборатории американцев, проводящих определенные генетические эксперименты. Также происходят  теракты на воздушном гражданском транспорте, пропадают некоторые самолеты, в данном случае в Малайзии. Это система прикрывается европейским, азиатским и арктическом секторами ПРО.

Основные направления дестабилизации — это Украина, Грузия, Кавказ, Армения, Азербайджан и Центральная Азия. Принятое недавно решение в Казахстане о переходе на латинский алфавит будет в исторической перспективе отдалять эту страну от Российской Федерации. А в том окружении, в котором Казахстан находится, ему сложно будет сохраниться. Если будет пробит транспортно-логистический коридор внутри Евразии, то у США есть подконтрольные боевики в Афганистане, готовые быстро ликвидировать то, что потребуется. В 2016 году на Восточном экономическом форуме Президент РФ анонсировал создание великого азиатского энергетического суперкольца. У нас есть избыток электроэнергии на Дальнем Востоке, а у ряда партнеров есть потребность в этой энергии, которую мы можем экспортировать, продавая за валюту в Южную Корею и Японию.

Восточноазиатский сегмент затрудняет развитие этот проект. Последние года два мы про него ничего не слышали, зато слышали истерику Японии насчет северных территорий и Курильских островов. Есть инвестиционные проекты, которые контролирует Запад, например Трансатлантическое инвестиционное партнерство. Никаких «дуг нестабильности» нет, зато привлекаются боевики из Северной Африки и Ближнего Востока, которые являются сдерживающим фактором. Из регионов Ближнего Востока идет очень жесткая трансляция радикальных исламистских настроений, радикальной исламистской идеологии, причем на постсоветском пространстве мы не можем противопоставить ей что-то серьезное прежде всего в идеологическом плане. В России идеология запрещена.

Основное предназначение системы «дуг нестабильности» в том, чтобы производить нестабильность и экспортировать ее в направлении геополитического конкурента, ослаблять его, одновременно поддушивая санкциями,  дегуманизировать, создавать общественное мнение. Например, некоторое время назад нам рассказывали, что в Мьянме происходит геноцид мусульман, что их обижают буддисты. Привело к тому, что произошли нападения на буддистов в Москве. Это была попытка из Юго-Восточной Азии привести этих «дохлых кошек» к нам и вбросить. Также вспоминается миллионный митинг в Чечне, толпы людей в Москве и в Петербурге. Мы столкнулись с ужасной ситуацией, множество жертв среди монахов-буддистов, под предлогом того, что именно столько мусульман было убито в Мьянме.

Здравомыслящий человек знает, что в Мьянме распространен буддизм Тхеравада, а на фото, судя по цвету одеяния, представители тантрического буддизма и ламаизма, а это Тибет. Вот, что писали: «трупы мусульман, сваленные буддистами?».  Хотя на самом деле это картинка относится к 2010 году и относится к землетрясению в Тибете, когда монахи помогали армии разбирать завалы, а для того чтобы не было эпидемии, сносили трупы. Меняется подпись, и фотография запускается в соцсети. В результате люди выбегают на площадь с воплями: «давайте резать всех буддистов!». Так осуществляется экспорт нестабильности. Тогда удалось это заглушить, вмешались религиозные лидеры, Кадыров пристыдил тех кавказцев. Несколько дней ушло на то, чтобы разобраться. Не надо радоваться: это была проверка на то, где есть слабое звено. Потом мы уже получим как следует. Речь о системе тестирования производства нестабильности и ее экспорта в направлении основных геополитических конкурентов.

Не является тайной, что количество американских военных баз в мире превосходит многократно число российских военных баз. США тратят на оружие в десять раз больше, чем мы. Очевидно, что мы не можем их напугать. Военная активность НАТО у наших границ достигла небывалого уровня со времен холодной войны. Политика альянса направлена на усиление своего передового военного присутствия на восточном фланге.

Усиливается напряженность в связи с действиями Запада по повышению военной мобильности, конечная цель которой — обеспечить быстрое перемещение американских войск и сил по территории Восточной Европы. Наши западные партнеры работают в долгую, они «выкручивают руки» на постсоветском пространстве, заставляют проводить латинизацию письменности, проводят выдавливание русского языка и культуры, поощряют сносы памятников бойцам советской армии. Идет переписывание истории, перепрограммирование населения, насаждение ложных ценностей, раскол религиозных организаций и стравливание людей на постсоветском пространстве друг с другом. Происходит наращивание ударной, военной инфраструктуры вдоль наших границ. Мы вышли из договора по ограничению наступательных вооружений, создаются пояса нестабильности вдоль наших границ, вводятся экономические санкции, идет полноценная информационная война, проводятся кибероперации. Россия много сделала в последние годы для усиления кибербезопасности. Если бы мы этого не сделали, у нас было бы так же, как в Венесуэле. Вирус — и страна неделю сидит без света, а люди бегают с банками и черпают воду из всех водоемов, которые могут найти.

За прошедший 2018 год ситуация стала более жесткой. Наблюдается расширение зон нестабильности и обострения политических противоречий. Нестабильность экспортируется в соседние регионы. Идет информационная война с открытыми вооруженными столкновениями на периферии вдоль ключевых участков евразийских «дуг нестабильности», что пока не приводит к изменению баланса сил. Основные игроки повышают ставки, никто не хочет признавать себе побежденным. Россия впервые после крушения СССР перешла к проецированию своей силы за наши рубежи. Это решение правильное, так как выбор простой: либо мы воюем большой кровью на своей территории, либо — малой кровью на чужой территории. Наш МИД работает, но он один не в состоянии вытянуть ситуацию. Голосов за рубежом от представителей прогрессивной общественности в поддержку нашей страны мы не слышим. Шутка от Терезы Мэй: «Если Россия не признает отравление Скрипалей, мы отравим кого-нибудь ещё».  А вот против Колина Пауэлла ни санкций не вводили, ни пальцем ему не грозили. А ведь он лгал, когда держал пробирку с сахаром.

В России пытаются проводить свои инвестиционные проекты, один из наиболее ударных — это ЕАЭС. Но наши партнеры идут на несколько шагов вперед. Во-первых, они полностью перехватили стратегическую инициативу. Мы не знаем, откуда они нанесут свой следующий удар. Может быть, из Арктики или из Японии, Украины, Грузии. У них готова система проецирования силы в нашем направлении, причем чужими руками. Западу абсолютно все равно, сколько погибнет игиловцев или бандеровцев на российском направлении. Это пушечное мясо. Свои войска они будут беречь. С помощью психотехнологий они грамотно перепрограммируют население. После разгрома основных баз боевиков ИГ в Сирии  полевые командиры и выжившие боевики перебазировались в другие регионы, где началась дестабилизация. В настоящее время осуществляется переход по стратегии «перемалывания», они взрыхляют геополитическое пространство, а потом переформатируют его. Происходит глубокое переформатирование геополитических пространств, что подразумевает изменение межконфессионального баланса в зоне контроля ОДКБ. Тревожная ситуация в Армении, Белоруссии, Татарстане. Идет массовая подготовка бесплатного пушечного мяса для будущих конфликтов. Самая тревожная ситуация на Украине.

Профессор Колотов привел цитату из трактата «Искусство войны» Сунь-цзы: «Самая лучшая война — разбить замыслы противника; на следующем месте — разбить его союзы; на следующем месте — разбить его войска. Самое худшее — осаждать крепости».

С точки зрения замыслов у наших партнеров есть система «дуг нестабильности» и интеграционные проекты. У нас же идеология запрещена, а значит, нет целей и задач. У нас есть ЕАЭС. На уровне войск ситуация более-менее благополучная, у нас есть ОДКБ. На уровне городов — НАТО воюет прокси, а мы воюем сами. Два первых уровня — информационные, речь идет о перепрограммировании противника с помощью психотехнологий, принципе «победить, не сражаясь». Два нижних уровня — это физическое добивание доведенного до кондиции противника. Еще в 2012 году Хилари Клинтон предложила разработать эффективные способы по замедлению или предотвращению проекта ЕАЭС. Прошло меньше года — и начался украинский майдан. Украина была дестабилизирована. Атака произошла на уровне замыслов: сказали — сделали. У нас при повороте на Восток: сказали и ничего не сделали. Это саботаж.

ВВП России в 15 раз больше ВВП Украины. Чтобы сократить ВВП России на 1%, надо ударить по Украине, тогда ее ВВП сократится на 15%.

Какова цена российских реформ, проводимых с 1990-х по сей день? ВВП России в 1990 году был больше китайского, а в 2017 году китайский ВВП больше российского, причем прирост китайской экономики в год практически равен ВВП России. Мы слабеем, у нас сокращается ресурсная база.

Владимир Колотов обозначил геополитический статус по методике М.И. Кротова. 8-10 баллов — сверхдержава, 5-7 баллов — великая держава, менее 4-х баллов — региональная держава. Мы «пробили дно» по таким направлениям, как управление и экономика. По данной системе у России 3,8 — 4 балла. Показатели Китая, США и ЕС выше. Рейтинг России по экономике — 4 балла, по территориям — 10, армия — 8, наука, образование чуть ниже. А управленцы с низким уровнем квалификации будут все остальное тянуть вниз.

Атомная бомбардировка нанесла тяжелый удар по психике древней, гордой японской нации. От людей в результате атомного взрыва оставалось тень на ступенях. В японских учебниках так описываются те события: 6 августа на Хиросиму была скинута атомная бомба. 8 августа СССР неожиданно объявил Японии войну, а 9 августа ввел войска в Маньчжурию, затем на Корейский полуостров. В тот же день на Нагасаки была сброшена атомная бомба.

Здесь используется простая, эффективная психотехнология. Особенности нашего мышления таковы, что мы начинаем строить псевдологические связи, пытаясь объединить не связанными между собой события. Это хорошо обыгрывают дети в простых стишках типа: «маленький мальчик нашел пулемет, больше в деревне никто не живет». Юристы верно замечают, что в тексте не написано, кого именно мальчик расстреливал. По такому принципу написаны японские учебники. Наши дипломаты, давно живущие в Японии, возмутились. Может, в общественных организациях или в обществе русско-японской дружбы возмущаются? Примечательно, что об этом сейчас говорится в стенах РАНХиГС. Вывод — надо повышать уровень управления.

Уровень достиг критических показателей. Показатели экономического развития и управления таковы, что создают проблему для выживания населения. Ситуация усугубляется с каждым годом. Для того чтобы ее разрешить, требуется активизировать политику. «Что же касается трансляции нашей позиции в мир, то делать это не так просто, особенно учитывая, что во главе государственных СМИ стоят лица с иностранным гражданством»,– заключил Владимир Колотов.

Следующим докладчиком выступил Андрей Леонидович Вассоевич, директор Института востоковедения РГПУ им. А.И. Герцена, доктор философских наук, кандидат исторических наук, профессор. Докладчик обратил внимание на маргинальные тенденции, которые при известных, благоприятных условиях могут привезти к умножению «дуг нестабильности». Став в 2015 году ректором Восточной академии, Андрей Леонидович погрузился в исламскую проблему. В частности, его интересует вопрос о представителях  традиционного исламского духовенства нашей страны. Нужно признать, что противоречия между русским православием и исламским правоверием, бесспорно, существуют, но эти противоречия не носят антагонистического характера. Мусульмане признают и почитают Иисуса как пророка, называя его Исой. Столь же уважительное отношение существует к Пресвятой Деве Марии. В IV веке от Р.Х. единоверная нам православная Эфиопия предоставила убежище мусульманам, бежавшим от гнева язычников, которым была отвратительна мысль, выраженная в шахаде, о том, что нет божества, кроме единственного Бога. У язычников же были свои боги и богини. Родной дядюшка пророка Абу Ляхаб подверг своего племянника заушению. Что же говорить о рядовых членах исламской общины?! Они были вынуждены спасаться бегством в Эфиопию. По милости Божией, те упоминания, которые существуют в священной для мусульман книге, касающиеся Иса, Пресвятой Девы Марии, почтительны. Конечно у православного человека они вызовут несогласие. Православный человек не может согласиться с тем, что Иса (алейхи салам) избежал Крестных мук, что это лишь распинающей стороне пригрезилось, что они Его распинают, а Он был взят живым на небо. У православного человека это вызовет улыбку сожаления. Но не с любовью ли о Господе первые мусульмане решили избавить Христа от Крестных мук?! Если христианство до сих пор и сохранилось, особенно православное христианство на Ближнем Востоке, то это следствие того, что традиционный ислам почитал Ису (алейхи салам) величайшим пророком, бывшим до Мухаммада. Это также православную аудиторию не удовлетворит в богословском плане. Между тем, куда меньше повезло тем, кто исповедует другую монотеистическую религию — иудаизм. Если мы обратимся к кораническому тексту — суре Аль-Джуму’а (суре «Собрание»), то мы там прочитаем: «О, вы, которые стали иудеями!».

«Если вы утверждаете, что вы близкие к Богу, помимо прочих людей, то пожелайте себе смерти. Сходным образом говорится и в суре Аль-Кафирун, главе «Неверные»: «Я не поклоняюсь тому, кому поклоняетесь вы, а вы не поклоняетесь тому, кому поклоняюсь я». Отсюда видно, что мы находимся в предпочтительном положении, нежели граждане Израиля. Коран критически относится к тем, кто исповедует иудаизм. Это связано с тем, что взаимоотношения между иудеями и мусульманами в VII веке не сложились.

Нам нужно использовать преимущества, исторические предпосылки которых сложились в далеком VII веке. Это позволяет выстраивать правильные отношения с мусульманским духовенством. Традиционное исламское духовенство озабочено маргинальными тенденциями. Например, в момент своего создания НСДП была абсолютно маргинальная партия. Когда она попыталась осуществить пивной путч в Мюнхене в 1923 году, он казался путчем людей, взбунтовавшихся против сложной финансовой ситуации. А через 10 лет это была уже партия, пришедшая к власти в Германии и готовящаяся к войне против европейских стран, в первую очередь против нашей Родины.

На сегодняшний день наблюдается тенденция либерализировать ваххабизм, ту обновленческую разновидность ислама, которая глубоко враждебна традиционному исламу. Ваххабизм с самого начала носил ярко выраженный агрессивный, экстремистский характер. Сейчас в Саудовской Аравии существует два клана — клан саудитов и клан потомков шейха Мухаммеда ибн Абдуль Ваххаба. Возникает тенденция в угоду США произвести некий косметический ремонт ваххабизма, который должен проявиться в том, что женщинам разрешено водить автомобиль. Некоторые наиболее радикальные представители ваххабизма физически уничтожены, как это модно делать в Саудовской Аравии. Но у религиозного человека есть важная особенность: чем сильнее гонение, тем сплочённей приверженцы верования.

Представителей нашего традиционного исламского духовенства пугает это многоходовка, которая великолепно вписывается в теорию «дуг нестабильности», разработанную Владимиром Николаевичем Колотовым и представляет собой попутку направить на постсоветское пространство наиболее радикальные элементы ваххабитского ислама, идеологов. Например, бывший муфтий Кировской области Габдуннур-хазрат Камалуддин был учеником ваххабитов. Он говорил татарскому муфтию, который проявлял некий либерализм, что там, где появляются ваххабиты, сразу же начинается литься кровь, прежде всего кровь мусульман. Ваххабиты сразу же произвели зачистку традиционного исламского духовенства, что мы уже пережили в Дагестане. Тенденция либерализации ваххабизма, которая очень скоро может стать за счет управляемых потоков нелегальной миграции важным составляющим элементом идеологии постсоветского пространства. В России же идеология запрещена Конституцией 1993 года.

Также стоит упомянуть и о другой монотеистической религии, которую исповедуют в Израиле, где недопустимы посягательства на эту традиционную монотеистическую религию. В Эрец-Исраэле появилась группа энтузиастов, патриотов своей маленькой Родины, которые осознали геополитическую опасность, нависшую над маленьким ближневосточным государством. Они рассудили, что нужен «запасной аэродром». Эти энтузиасты стали создателями проекта Новый Иерусалим. Суть этого проекта сводится к тому, что этим аэродромом, пережившим холокост, может стать Украина. Если угроза над населением Израиля превысит некий критический предел, если вдруг произойдет консолидация исламского мира, то необходимо, чтобы был «запасной аэродром», на который можно было бы эвакуировать население из горячей ближневосточной точки. Это разумная политика. Не исключена вероятность того, что когда единоверный нам украинский народ вдоволь накушается бандеровщины, он будет готов воспринять появление некоторых арбитров, которые смогут умиротворить пространство Украины, терзаемой Гражданской войной, а в благодарность за это придется принять проект «Нового Иерусалима».

Именно поэтому сегодня Израиль является надежным идеологическим партнером РФ в плане противодействия бандеровщине. Она не приемлема для населения Эрец-Исраэля, потому что краеугольными скрепами для израильского общества является память о холокосте, а бандеровцы принимали в нем самое деятельное участие. Во времена хрущёвской оттепели Евгений Евтушенко написал про Бабий Яр: «И писал: на Бабьем Яре памятников нет». Достаточно было бы начать ставить там памятники Никитке Сергеевичу Хрущеву, как пришлось бы задать вопрос: «Кто осуществлял массовые казни?». Немцы всегда предоставляли грязную работу коллаборационистам, стараясь сохранить свои ручки чистыми.

В Советское время существовала официальная идеологическая доктрина, согласно которой все народы СССР в едином порыве должны встать на защиту советской Родины. При Сталине можно было говорить о том, что некоторые народы в лице отдельных представителей повели себя не так, как нужно в годы оккупации, а при Никите Сергеевиче так говорить было нельзя. О трагедии Бабьего Яра не принято было распространяться, и никаких памятников там до поры до времени быть не могло.

Сегодня РФ заинтересована в том, чтобы руководство Израиля вместе с нами выступало против бандеровщины. Ведь горбачевская перестройка и ельцинские радикальные экономические реформы привели к тому, что у нас действительно не осталось союзников, кроме армии, флота и ВКС. А тут вдруг появляется страна, которая и 9 мая празднует, и ветеранов чтит, и готова даже поставить памятник одновременно и жертвам холокоста и Ленинградской блокады. Поэтому некие энтузиасты могут сказать: раз Израиль в отношении памяти Великой Отечественной войны поддерживает Россию, значит, Россия должна поддержать идею «Нового Иерусалима». Возможно, эта идея до поры до времени будет тактически выгодна РФ, потому что нам тяжело выстраивать взаимоотношения с бандеровцами. Нашим потомкам, Бог даст, хватит мудрости не повторять трагедию, то, возможно, это благоприятно скажется на отношениях между государствами. Речь идет о маргинальных тенденциях, но при этом не стоит забывать о том, что некоторые маргинальные течения иногда становятся магистральными. «Как знать, может быть, из этих двух тенденций вырастут новые «дуги нестабильности» на евразийском пространстве»,– предположил Андрей Вассоевич.

Прозвучавшие доклады вызвали множество вопросов у присутствующих.

Анатолий Дмитриевич Степанов поинтересовался у докладчиков, что могло бы связать и объединить Россию и Восток, какие модели взаимоотношений они бы предложили. Например, «небополитик» Девятов предлагает концепт «Новой Орды» как некий ответ на поворот России к Востоку.

Отвечая на этот вопрос, Андрей Леонидович Вассоевич заметил, что русским людям свойственен грех «чужебесия». Примером чему может послужить массовая культура. Перестройка и постперестроечное время свидетельствуют об этой опасной тенденции. Вызывает опасение то, что нашим обрусевшим соотечественникам иностранное и всё чужое привлекает. Опасно, если ментальная приверженность «чужебесию» вдруг перекинется на Восток. Сила великого многомиллионного Китая, население которого приближается к 1,5 млрд. человек, заключена в следующем: на бумаге нарисован круг, внутри Поднебесная, а по уголкам — варвары. С точки зрения великого китайского народа, мы представители варварского мира. Китайская цивилизация существовала тогда, когда в Египте было Новое царство и это были времена фараонов, а Китай возник уже как цивилизация. Китай через века пронес это самоощущение. Что касается нынешнего первенства Китая в экономике, то многие задаются вопросом: а могла ли Россия поступить так же? Самое страшное для нашей страны, для нашего населения — это «грех чужебесия». Способны ли мы преодолеть этот грех на ментальном уровне? Это сложный вопрос, так как решается он на эмоциональном уровне.

Развернутый вопрос сформулировал Георгий Васильевич Зазулин, кандидат политических наук, доцент кафедры конфликтологии СПбГУ. Он напомнил, что В.В. Путин в свое время сказал, что блоковое мышление ушло в прошлое, поэтому мы с каждым дружим и с каждым боремся: и с Сирией дружим, и с Израилем дружим, потому как у нас везде есть свои интересы. Может, идеология нам не нужна, потому что будет мешать нам проводить внешнюю, внеблоковую политику. В «Стратегии национальной безопасности» для внутреннего потребления есть традиционные ценности, которые апробируются как наша идеология незападного развития. В XX веке была борьба с коммунистической идеологией, фашистской, либералистической. Либерализм победил. Он перестал быть идеологией, став бытийным фактом. Есть либерализм китайский, исламский, русский. Получается, что идеология есть? Может, она не может быть названа, так как не устраивает нас? Возможно, она и нашему народу не подойдет, но зато она подходит для нашей внешней политики. Получается, что в вопросе идеологии мы находимся в такой как бы «интеллектуальной вилке»?

По мнению Владимира Николаевича Колотова, данная проблематика внутренне противоречива. Государственной идеологии нет, так как она запрещена в Конституции. Соответственно, если ее нет, мы не можем ее транслировать ни внутри страны, ни вовне. Мы пытаемся создавать ситуативные вещи, пытаемся работать с Израилем, который недавно сделал гиперзвуковую ракету против наших зенитно-ракетных комплексов. Союзник еще тот! Израиль с помощью поставок передовых вооружений меняет баланс сил на тех или иных участках постсоветского пространства. В апреле 2016 года Азербайджан, получив от Израиля боевые дроны, нанес удар по штабу в Карабахе.

Наша политика внутренне противоречива. В «Стратегии национальной безопасности», несмотря на все ее достоинства, прописаны угрозы второго плана — терроризм, экстремизм и так далее, а не система «дуг нестабильности», которая их порождает. Мы боремся против угроз второго плана, ничего не делая с основой угрозой. Угрозы «мягкой силы» в упор не видят, например, «дети Халифата» — это не мягкая сила. Если угроза первого уровня не прописана нормативно, то работы по ее противодействию нет. Мы боремся с симптомами, что непродуктивно аналитически и практически, поэтому нас давят по всем фронтам. Мы, как выражается наш Президент, «жуем сопли» и отступаем. А здесь речь об управлении, а это концептуальная вещь. У китайцев есть замечательная стратагема — «хочешь поймать банду — поймай главаря». Что в России делают на киберфронте? А там блокируют ресурсы, которые распространяют террористическую информацию и рапортуют, что закрыли тысячи сайтов, а каждый год их становится в несколько раз больше. Чтобы решить проблему, можно воспользоваться китайской стратагематикой и комбинаторикой. Нужно поймать тех, кто оплачивает, заказывает, создает этот контент и транслирует, и не нужно тогда будет бегать за хвостами. Речь идет о стратегии. Или взять, к примеру, Турцию. Это стратегически важная для нас страна: от ее позиции будет зависеть снабжение нашей группировки в Сирии. Чтобы укрепить позиции МИД России в Турции, послом отправили корееведа. Там он погиб от рук террористов. Вот пример государственного управления. Об этом речь. Разве в нашем МИД нет тюркологов? Есть. В России идет самая настоящая война. И внутри страны и вовне. Ситуация напоминает события 1939 года в Испании. Позитив тоже есть, в частности, «система дуг нестабильности» образует своеобразное, зловещее кольцо. Благо то, что мы внутри не одни, а вместе с Китаем. Для Запада будет подарком разрыв российско-китайских отношений, если внутри сжимающегося кольца субъекты начнут грызться между собой. В свое время им такой стратегический подарок сделал товарищ Хрущев.

Среди его потомков много тех, кто имеет сейчас американское гражданство. Подобных ошибок мы допускать не должны. Китайские партнеры тоже очень сложные, но у них есть значительные ресурсы. В свое время по этому поводу на РНЛ вышла статья «Если бы не Китай — Россию давно бы зачистили». В 90-е годы в нашей стране выжила оборонная промышленность, даже Китай покупал наше оружие. Он копировал технологии, сделал свое оружие и сейчас конкурирует с нами на рынке, но если бы не китайские покупки в китайских интересах, у нас не было бы новых видов вооружения. Китай всегда действует в своих интересах, даже проект, являющейся новой реинкарнацией Шелкового пути, пройдет не по российской территории, а через маленькие страны Центральной Азии, которые значительно слабее России, менее надежны. У нас есть Северный Морской путь, который мы пытаемся развивать. Китай, кстати, тоже хочет принять участие в этом проекте, иметь тем самым большой экспортный потенциал. Это новое поле конкурентной борьбы. Для того чтобы играть на этом поле, у нас должны быть на востоке «свои глаза, уши, язык и мозги». В противном случае мы не будем понимать, что там происходит. Мы будем жить в мире мифов, по мнению профессора Колотова.

Доктор психологических наук, профессор Семенов Валентин Евгеньевич обратил внимание на свое интервью «Кто идет нам на смену?». В нем анализируется соцопрос среди молодежи. На вопрос, какие страны являются союзниками России, молодежь отвечала: Китай — 49%, Белоруссия — 33% и Казахстан — 14%. Противниками по этому опросу выступили: США — 65%, Украина — 34%, потом Великобритания.

Главный редактор журнала «Русское самосознание» Борис Георгиевич Дверницкий признался, что доклады произвели на него противоречивое впечатление. Из «дуг нестабильности» создали страшилище. Пусть они там воюют, нам же легче будет. Поэтому в «Стратегии национальной безопасности» правильно сказано, мы должны искоренять у себя все виды терроризма и пропаганды. Мы должны думать прежде всего о своей стабильности и устойчивости. Наши союзники не только армия и флот, но и великая русская культура, которая объединяет наши народы. Еще наш союзник — наш менталитет. Мы следуем тенденции русской империи. Мы должны уважать все народы, входящие в Россию, помогать им и делать равными себе. Это наша идеология. Наши ценности, составляющие идеологии, суть патриотизм, федеративное устроение, христианизация, доброе отношение с мусульманами. У нас проводится неплохая политика. Предотвращен распад России, присоединен Крым. Неизвестно, что будет с Украиной. Надо верить в собственные силы, надеяться на Божию помощь и не создавать себе новых страшилищ: ранее был Запад, а теперь «дуга нестабильности».

Главный редактор информационно-аналитического агентства «Русская народная линия» Анатолий Дмитриевич Степанов вновь обратился к концепту «Новая Орда» так называемых «небополитиков». Согласно концепту, ведущей силой является Китай, а Россия — ведомой силой. Эта конструкция основывается на максимах, которые приемлемы для китайской и российской культур в лице Девятова, который четко формулирует: честь выше выгоды, общее выше индивидуального. Они пытаются политику Неба декларировать в виде некой конструкции. Насколько это приемлемо? Мы не мост между Западом и Востоком, не недоделанный Запад или не восточный Восток, а самостоятельная, самобытная цивилизация. Россия может хорошо производить не только автомат Калашникова и танки, мы умеем производить еще одну вещь очень хорошо — смыслы. Потому тот же самый Китай принял коммунистическую идеологию, которую подарила ему Россия, а не Запад. Китайцы восприняли эту идеологию в виде ленинизма, сталинизма, и маоизм — это «окитаенный» ленинизм, сталинизм, а не марксизм. Эта идея делает Китай единым. Если отменить коммунизм, сохранится ли Китай? Что будет его объединять? Какие смыслы мы должны предложить миру? Для того чтобы стать мировой цивилизацией, недостаточно иметь большой ВВП, нужно иметь еще те смыслы, которые цивилизация может предложить всему миру. Либо надо всех окитаить, либо всех ликвидировать и оставить только одних китайцев, тогда это будет Поднебесная на всю планету. Либо нужно предложить смыслы, которые примут другие народы, как приняли идею третьего Коминтерна. Когда Советский Союз стал лидером всех обездоленных народов мира. Когда он стал мировой силой, которая объединяла вокруг себя. Какие это смыслы? Как в этой геополитической модели будет выглядеть Россия? Что она должна предложить? Чем она должна быть интересна Востоку, Западу и самой себе?

Александр Леонидович Казин, директор Российского института истории искусств, доктор философских наук, профессор, отметил, что Россия уже тысячу лет предлагает миру одну простую мысль, которая звучит так: «нет ни Эллина, ни Иудея», все мы равны перед Господом. Если исходить из этого, то Россия исполняет свою миссию весьма успешно, несмотря на большие колебания в области техники, экономики, политики, государственного строя и так далее. При любом государственном строе, и при любом режиме, и при любом состоянии экономики Россия исполняет именно эту миссию. В свое время фельдмаршал фон Миних сказал очень верную вещь: «Россия управляется непосредственно Господом Богом. Иначе невозможно представить, как это государство до сих пор существует…». Эта миссия продолжается и сегодня, если в свое время Владимир Соловьев мог написать стихи:

О, Русь! забудь былую славу: 
Орел двуглавый сокрушен, 
И желтым детям на забаву 
Даны клочки твоих знамен.

И связывал это поражение России именно с поражением Православия. Поэтому если говорить о формах союза России с другими цивилизациями, то имеется в виду взаимоотношения между религиозными ядрами этих цивилизаций. Относительно религии в Китае можно сказать, что даосизм и конфуцианство — это не религии, а философские доктрины. Что касается Запада, то пожар Нотр Дам де Пари — символическое событие, которое можно трактовать по-разному, но очевидно, что оно имеет определенную связь с состоянием современной западной цивилизации, в данном случае европейской. В отличие от европейской, западной постхристианской цивилизации, мы пока еще сохраняем качество верности той самой идее, которую несем уже тысячу лет. Сегодня христианство во всем мире, в том числе и в России, переживает тяжелые времена. Ситуация в конечном счете упирается в проблему веры и в проблему правды. Вера есть правда, а правда есть вера. Пока мы обладаем этой верой или правдой как цивилизация, со страной, с режимом, с политикой, с вооружением может происходить все что угодно. Пока есть правда и вера, мы живы, а конкретные формы взаимодействия с Востоком или с Западом — ситуативная проблематика. Судьба страны и народа решается не политическими союзами, а замыслом Бога об этой стране. В заключение профессор Казин напомнил знаменитое изречение австрийского поэта Райнера Марии Рильке: «Все страны граничат друг с другом и только Россия граничит с Богом».

По мнению Алексея Юрьевича Днепрового, кандидата исторических наук, публициста, китайцы, увидев собрание Клуба, сказали бы, что собрались лау вай, что в переводе с китайского означает «заморские черти». Таково их отношение к нам. Китайцы презирают русских. Китайские гиды, проводя экскурсии по Петербургу, рассказывают своим соотечественникам, что это их город и, когда они завоюют нас, сделают своими рабами. А во Владивостоке китайцы говорят, что это их земли, которые нами захвачены. Китай — самый опасный враг, Америка же, напротив, — наш потенциальный союзник. Первый же наш союзник — традиционный ислам. Китая нет, это 25 этнических групп, которые объединены славной, уважаемой диктатурой. В Китае работают пять российских журналистов, а в России работают пятьсот китайских. Идет активная китайская пропаганда, несколько антикитайских телеграмм-каналов заказала сама китайская сторона. Идет грамотная война. Мы говорим о дружбе России и Китая. Но тогда почему китайцы вложили в Казахстан в шесть раз больше инвестиций, чем в Россию? Потому что китайцы нам не доверяют. Китайцы убеждены, что Россия развалится. Китай — колосс на глиняных ногах, поэтому мы не должны делать ставку на Китай. Надо делать ставку на другие миры, на Америку и НАТО. Мы имеем шанс выжить. Наша сила лежит в двух плоскостях — в экономике и в реформе идеологии.

Андрей Николаевич Черных, юрист, бывший депутат Законодательного Собрания Санкт-Петербурга, отметил, что до развала СССР мы жили в двухполярном мире. Затем оказались в однополярном мире. А сейчас выходим из этого мира и очень непросто. И не Владимир Владимирович, а Борис Николаевич, получив Россию, не отдал ни пяди нашей земли. Нам нужно и дальше территории не отдавать, в том числе и Курилы. В России много конфессий, национальностей, и наши внутренние проблемы — наше дело. Как обустроить страну внутри — это наше дело, и никто вместо нас этим заниматься не будет. Мы в окружении противников или «дуг нестабильности». Это объективный факт. У нас есть в запасе время, но мы не знаем, краткосрочный, среднесрочный или долгосрочный ли этот период. Доктрина хаоса, которую запустили англосаксы по всему миру, всех будоражит. «Дуга нестабильности» — тоже элемент этого хаоса. Если посмотреть на карту мира, то хаос есть и в других местах, а не только там, где пролегает «дуга нестабильности». Нужно наводить порядок в хаосе, иначе хаос тебя сметет. Русский проект, начавшийся в 1991 году, мы должны продолжать. Не нужна нам идеология в парламентской республике, в многопартийной системе. На сайте Министерства юстиции значится 75 зарегистрированных партий. Нужно говорить не об идеологии, а о целеполагании. Министерство обороны четко ответило на вопрос об идеологии: мы патриоты, мы любим нашу Отчизну, которая нас объединяет. После 1991 года нам нужно познать себя. Кто мы такие? Россия, Русь или Российская Федерация? Внешние границы сложные и мы тоже сложные — от Евразийской интеграции к Российской цивилизации.

Тамара Борисовна Панкова, член Союза писателей России, проживающая в Пушкине, рассказала, как толпа китайцев, посещающих город, сметает на своем пути всех и вся, перегораживает автобусами всю проезжую часть, не обращает на местных жителей ни малейшего внимания. Это идущая на тебя страшная, темная сила, не агрессивная, но страшно равнодушная. Китайцы прекрасно понимают свое превосходство над другими. Страшно то, что в Китае идет жуткая дезинформация в отношении российской истории, российского народа. Китайцы не союзники. Китай — это цивилизация, со своей великой, гигантской историей и со своим страшным для нас будущим.

В заключение Владимир Николаевич Колотов раскритиковал концепт «Новой Орды». Немыслимо, чтобы Россия подчинялась, была «младшим партнером». Прав наш Президент: «Россия — это тысячелетняя держава, которая большую часть времени была суверенным самостоятельным государством». Да, сейчас период временного ослабления, но мы должны его пройти. Надо парировать угрозы, а не прятаться от них. Стратегия страуса еще никому не помогала. Надо разрушать эти угрозы и строить свой проект, свой мир, тогда Россия будет развиваться как цельная, самостоятельная, мощная цивилизация, культура. Это наш путь. Мы очень сильно ослаблены после прошлых реформ, но у нас есть ресурсы для того, чтобы бороться и победить. Одна из наших основных проблем в том, что у нас не получается модернизация. Мы не вписываемся в экономическую парадигму современного мира, у нас «лежит» промышленность, с советских времен чудом сохранилась «оборонка».

Надо навести в стране порядок, повысить эффективность управления, прежде всего в экономике. Мир вступает в эпоху глобального экономического кризиса, соответственно начинается борьба. Бить будут, как всегда, по слабому звену, поэтому надо подстелить соломки и подготовиться к тому, чтобы эти удары не пропускать, предостерег профессор Колотов.

В.А. Шамахов, Председатель Санкт-Петербургского регионального отделения Изборского клуба, директор Северо-Западного института управления РАНХиГС, доктор экономических наук, действительный государственный советник Российской Федерации 1 класса.

comments powered by HyperComments