Эта фраза-рефрен из сериала «Игра престолов», пожалуй, лучше всего отражает суть происходящих в мире процессов. Слабеющая Америка дает свой «последний и решительный бой» остальному человечеству. Надежды «отсидеться на горе, наблюдая за схваткой тигров» слабеют на глазах. Мир находится на пороге очередной глобальной войны. К счастью, пока — только «холодной». Но избежать реального военного конфликта можно, только если Россия с Китаем смогут объединить свои усилия.

Похоже, именно данная тематика находилась в центре внимания президента РФ Владимира Путина и председателя КНР Си Цзиньпина во время их продолжительных бесед в Москве и Санкт-Петербурге. Экономические соглашения, многословные форумы и круглые столы, забавные зверюшки, концерты и прочие неизбежные виньетки встреч на высшем уровне не могут заслонить главное достижение трех дней в июне 2019 года. Российско-китайское взаимодействие поднялось на следующий, гораздо более высокий уровень.

Вечером 5 июня, в завершение целого дня переговоров в Кремле Си Цзиньпин, со сцены Большого театра, в кратком выступлении перед началом концерта впервые огласил характеристику нынешних отношений Пекина и Москвы: «стратегическое партнёрство новой эпохи». Тут надо отметить два момента. Во-первых, слова «новая эпоха» неразрывно связываются в Китае с самим Си Цзиньпином. После удачных первых пяти лет его управления страной XIX съезд партии в 2017 году добавил к привычной характеристике общественно-политической формации КНР «социализм с китайской спецификой» те же слова: «новой эпохи». Начавшийся под девизом «китайская мечта о великом возрождении китайской нации» путь Китая должен к 2049 году, году столетия образования КНР, превратить её в передовую, мощную, социалистическую мировую державу.

Приняв участие в апреле и мае сразу в двух важнейших внешнеполитических мероприятиях (Второй Форум «Пояс и путь» и «Диалог азиатских цивилизаций»), выслушав и проанализировав выступления Председателя Си Цзиньпина, я вынес оттуда главное впечатление: Китай не дрогнул под американским натиском и намерен продолжать выполнение программы «Китайская мечта». Провозгласив «новую эпоху» стратегического партнёрства и распространив, таким образом, свой «девиз правления» на отношения с Россией, Си Цзиньпин показал первостепенную важность всестороннего взаимодействия с Москвой как для своей политической судьбы, так и для будущего Поднебесной.

Не думаю, что решение повысить уровень китайско-российских отношений — пусть даже пока только на словах — далось легко. Китай недаром именует себя Срединным государством, по возможности избегая всякой там «вечной и нерушимой» с ближними и дальними «друзьями». Но развитие событий на международной арене не оставляет выбора. «На фоне кардинальных перемен, которые мир не видел последние сто лет, на нас возлагают большие надежды народы двух стран и международное сообщество», — сказал Си Цзиньпин в Москве.

Похоже, в Пекине пришли к выводу, что наступление Америки на торговом и финансовом фронтах, вытеснение с мировых высокотехнологичных рынков, рост военной напряженности в Тайваньском проливе и в Южно-Китайском море доказывают приближение открытой фазы холодной войны против Китая.

Антагонистический характер американо-китайских отношений объясняется не только текущими геополитическими и геоэкономическими противоречиями. Отвечающая за политическое планирование в Госдепартаменте США Кайрон Скиннер недавно заявила, что холодная война с Китаем будет похлеще той, что была с Советским Союзом. Советская Россия, мол, всё-таки принадлежала к белой расе, она исходила из одинаковых с Западом философских и этических ценностей. Китай же относится к жёлтой расе, у которой свой набор понятий о добре и зле. От слов американцы переходят к делу — пошло сокращение числа китайских студентов, выдавливание этнических китайцев из лабораторий и цехов ведущих технологических компаний. Воскрешаются отвратительные традиции дискриминации по расовому признаку. Так, с 1882 по 1943 год действовал «Акт об исключении китайцев», который запрещал иммиграцию и натурализацию в США выходцев из Поднебесной. «Не пущать!» было велено китайцев, и только китайцев.

Холодная война против Китая разворачивается по лекалам той, что уже много лет ведётся против России. Торговые и финансовые санкции, ограничения в доступе к технологиям, окружение военными базами стали для нас привычным фоном жизни. Неприятие в США всего исходящего из России: от самих русских до их товаров, достижений культуры и даже языка, — уже граничит с дискриминацией по национальному признаку. Как бы дело не дошло там до «Акта об исключении русских». В то же время, в правящих российских элитах, экспертном сообществе и СМИ до сих пор сохраняются иллюзии возможности примирения с Вашингтоном за счёт стратегических уступок.

Думаю, проамериканские «романтики» в Москве и Пекине связывают свои последние надежды со встречами Владимира Путина и Си Цзиньпина с Дональдом Трампом «на полях» саммита G20 в Осаке. Вероятность краткосрочного «перемирия» действительно существует — Трамп вступает в предвыборный период, и ему надо представить избирателям доказательства успеха своей тактики шантажа других стран ради «величия Америки». Но стоит ли подыгрывать нынешнему хозяину Белого дома? Ведь в случае победы на выборах он с новой силой развернёт противостояние с Россией и Китаем. Даже нынешнее непростое положение США будет осложняться необходимостью противостоять сразу двум ядерным державам с глобальными интересами. Перспектива сразу двух холодных войн напоминает о судьбе гитлеровской Германии, рухнувшей в ходе войны на два фронта под ударами с Востока и Запада. Новая ситуация может создать как новые угрозы, так и дополнительные преимущества для Москвы и Пекина в случае, если те сумеют быстро скоординировать свои планы и действия. Но уже сейчас правящим элитам наших стран самое время избавиться от остатков взаимного недоверия, которое тормозит повышение уровня стратегического партнерства, снижает эффективность взаимодействия экономических структур.

Пока непонятно, объединимся ли мы с Китаем в окопах новой холодной войны, будем ли мы союзниками в полном смысле слова? Или же останемся «стратегическими партнерами», пусть даже «новой эпохи». Я думаю, это главное, что обсуждали в Москве и Санкт-Петербурге и что предстоит обсуждать в Осаке.

Времени остается всё меньше и меньше. «Зима близится».

comments powered by HyperComments