Бывший генерал КГБ Филипп Бобков умер 17 июня в Москве на 94-м году жизни.

Бобков являлся одним из конструкторов перестройки со стороны КГБ и личным доверенным порученцем Андропова. Впрочем, как человек военный, он стал больше исполнителем этого проекта. Сама идея перестройки была правильной: сохранить социальное государство, модернизировать его, ввести частную собственность и свободу слова. В контексте этого экс-генерал — драматическая фигура. Тем более что ничего такого ужасного, по сравнению с нынешними кадрами, он не делал. Последующий переход к Гусинскому также не изменил принципов Филиппа Денисовича. Из всех олигархов 90-х первый выглядел наиболее нормальным человеком: веселым, обаятельным, порядочным. НТВ, который он делал, являлся отличным проектом. Так что это было символично, что один из бывших самых влиятельных людей СССР работал в группе «Мост».

Самого Бобкова по большому счету не за что упрекнуть. Да, он преследовал диссидентов, но это ведь не сталинские репрессии. Правда, христианского демократа Александра Огородникова прессовали, но он был такой особый. Писатель Леонид Бородин, автор романа «Третья правда», тоже сидел очень долго. Однако особых зверств в 1970–1980-е годы по линии КГБ припомнить сложно. Это была уже очень «вегетарианская» система. Да, запугивали, вербовали, но с 30-ми годами подобное и рядом не стояло.

Если допустить, что в проект перестройки входил замысел отсечь от страны союзные республики, тогда это был прямой путь к распаду страны. Но я ничего о таком не знаю. Потому что именно подобное разрушило СССР, а не перестройка как таковая. Не свобода слова, не кооперация и частное предпринимательство разорвали страну на части, а то, что делала команда Горбачева в Узбекистане, Грузии, Азербайджане и Прибалтике. Советская система еще работала — она нуждалась в модернизации, но ее можно было провести. Последняя оказалась сопряжена с двумя факторами: централизацией и твердостью на уровне высшего руководства и демократизацией — на низовом. «Чем ниже, тем больше демократии» — таким был изначальный принцип. Я не верю ни на одну секунду, чтобы улица могла смести советскую власть. Любая власть может контролировать подобные процессы. Вот этот демократический проект перестройки я полностью поддерживаю.

Но, возможно, существовала и другая группа, которая уже задумывала 1991 год и которая прекрасно понимала, что стратегические противники в холодной войне не позволят модернизироваться Советскому Союзу. Если бы преобразовался СССР и Китай, что бы произошло? Зачем Западу такая мощная система социализма? Поэтому в обмен на личные гарантии и сохранение личной власти они совершили акт по развалу Союза, в том числе за счет провокаций в адрес национальных республик. Грузинские события, казахские, бакинские — провокации прошли буквально по всем союзным республикам и инициировались из Москвы. Но я не верю, что это был Бобков: подобное не являлось его зоной ответственности.

ИсточникБизнес Online
Максим Шевченко
Максим Леонардович Шевченко (род. 1966) ‑ российский журналист, ведущий «Первого канала». В 2008 и 2010 годах — член Общественной палаты Российской Федерации. Член президентского Совета по развитию гражданского общества и правам человека. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...
comments powered by HyperComments