Мое описание ситуации, сделанное в эфире «Говорит Москва» от 22 июля 2019 года, как мне кажется, требует некоторого уточнения, что я с удовольствием и делаю.

Начну я с тезисов, которые описывают текущую ситуацию.

Первое. Семь лет непрерывного экономического спада, с которым мы столкнулись на практике (надеюсь, никто всерьёз не рассматривает официальную статистику?) являются следствием того, что экономическую политику создали и возглавляют представители либеральной элитой группы (главными, но не единственными членами которой являются представители «команды Гайдара-Чубайса» и «семейной» группы).

Второе. Если эта группа останется у власти, то экономический спад будет продолжаться. С учётом уже достигнутых последствий можно с уверенностью сказать, что «дожить» без серьезных последствий до 2024 года (окончания срока полномочий Президента России) точно не получится.

Третье. Понимания это обстоятельства есть даже у самих представителей либеральной группы, можно привести, например, слова министра экономического развития Орешкина.

Да, разумеется, Орешкин далеко не самый статусный представитель либеральной группы и аргументы он предъявляет немножко другие, но в данном случае это роли не играет. Тем более, что он называет в качестве критической даже более раннюю дату. Почему — будет понятно чуть ниже.

Четвёртое. По итогам выборов ноября 2020 года, Трамп (который их, скорее всего, выиграет) начнет подготовку к организации международных конференций, на которых должны будут определены принципы и правила построения политической и финансово-экономических картин нового посткризисного мира (условно, новая «Ялта» и новый «Бреттон-Вудс»).  В конференциях этих будут принимать участие «державы-победительницы» финансового глобализма и для России принципиально важно оказаться в числе её равноправных участников.

По состоянию на сегодня мы туда попадаем, но если страна скатится в серьезный политический и экономический кризис, то мы можем это наше право, которое, в том числе, выводит лично Путина в члены мировой элиты, упустить. Допустить этого Путин не может никак, поскольку только этот вариант гарантирует ему и его семье более или менее гарантированное будущее.

Пятое. С учётом вышесказанного, либеральная группа практически не имеет перспектив, поскольку и по внешним, и по внутренним причинам должна уйти. У неё есть два варианта: либо перехватить власть в стране с уходом Путина (пусть и ценой вывода России во второстепенную державу, не участвующую в новой «Ялте» и «Бреттон-Вудсе», как не участвовала Россия в Парижской конференции по итогам I Мировой войны), либо достичь соглашения с существующей политической властью, обеспечивающего им право на существование и после этих конференций (т.н. «транзит»).

Принципиально важно понимать, что это соглашение (транзит, то есть) лично Путину не нужно, оно не даёт ему никаких дополнительных гарантий с  точки зрения ухода с поста Президента (в отличие от участия в упомянутых конференциях),зато создаёт дополнительные сложности с другими победителями, поскольку даёт повод говорить о сепаратных соглашениях. В частности, можно упомянуть участие видных представителей нашей либеральной группы в антитрамповских «играх» клана Клинтонов.

Теоретически, можно вспомнить обязательства Путина конца 90-х, связанных с его приходом во власть, однако они обесцениваются как упомянутыми играми наших либералов против Трампа (поскольку включают в себя самого Путина, связи с которым и вменяли собственно Трампу), так и изменившейся внешней ситуацией. Одно дело, когда речь идёт о дочерней структуре доминирующей в мире политической и экономической силе (элите «Западного» глобального проекта), совсем другое — о маргинальных, создающих серьезные проблемы (экономический спад) и связанные с международными уголовными преступлениями людях и структурах. Их поддержка на сегодня ничего, кроме серьезных проблем Путина дать не может.

Шестое. В соответствии с предыдущим пунктом, либеральная элитная группа активно двигает идею «транзита» как нового соглашения между сегодняшними российскими элитными группами, заключенное до начала новых «Ялты» и «Бреттон-Вудса», то есть до 22 года (вот откуда эта дата у Орешкина!). Соответственно, те, кто пропагандирует соответствующую идею, либо прямо поддерживает либеральную группу, либо неявно, по глупости или по зависимости, на неё работает.

Седьмое. Альтернативой (и фактором давления) для идеи «транзита» является попытка организовать на сентябрь текущего года «оранжевую» революцию. Для этого правительство активно раздражает население, в том числе принимая заведомо вредительские решения или же специально разжигая страсти там, где это можно было бы избежать (мусорная тема), повышая цены на товары народного потребления (рост цен на бензин, девальвация рубля, усложнение процедуры сертификации импорта с её удорожанием).

Сюда же относятся совершенно феерические по неадекватности действия по регистрации (точнее, отказу) кандидатов в депутаты на местные и региональные выборы в сентябре.

Дело в том, что большая часть этих кандидатов ни в коем случае не являются радикальной оппозицией. Они даже оппозицией не являются (если только власть в России не отождествлять с «Единой Россией», которая сама уже от этого отказывается, поскольку её члены идут на выборы как независимые кандидаты)! Такой отказ связан с двумя обстоятельствами: во-первых, действующие чиновники и депутаты боятся потерять власть, поскольку они в значительной части входят в либеральную группу; во-вторых, они целенаправленно «поднимают градус» напряженности с целью подготовки упомянутой «оранжевой» революции. То есть, с формальной точки зрения, подпадают под статью о подготовке массовых выступлений с целью свержения существующего в стране строя.

Разумеется, сами они с такой формулировкой никогда не согласятся. Но как иначе объяснить активность, например, губернатора Брянской области, который снимает список «Родины», уже утвержденный облизбиркомом? Напоминаю, тот самый губернатор, который выступил инициатором снятия со своего населения (а область — чуть ли не самая заражённая в стране) «чернобыльских» льгот, что и позволило ему занять свою должность. Это он за устойчивость власти беспокоится? «Родина» ему оппозиция? А зачем снимать списки партий в Севастополе? Про местные выборы в Санкт-Петербурге я даже не говорю …

В общем, в реальности можно сделать вывод, который полностью соответствует логике «Лестницы в небо»: в ситуации, когда элитная группа оказывается в серьезной опасности, она «сжигает» всю свою группу поддержки, бросает в огонь все резервы. Для либеральной группы вопрос сегодня стоит о жизни и смерти, причем не только для группы, но и для многих её лидеров (американская юстиция никогда не отличалась гуманностью). И они бросают в бой всех своих министров и губернаторов, руководителей избиркомов и других чиновников. Но давайте смотреть правде в глаза: их целью является снос существующей в России системы вообще и Путина лично. Иначе они не выживают.

Нет, я понимаю, ничего личного, только бизнес. Но посмотрите на Украину: там тоже долго терпели, поскольку всем казалось, что выносить сор из элитной избы не стоит. Доигрались. Я вот такого сценария для России не хочу.

ИсточникХазин.ру
Михаил Хазин
Михаил Леонидович Хазин (род. 1962) — российский экономист, публицист, теле- и радиоведущий. Президент компании экспертного консультирования «Неокон». В 1997-98 гг. замначальника экономического управления Президента РФ. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...
comments powered by HyperComments