Симоновский районный суд Москвы арестовал блогера Алексея Навального на 30 суток за призывы выйти на несанкционированную акцию в российской столице. В который уже раз блогер, претендующий на власть, оказывается в положении арестанта, отбывая один за другим административные сроки, совершая, говоря воровским языком, весьма популярным в России, микроходки.

Навальный уже участвовал в нескольких электоральных кейсах. В том числе, претендовал на пост мэра Москвы, заявлял о желании стать президентом России в 2018-м году. И всякий раз, глядя на очередное поражение, возникает вопрос — на что, вообще, Алексей Навальный рассчитывает, учитывая провальные результаты выборов, где он всякий раз выступает очень неудачно?

На самом деле, ему просто некуда деваться. Однажды он сделал ставку на глобалистский Запад, на Соединенные Штаты Америки, на американских госдеповских кураторов. И… проиграл. С одной стороны, он уже не может выйти из этой игры без потерь. С другой – с такой репутацией он обречён на отторжение, не только властью, но и народами России, избирателями, обычными гражданами.

Отучившись в Йельском университете, и начав работать с американскими кураторами против собственного государства, этот человек пошёл против позиции большинства, против общественного мнения, против русского коллективного бессознательного, в конце концов.

Сделав выбор в пользу Запада и глобалистских сил, Навальный уже допустил все ошибки, которые только мог допустить политик, с самого начала сделавший неверную ставку. Поэтому-то у Навального в России нет шансов ни на политический взлёт посредством оппозиционной деятельности, ни на политическую карьеру и самореализацию внутри системы, ни, тем более, на какой-либо электоральный успех. Единственное, что он может сделать в этих обстоятельствах, это пойти до конца.

Что значит, пойти до конца? И здесь есть два варианта: расшатывать и пытаться снести действующую политическую модель любыми средствами и с опорой на любые силы, заключая союзы хоть с Госдепом, хоть с дьяволом. Тем более, что ни тот, ни другой не против посодействовать. В этом случае очередное крушение страны, падение нынешней системы власти, дезинтеграция и распад приведёт к революционной пересдаче карт, а это шанс. На этот сценарий и ставит Навальный, потому что в противном случае, он становится заложником второго варианта развития событий.

Второй сценарий предусматривает превращение его в сакральную жертву американской внешней политики. Нечто подобное мы уже не раз наблюдали в новейшей истории американских авантюр, связанных с «цветными» переворотами, «революциями», гражданскими войнами и хаосом, который они сеют по всему миру. Но начинается всё с «сакральной жертвы». Излюбленный ход американских политтехнологов из ЦРУ.

Для революционного сценария по американскому образцу нужна сакральная жертва. Фигура, отношение к которой расколет политически активную часть общества, спровоцировав волнения и смуту. И даже не сама фигура, а смерть этой фигуры. И для этого фигуру надо сначала подобрать, обучить в Йеле, политически и медийно накачать, прогнать через выборы, суды и тюрьмы. В общем, подготовить.

Для успешной политтехнологической операции нужен яркий и привлекательный образ, вызывающий симпатии у тех, кто всегда против – власти, собственного государства, собственного народа, своей культуры и традиционной системы ценностей. Хороший парень, оппозиционер, бросивший вызов Путину, властям, коррупции, всему плохому, выступавший за всё хорошее. Всегда на стороне «воинов света» глобалистского Запада…

«И вот он убит. Какой кошмар. Какая жестокость. Какое вероломство. Это не должно оставить вас равнодушными. Вы должны выйти и сказать всё, что думаете по этому поводу. Власти, режиму, тоталитаризму, авторитаризму, коррупции». И если это сработает, американские специалисты получат шанс ещё раз перевернуть наше государство, разрушить социальную стабильность, сложившуюся политическую устойчивость. Это как минимум.

А может быть и больше — перехватить инициативу и взять власть в свои руки, установив понятный, предсказуемый, проамериканский марионеточный режим. Как раньше. Ну а если нет, что-то пойдёт не так, — тогда госдеповские чиновники разведут руками, скажут: «Ну, не получилось, извини, жена… дети. Но он пострадал за благое дело, за светлую американскую мечту. Вот вам… десять тысяч долларов. И место в американском университете. Учитесь, живите, ваш муж и отец погиб за демократию и права человека. Слава Америке. Героям слава!» 

Да, в России избиратели, очевидно, уже не раз показали своё недоверие Навальному. Если не брать во внимание его западное прикрытие, если не учитывать сетевые группы блогеров, личных фанатов Навального (у любого политика есть свои сторонники), а говорить о русском народе в целом, об избирателях, об электоральных массах, о статистических величинах, то конечно, в условиях относительной политической стабильности у Навального нет шансов.

Русские, так же, как и все остальные народы нашего государства, на дух не приёмлют ни либералов, ни западников, ни рыночников, ни адептов американской демократии. Их электорально-статистический потолок никогда не превысит 13%. Именно поэтому для них честные и открытые выборы – это никогда не способ одержать электоральную победу, но всегда лишь способ пошуметь.

Отказ либералам-западникам в поддержке со стороны большинства, всегда, если мы говорим о России, традиционалистского и консервативно, демонстрируют не только выборы. Об этом свидетельствуют и опросы. К любому на улице можно подойти, чтобы убедиться, что большинство наших людей не доверяют таким людям, как Навальный.

Это, конечно, успокаивает власть. Если сам народ понимает, что всё, что идёт от Запада — подделка, всё, что говорят его апологеты — это неправда, то это обнадёживает. Даёт шанс на позитивный для действующей власти сценарий, на то, что такие люди не пройдут, что хаос всё-таки не восторжествует. И что сам русский народ, как и другие народы России, сделает правильный выбор. Обнадёживает, да, но и создаёт иллюзию ложной безопасности.

Несмотря на то, что народ наш является носителем смыслов и хранителем глубинной русской сакральности, Традиции, консерватизма, запечатлённых в глубины нашего коллективного бессознательного, в моменты исторического обострения народ всё же, как правило, пассивен. Массы, о чём гласят все социологические законы, следуют за элитами, за яркими личностями, за теми, кто берёт на себя ответственность и принимает решения в чрезвычайной ситуации.

В этом смысле, если рассматривать исторические процессы, ситуации революционных сломов и катаклизмов, то народ не субъектен, а объектен. Он, конечно, может молчаливо поддержать, или молчаливо выступить против, это он может. То есть придать легитимности той или иной силе, процессам, политикам, или изъять эту легитимность, лишив власти тех, кто претендует на власть.

Народ может лишить опоры и некоей энергетической подпитки. Но сам по себе народ не может выступить самостоятельным субъектом, радикально действовать, менять ход истории, перехватывать инициативу, формировать ситуацию. Это всегда удел элит – активных меньшинств, пассионариев, ярких личностей. На чьей они будут стороне, тот и одержит победу. Поэтому-то от личности в истории зависит очень много.

И если Навальный будет действовать решительным, волевым образом, если он начнёт опираться на народные архетипы, а не на западные либеральные ценности, если он, при этом, будет действовать цинично, жёстко и вероломно, в конце концов, если он просто проявит волю к победе, то кто знает, чем всё закончится. Не исключено, что он одержит верх. Как одержал верх, например, пьяный Ельцин, залезший на танк, при виде которого «звери, — контролировавшие половину мира, — задрожали, в обморок упали», как в сказке Корнея Чуковского. Рухнула страна, которая казалась неколебимой, советская система, которая, казалось, выстроена на века. А всё от того, что один человек проявил волю и пошёл до конца.

Конечно, конец Навального плачевен, исход его политического пути печален. Но это только если всё останется как прежде. А историческая ситуация, как показывает опыт одномоментного крушения СССР, может измениться стремительно. Ход истории может повернуться вспять, а ситуация сложиться иным образом, нежели рассчитывают власть предержащие. И вот тогда победителем окажется тот, кто верит в победу и действует, положив себя на алтарь этой победы. Революция — это шанс. И тут любой, кто проявит героизм и самопожертвование, вполне может оказаться на коне и оседлать ситуацию в свою пользу.

История на стороне тех, кто проявляет волю и ум. И дай Бог, чтобы это оказались пророссийские патриотические консервативные силы, представляющие позицию православного большинства. С которыми, впрочем, нынешняя чиновничья машина борется столь же последовательно и старательно, сколь и с американскими прозападными сетями, пребывая в убеждённости своей полной неуязвимости.

Но очень часто в русской истории было так, что наверху оказывались прохиндеи, циники, аморальные люди, пройдохи, вероломные узурпаторы народных чаяний, продававшие страну и разрушавшие её ради удержания собственной власти, как правило, в интересах внешних сил. К власти в России приходили агенты Запада, либералы, ставленники глобализма. И это тоже случалось. Поэтому Россия не застрахована от очередного Навального, живого, во власти, или мёртвого – в качестве сакральной жертвы Запада, катализатора новой цветной революции.

ИсточникЗавтра
Валерий Коровин
Коровин Валерий Михайлович (р. 1977) — российский политолог, журналист, общественный деятель. Директор Центра геополитических экспертиз, заместитель руководителя Центра консервативных исследований социологического факультета МГУ, член Евразийского комитета, заместитель руководителя Международного Евразийского движения, главный редактор Информационно-аналитического портала «Евразия» (http://evrazia.org). Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...
comments powered by HyperComments