Две главные  информационные темы лета – пожары в Сибири и наводнения в Иркутской области. Иркутск это тоже Сибирь. И обывателю у телевизора начинает казаться, что вся Сибирь медленно уходит под воду и заволакивается дымом.

К теме наводнения обыватели у телевизора уже привыкли. Водная стихия есть водная стихия – тут ничего не поделаешь. Надо пережить, а потом поможет МЧС и Правительство. Слава богу – научились!

С пожарами сложнее.

По данным МЧС площадь лесных пожаров в Иркутской области, Бурятии и Красноярском крае 23 июля составила 1 151 186 гектаров.

В Иркутской области горит 342 084 гектаров леса. Из них тушат чуть больше четверти: 55 пожаров на площади 98 079 гектаров. Еще 40 пожаров на площади 244 005 гектаров лишь наблюдают.

В Красноярском крае тушат всего 7,8% от всех пожаров: 58 409 гектаров, при этом наблюдают 687 722 гектаров. Общая площадь горящего леса в крае — 746 131 гектаров.

В Бурятии наблюдают 17 пожаров на площади 52 359 гектаров, тушат 8 на площади 10 612 гектаров, что составляет 16,8% от общей площади в 62 971 гектаров.

Итого почти миллион гектаров леса просто горит.

Экологи одной из причин стремительного распространения огня сегодня называют приказ Минприроды РФ «Об утверждении правил тушения лесных пожаров», действующий с 2015 года.

Именно тогда появился термин «зона контроля» или «зона мониторинга»: так называют территории, на которых лесные пожары можно не тушить, если установлено, что огонь не представляет непосредственной угрозы для населенных пунктов и объектов экономики, а затраты на борьбу окажутся больше, чем потенциальный вред.

По словам властей, весь этот лес находится в труднодоступных районах. Ценной древесины там нет, угрозы населенным пунктам — тоже. Затраты на его тушение превысят стоимость древесины, соответственно, тушить его экономически нецелесообразно. Так решили на заседаниях региональных комиссий по ЧС. Правда, дымом от этих пожаров уже заволокло территории пяти областей, в том числе и крупные города, которые погрузились в ядовитый смог.

При этом в рядах самих экологов уже много лет спорят о том, насколько правильна и оправдана борьба с лесными пожарами? Безусловно, огонь это враг леса. Но кроме огня у леса хватает грозных врагов. Шелкопряд, короед, паутинный клещ и ещё десятки вредителей, которые, не так быстро, как огонь, но так же безжалостно уничтожают наши леса. И давно замечено, что леса, которые не горели несколько десятилетий бывают во много раз сильнее поражены вредителями, чем пережившие пожары. Огонь же самым жестоким образом проводит «дезинфекцию» леса, уничтожая сухостой и поражённый вредителями лес. Впрочем, как и здоровый.

Конспирологическая теория специальных поджогов леса с целью скрыть его масштабные хищения или вывести из заповедников драгоценные гектары под порубку, конечно, тоже имеет место быть. Но необходимо признать, что большая часть лесов сегодня горит не в зонах активной экономической деятельности, а в труднодоступных, отдаленных районах, в которые сложно, а то и невозможно добраться людям и технике.

И главная причина пожаров всё же в необычайной жаре, которая стоит в регионе вот уже второй месяц.

При этом, памятуя, что всякое лыко в строку, истовые борцы с режимом развернули настоящее информационное наступление на власть на теме пожаров и наводнений. Правительство и лично президент Путин обвиняются в преступном бездействии, в том, что они «бросили Сибирь на произвол судьбы». Ловкие хайполовы-журналисты публикуют всякого рода публичные обращения, в которых клянут и требуют, жонглируя цифрами, вводя наивного обывателя в состояние истерики рассказами о завышенных во много раз концентрации воздуха канцерогенами, и надвигающейся неумолимой гибели. Самые отчаянные «борцуны» даже обещают поход на Москву новых сибирских дивизий, безграмотно считая их «сибирскими» по укоплектованию…

В информационную атаку включились все главные либеральные информационные пушки от «Свободы» и «Эха Москвы», до «Новой газеты» и «Медузы». Ружьям меньшего калибра – всякого рода блогерам, «независимым журналистам», новостным агрегаторам вообще несть числа.

При этом из зоны внимания старательно выводятся объективные данные о статистике пожаров и наводнений. Например, о реальных масштабах пожаров. «Вся Сибирь с огне!». Горит полтора миллиона гектаров леса! А теперь немного фактов — в России в  зоне доступности – туда, куда можно добраться хоть как-то на технике находится 80,4 млн гектаров леса.
В лесоавиационной зоне (то есть там, где ситуацию можно увидеть и оценить исключительно с самолёта и вертолёта) — 1 ТРИЛЛИОН 64 миллиона гектаров.

Из этой зоны 561,2 млн гектаров — это так называемая «зона контроля», где лес тушат только если там совсем уж ужас-ужас. В других случаях – просто ведут мониторинг.

Именно там сегодня и горит лес.

Понятно, что от этой статистики жителям Красноярска и Новосибирска и десятка других городов легче дышать не становится. Но нужно отдавать себе отчёт о том, что может сделать правительство и местная власть, а что нет. Точно так же в аномально жарком 2010 году Москву на два месяца заволокло дымом от горящих торфяников и никакие усилия властей ничего не смогли изменить до осенних дождей. Это природа!

Но для одних бедствия это вызов их профессионализму – для спасателей, сотрудников лесоохраны, пожарных, медиков, военных, сражающихся с беспощадной стихией. А для других — отличный повод, сидя с чашечкой кофе перед компьютером, обвинять власть в бездействии и клясть режим, зарабатывая на этом на хлеб с маслом.

При этом «борцуны» как-то не спешат обвинять в аналогичном бездействии, например, власти США, где ситуация с лесными пожарами на Аляске практически зеркальна. Но критиковать «спонсоров» «народного протеста» нельзя. Глупо кусать руку кормящую…

comments powered by HyperComments