Вот ведь интересный парадокс — СССР создала партия. Партия эта называлась РКП (б) — Российская коммунистическая партия (большевиков), которая в 1925 году поменяла «одну букву» и стала ВКП (б) — Всероссийской коммунистической партией (большевиков).

А разрушила СССР тоже партия. Называлась она КПСС. И это одна и та же партия.

Между этими двумя точками почти семь десятилетий. Но есть между ними еще одна точка — почти посередине. Это 1952 год. В октябре этого года прошел ХIХ съезд партии, на котором было принято решение: «XIX съезд партии постановляет: Всесоюзную Коммунистическую партию большевиков (ВКП (б)) отныне именовать «Коммунистическая партия Советского Союза» (КПСС)».

Но это, пожалуй, самое неважное решение из принятых в октябре 1952 года в Москве. Здесь утверждались Директивы о пятилетнем плане развития СССР на 1951–1955 годы, но и это было вовсе не основным.

Что же отличало этот съезд от предыдущего? Легче ответить на вопрос «чем он отличался от последующего». Это был последний партийный форум, на котором присутствовал живой Сталин. На следующем, ХХ съезде, точнее, сразу после его окончания, Хрущев произнесет свой вредоносный и лживый доклад, который нанес колоссальный ущерб нашей стране и коммунистической идее.

Не меньшими были отличия от предыдущего съезда партии. Просто чтобы понять важность этого события, напомним, что предыдущий съезд партии проходил в начале 1939 года, и, таким образом, он не созывался более 13 лет! Даже если вычеркнуть из этого промежутка военные годы, то станет понятно, что товарищ Сталин как-то по-иному стал смотреть на «партийное строительство». Именно в октябре 1952 года Сталин настоял на изменении системы управления партией.

Ирония судьбы — доклад об изменениях на ХIХ съезде партии читал… Хрущев! После его доклада был утвержден новый Устав КПСС. Помимо некоторых изменений о правах и обязанностях членов партии и корректировки сроков созыва пленумов было предложено преобразовать Политбюро ЦК партии в Президиум ЦК КПСС.

Есть все основания считать, что между этими изменениями и смертью Сталина менее чем через пять месяцев есть прямая связь.

«Сталин сам открыл пленум и тут же внес предложение о составе Президиума ЦК, вытащил какие-то бумаги из кармана и зачитал их. Он предложил 25 человек, и это было принято без разговоров и без обсуждений», — напишет в своих мемуарах позже Н. С. Хрущев.

Смысл изменений был вовсе не в смене вывески и названия. Вместо главного органа руководства партией составом в восемь человек (Политбюро) Сталин предложил и все согласились с новым органом в количестве 25 человек (Президиум). Ближайшие сталинские соратники переглядывались в волнении: вождь откуда-то сам взял список 25 кандидатов, и никто из окружения его не готовил!

Кроме того, прямо на съезде Сталин подверг резкой, прямо убийственной, критике работу Молотова и Микояна, которые все же вошли в Президиум ЦК.

Сталин делал ставку на новые кадры, он «размывал» старых товарищей свежими кандидатами. Понимание того, куда идет дело, и привело к заговору среди «сталинских соратников» с его последующим отравлением в марте 1953 года.

Одним из таких «новоизбранных кадров» новым членом Президиума ЦК стал Леонид Ильич Брежнев. Сталину сказали, что это руководитель молдавских коммунистов, поэтому, когда вождь увидел Брежнева на съезде, он сказал: «Надо же, какой красивый молдаванин!» Леонид Ильич был русским, красивым и бодрым, что сегодня сложно представить тем, кому его постоянно показывают разбитым стариком и символом застоя.

Не застой это был, а стабильность!

Помимо Брежнева судьба улыбнулась и писателю Константину Симонову, который так же неожиданно для себя попал в число новых членов Президиума ЦК. Вместе с ним туда был избран и Георгий Константинович Жуков, для которого это означало возвращение из ссылки, куда его вполне заслуженно в 1947 году отправил Сталин.

«На обеде, который давал ЦК в честь делегаций коммунистических партий и который происходил чуть ли не в тот же вечер, когда закрылся съезд, я оказался сидящим рядом с Георгием Константиновичем Жуковым, выбранным так же, как и я, в кандидаты в члены ЦК. Тут уж не приходилось сомневаться, что это произошло по инициативе Сталина, — никаких иных причин в то время быть не могло. Многих эта перемена в судьбе Жукова обрадовала и в то же время удивила… Я чувствовал сквозь не изменявшую ему сдержанность, что он в тот вечер был в очень хорошем настроении». (Константин Симонов «Глазами человека моего поколения»)

На этом съезде, который у нас сегодня почти не известен, присутствовали и делегаты от более чем 40 мировых компартий. Наиболее «экзотическим коммунистом» на ХIХ съезде партии безусловно был Бономо Томинец. Сегодня вряд ли даже крупные специалисты по истории смогут пояснить, что за страну он представлял. Так вот, Бономо Томинец был представителем Коммунистической партии Свободной Территории Триест.

После Второй мировой войны глава Югославии И. Б. Тито вознамерился присоединить часть территории Италии, населенную этническими славянами, которая после Первой мировой «ушла» к итальянцам по разделу Австро-Венгрии. Англосаксы резко воспротивились передаче Триеста югославам, так как Тито в тот момент был верным сталинцем. Американцы и англичане продавили через ООН «компромиссный вариант» — была создана Свободная Территория Триест, некое квазигосударство — территория под управлением… нет, не ООН, а военных губернаторов, которых назначали страны, руководящие «миротворческими силами на территории», то есть англичанами и американцами.

Триест поделили на две части — большую, то есть ту, которую хотел Тито, отдали под англо-американскую зону А, а там, где уже стояли югославы, определили как зону В — югославскую. Когда Тито предал Сталина и отношения были фактически разорваны, а Югославия подсела на американские кредиты, Лондон и Вашингтон подготовили «справедливое» решение. Оно заключалось в том, чтобы все, что хотела Югославия, отдать Италии. Но на съезде в октябре 1952 года это еще было неизвестно. Ведь даже в ситуации, когда Тито перескочил в зону влияния мирового капитала, англосаксы не решались юридически зафиксировать фактический обман Югославии. Только после смерти Сталина 5 октября 1954 года в Лондоне был подписан договор, по которому зона A была присоединена к Италии, а зона B — к Югославии.

Сталин выступил на съезде с заключительным докладом. Его не сложно найти в Интернете.

Посмотрите его. Отдайте дань памяти великому патриоту России, сделавшему все, чтобы наша страна была Единой, Великой и Непобедимой.

Это последнее публичное выступление Иосифа Виссарионовича Сталина.

comments powered by HyperComments