Леонид Ивашов: Как США хотели забрать Крым за долги по ленд-лизу

4 февраля 2020 года – 75 лет со дня открытия Ялтинской конференции, на которой встретились Франклин Рузвельт – президент США, Уинстон Черчилль – премьер-министр Великобритании, Иосиф Сталин – председатель правительства СССР. Это одна из трех встреч лидеров ведущих держав антигитлеровской коалиции. Но именно в Ялте были заложены основы послевоенного устройства мира.

Была еще одна конференция трех держав – самая первая. Она состоялась 29 сентября 1941 года в Москве. Британскую делегацию на ней возглавлял лорд Бивербрук, министр снабжения, американскую – личный представитель президента США посол Гарриман. В повестке – оказание помощи Советскому Союзу и согласование некоторых международных вопросов, непосредственно влияющих на ход военных действий.

Дело в том, что война, развязанная Гитлером 1 сентября 1939 года нападением на Польшу, отрезвила многих политиков Запада. Уже 6 октября 1939-го Черчилль на встрече с советским послом Иваном Майским заявил: «Некоторые из моих консервативных друзей рекомендуют мир (с Германией. – Л. И.). Но я стою за войну до конца. Гитлер должен быть уничтожен. Нацизм должен быть сокрушен раз и навсегда. Пускай Германия становится большевистской. Это меня не пугает. Лучше коммунизм, чем нацизм».

22 июня 1941 года он первым из лидеров иностранных государств твердо заявил о поддержке СССР, готовности оказать России и русскому народу помощь. Так же высказался президент США Рузвельт. 27 июня 1941-го в Москву прибыла британская военная и экономическая миссия, а через неделю советские военные представители направились в Лондон и Вашингтон. 12 июля в Москве было подписано советско-британское Соглашение о совместных действиях в войне против Германии.

Сотрудничество плодотворно, взгляды сторон на послевоенное мироустройство сблизились. А ялтинская встреча трех лидеров стала определяющей. Увы, на Западе юбилей этого события наверняка постараются не заметить, принизить его значение, поскольку считают, что победу над гитлеровской Германией одержали американцы при помощи англичан. Они спасители мира, а СССР как бы ни при чем. Хотя даже у самых отпетых патриотов США возникнет вопрос: почему же американский президент и британский премьер, рискуя жизнями, двинулись в далеком 1945-м в какую-то советскую Ялту решать послевоенные судьбы всего мира.

Для российских либералов эта дата тоже ложка дегтя в бочку награбленного богатства России: как могла разрушенная революцией, Гражданской войной и иностранной интервенцией страна за 20 лет превратиться в державу, остановившую нашествие почти всей Европы и определившую основы будущего миропорядка? Чтобы ответить на этот вопрос, придется сравнивать те результаты с 30-летней «демократизацией» страны, упоминать Сталина, который, несмотря на разнузданную хулу, все больший кумир у нынешней российской молодежи, не говоря уже о старшем поколении.

Но вернемся к событию, повернувшему ход истории человечества, где, кстати, был поставлен политико-правовой крест еще и на колониальной системе. Каковы были предпосылки этого, что происходило за кулисами переговоров?

Как поссорились Рузвельт и Черчилль

Президент США Рузвельт начиная с 1942 года неоднократно обращался к Сталину с предложениями о встрече в двустороннем или трехстороннем формате. Предлагались различные места для саммита, включая территорию США, север Африки, даже Берингов пролив. Естественно, на встречу на территории советского государства Рузвельт не напрашивался, как это делал Черчилль, а советская сторона на готовность принять президента США не намекала.

Сталин откликнулся на предложение только после Курской битвы, коренным образом изменившей ход войны, предложив местом встречи Тегеран. Перелом в ходе Великой Отечественной серьезно поднял авторитет СССР, позволил во многом диктовать свои условия. А избрание местом встречи столицы Ирана укрепляло позиции Москвы в этом ключевом регионе Среднего Востока, тем более на территории данного государства находились советские войска, действовала развитая система нашей военной разведки.

Одновременно это был компромисс с союзниками, позволявший Рузвельту и Черчиллю сохранить политическое лицо внутри страны, так как британские и американские (в меньшей степени) компании активно работали в Иране. Учитывалась и такая деталь: у Сталина с Рузвельтом на основе взаимного уважения сложились негласные доверительные отношения. Оба были также заинтересованы в ослаблении позиций Англии и персонально Черчилля, стоящих за ним британских кругов, укреплении политических позиций друг друга. Выигрывали от такого подхода США, СССР и все человечество, проигрывали британская политическая, финансовая элиты и связанные с ними некоторые американские группировки, включая ряд генералов. Рузвельт потом скажет: «Под руководством маршала Иосифа Сталина русский народ показал такой пример любви к родине, твердости духа и самопожертвования, какого еще не знал мир. После войны наша страна всегда будет рада поддерживать отношения добрососедства и искренней дружбы с Россией, чей народ, спасая себя, помогает спасению всего мира от нацистской угрозы». Судя по всему, это были искренние слова.

Сталин в свою очередь высоко ценил здравый подход президента США к мировым проблемам, но понимал и его реальные возможности, силу противников его курса. А нелюбовь Сталина к Черчиллю была вполне объяснима: этот матерый русофоб и антикоммунист, твердо исповедовавший расовую политику в отношении народов колоний, в международных делах исходил только из позиций выгоды для господствующего класса Англии. Россию ненавидел, презирал и даже в годы войны, особенно когда стало ясно, что Союз выстоит, делал все, чтобы как можно больше ослабить его.

Для Рузвельта Черчилль был главой правительства страны-соперницы да и личностью неприятной во многих отношениях. Черчилль был выходцем из рода британских аристократов, запустивших в мир колониализм, рабство, расовую ненависть. Американский президент наследовал (как и его более скромный род) политические принципы Линкольна и Вашингтона, ценил свободу и независимость своего и других народов. Неоднократно в переписке и личных беседах заявлял о неприемлемости жестокого обращения англичан с населением колоний. В одной из телеграмм он жестко спросил у британского премьера, почему англичане не убирают с улиц трупы убитых и умерших местных жителей в колонизированных ими странах.

Кроме того, президенту США после трагедии Перл-Харбора (декабрь 1941 года) докладывали, что английская разведка знала о планах японцев по уничтожению американского флота, но не проинформировала Вашингтон. Основания для этого были: гитлеровцы бомбили Лондон и другие города, топили английские корабли, угрожали вторжением на Британские острова, но США в войну не вступали, считая ее европейским делом. Высокообразованный аналитик Франклин Рузвельт видел и то, что скрыто для других: у истоков и Первой мировой, и Второй стояли элита, финансовые круги и тайная стратегия Великобритании. Он прекрасно понимал, кто поощрял Гитлера к походу на восток. Германия отчасти была исполнителем неведомых ей тайных замыслов.

Противоречил Черчилль Рузвельту и в вопросах помощи Советскому Союзу. Но были еще более серьезные, геополитические проблемы между США и Великобританией: кто станет лидером западной цивилизации, мира капитализма в целом? Ясно – тот, кто меньше пострадает в ходе военных действий, усилит совокупную мощь и внесет больший вклад в победу. В 1944 году Бреттон-Вудским соглашением, когда доллар был объявлен мировой резервной валютой, США торжествовали победу над Британией. Черчилль и Рузвельт диаметрально разошлись и в вопросе деколонизации. Все это не могло не найти отражения в заключительном коммюнике Конференции о сотрудничестве между США, Великобританией и СССР.

Была интрига и в предложении о проведении конференции именно в Крыму. Советский Союз был серьезным должником США еще с периода индустриализации. Американские компании участвовали в строительстве и запуске около 600 крупных заводов в СССР, делились технологиями и, конечно, кредитовали проекты. В годы войны возникли новые огромные потребности, и Соединенные Штаты, как могли, помогали нам выстоять, но, естественно, не бесплатно. Советский Союз рассчитывался чем мог: золотом, зерном, пушниной, но этого было явно недостаточно. Поэтому Крым, о чем не все знают, стал своеобразной залоговой гарантией по советским долгам. Элита США была уверена: СССР не рассчитается и полуостров неизбежно отойдет к Америке.

Ее деловые люди, особенно еврейской национальности, уже строили разные проекты насчет Крыма. Самый популярный и влиятельный – «Калифорнийская Таврида». Под него было создано акционерное общество, выпускались акции, издавалась газета с таким же названием. Определенные круги США распространяли идею сделать Ялту новым Иерусалимом, а Крымский полуостров – Израилем (Новой Хазарией). Эта идея набирала популярность. Поддержка еврейской общины была очень важна для Рузвельта, против которого нарастало давление со стороны консервативных кругов, включая некоторых влиятельных генералов. Они были особенно недовольны политикой Рузвельта в отношении помощи Советам. Поэтому далеко не все его решения находили поддержку в конгрессе.

На Ялтинской конференции президенту продемонстрировали, с одной стороны, тотальные разрушения и варварство гитлеровцев, с другой – великолепные исторические архитектурные комплексы, природный ландшафт, море. Видимо, в том числе и эти обстоятельства подтолкнули Рузвельта к решению предоставить Советскому Союзу кредит 10 миллиардов долларов на восстановление страны. Впоследствии Трумэн, став президентом, в кредите отказал. Но и Крыма с Севастополем США не получили. Сталин на удивление американским финансистам стал расплачиваться золотом. И долги по ленд-лизу Советский Союз (Россия) постепенно выплатил.

Геополитический разворот

Удивительно, но после тесного общения с Рузвельтом Сталин также подвергся критике соратников, обвинивших его в заигрывании с империалистами. Не все командующие и генштабисты хотели закончить войну на Одере, кое-кто грезил форсировать Ламанш. Сталин же желал мирного строительства социалистического государства и безопасного миропорядка. После конференции он заявил: «Сотрудничество и взаимопонимание между Советским Союзом, Соединенными Штатами и Великобританией вовсе не является проявлением беспринципности и конъюнктурности, а скорее твердой и постоянной политической линией». В этой фразе звучит стремление избежать раскола человечества на противостоящие лагеря и новой мировой войны, что созвучно мыслям американского президента. Сталин остро надеялся на развитие тесного сотрудничества с Рузвельтом именно по вопросам международной и взаимной безопасности США и советской России.

К глубокому сожалению, 12 апреля 1945 года президента США не стало. Хотя остались и по сей день работают его детище – Организация Объединенных Наций, принципы международной политики, заложенные в Устав ООН, запрет на колонизацию и геноцид народов, принцип равноправия, многое другое.

Известна оценка Рузвельтом результатов встречи: «На Крымской конференции три ведущие державы совместными усилиями смогли найти точки соприкосновения для достижения мира. Это должно означать конец системы односторонних действий, исключительных союзов, сфер влияния, баланса сил и всех других средств, которые были опробованы на протяжении многих веков – и всегда неудачно. Мы предлагаем заменить все это всемирной организацией, к которой наконец-то смогут присоединиться все миролюбивые государства». Наверное, только он и Сталин в полной мере понимали величие свершенного, грандиозность создаваемой организации, которой страны мира делегируют право подавления войн и наказания агрессора, – эффективной системы международной безопасности.

Повторим: вопрос о деколонизации человечества был решен в феврале 1945 года в Ялте двумя великими политиками. К сожалению, тем самым один из них, видимо, подписал себе смертный приговор. Об этом лично мне в США не раз намекали ветераны американской политики и генералы, давая понять, что Рузвельт мог умереть не своей смертью. Тем не менее колониальная система была разрушена.

Уинстон Черчилль тогда проиграл двум гигантам. Понимая, что британская элита и мировая закулиса ему этого не простят, саркастически оценил итоги встречи: «Ялтинская конференция приятная в гастрономическом отношении, бесполезная в военном, угнетающая в политическом… Я стал первым министром короля не для того, чтобы председательствовать на церемонии распада Британской империи». А вскоре начал свою контригру, которая перерастет в холодную войну.

Основные итоги Ливадийского форума:

  • строительство справедливого послевоенного миропорядка;
  • создание ООН;
  • деколонизация и предотвращение геноцида народов;
  • обеспечение надежной безопасности своих стран и союзников;
  • послевоенное устройство Европы и судьба Германии;
  • военные действия против Японии;
  • судебное преследование гитлеровского руководства.

Первые три вопроса были главными, все остальные отошли на второй план, став предметом уступок и компромиссов. Рузвельту, в частности, было особенно приятно, что Сталин изменил позицию в отношении Китая, согласившись с тем, что он может стать четвертым «международным полицейским». Кроме того, к началу Ялтинской встречи СССР сделал следующие шаги:

  • роспуск Коминтерна и развитие отношений с компартиями на двусторонней основе;
  • новый гимн (вместо «Интернационала») отражал национальную российскую традицию;
  • восстановление в правах Русской православной церкви и возвышении ее роли в советском обществе;
  • отмена института комиссаров в армии;
  • изменение статуса офицерского корпуса, введение погон, возвращение традиций русской армии.

Уходило то, за что не на жизнь, а на смерть сражались красные и белые на фронтах Гражданской войны. Ялта как бы примирила стороны Гражданской войны в России. Все это довольно серьезные перемены, которые на протяжении многих лет оставались также за кадром встречи в Крыму.

Величие и всемирно-историческое значение Ялтинской конференции трудно переоценить. Сегодня при неопределенности будущего всего человечества возвращение в февраль 1945 года чрезвычайно актуально. Потому что нынешнее поколение политиков, финансовых воротил, руководителей транснациональных корпораций, члены «Семерок», «Двадцаток», участники «Давосов» подзабыли ужасы и уроки Второй мировой войны. Забредшее под водительством Запада в очередной тупик человечество в поисках выхода из системного кризиса просто вынуждено будет вновь обратиться к ялтинским истокам.

ИсточникВоенно-промышленный курьер
Леонид Ивашов
Ивашов Леонид Григорьевич (р. 1943) – российский военный, общественный и политический деятель. Генерал-полковник. В 1996 – 2001 гг. начальник Главного управления международного военного сотрудничества Минобороны. Доктор исторических наук, профессор. Президент Академии геополитических проблем. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...
comments powered by HyperComments