Тема Ближнего Востока продолжает оставаться одной из главных тем мирового и российского медиа-пространств. Та ключевая роль, которую сегодня играет России в урегулировании целого ряда конфликтов, присущих данному региону, вызывает к жизни как новые возможности, новые перспективы, так и новые проблемы. Все они требуют не только осмысления, но, я бы сказал, одухотворения, поскольку без такого одухотворения «плоть не пользует нимало», — нам нужны не военные базы, нефтепроводы и политическое влияние сами по себе. Они нужны нам для реализации Русской Мечты, о которой говорит председатель Изборского Клуба Александр Андреевич Проханов.

К чему сегодня стремится Россия на Ближнем Востоке, и что сегодня Россия может предложить Ближнему Востоку? С каким смысловым посылом она приходит в этот регион? Все наши партнёры отлично понимают, что одной только силовой составляющей, военного превосходства российской армии и российского оружия — недостаточно для того, чтобы разрешить, ослабить или даже «заморозить» конфликты между мусульманами и Израилем, между суннитами и шиитами, между разными государствами, народами и конфессиями Ближнего Востока.

Следует отметить, что для многих на Западе возвращение России на Ближний Восток, да ещё в качестве доминирующей силы, оказалось совершенно неожиданным. Когда им начинаешь объяснять, что здесь ничего неожиданного нет, просто у них короткая историческая память, — удивляются ещё больше. Для них «точкой отсчёта» и нормой является ситуация середины 90-х годов, когда Россия стремилась к распаду, а её внешнеполитические интересы — к нулю. Времена СССР, не говоря уже о Российской империи, просто выпадают из их поля зрения.

Совсем недавно я был в Египте, который относится одновременно и к Ближнему Востоку, и к Африке, там были встреча с представителями ближневосточного экспертного сообщества и другие мероприятия, посвященные юбилею Евгения Максимовича Примакова. Там совершенно открыто высказывались именно те мысли, которые я здесь попытался сформулировать. Никакого нового нарратива, никаких новых смыслов после Асуанского гидроузла мы египтянам пока предложить не смогли. А таких смыслов ждут от нас не только в Египте, но и на всём Ближнем Востоке, да и в мире в целом. Туризм — это, конечно, хорошо, но не надо путать его ни с эмиграцией, ни с серьёзной дипломатией. Конечно, в «стране пирамид» сейчас ищут контактов с Россией и стремятся стать одним из главных наших партнёров в регионе — в частности, президент Египта Абдельфаттах Сиси вместе с президентом России Владимиром Путиным был сопредседателем недавнего форума «Россия—Африка», прошедшего в Сочи. Там очень надеются на то, что «сверху» будет дана команда на развитие всего спектра российско-египетских отношений, — примерно так же, как это произошло с российско-турецкими отношениями. Но, помимо команды «сверху», нужна и готовность «снизу». Надеюсь, что работа Изборского клуба станет одним из важных факторов повышения такой готовности.

comments powered by HyperComments