Правительство России рассчитывает привлечь в 2021 году почти 1 трлн. рублей в новую систему добровольных пенсионных накоплений. Об этом сообщает РБК со ссылкой на предложенный Минэкономразвития проект плана работы правительственной комиссии по экономическому развитию. Предложение планируется рассмотреть на заседании в декабре.

«Объем добровольных пенсионных взносов россиян, накопленных в системе, возрастет с 0,96 трлн. руб. в 2021 году до 1,54 трлн. в 2022 году, до 2,2 трлн. в 2023 году и до 3 трлн. руб. в 2024 году», — приводит издание данные проекта.

По прогнозам МЭР, ежегодный приток новых денег в НПФ на ГПП составит 0,6−0,8 трлн. руб. в 2022—2024 годах. А взносы на обязательное пенсионное страхование (ОПС) в 2022 году, согласно бюджету Пенсионного фонда России, запланированы в размере 6,1 трлн. руб. Таким образом, на каждые 10 руб., собранные на ОПС, будет приходиться 1 руб., привлеченных добровольно.

Прогнозируют в МЭР и рост зарплатного фонда работников — с 29,5 трлн. руб. в 2022 году до 34,1 трлн. в 2024-ом. В министерстве надеются, что россияне будут добровольно отчислять на свои пенсионные накопления 2−2,3% с зарплаты.

Доктор экономических наук Михаил Делягин считает прогнозы МЭР очень странными.

— В добровольных пенсионных накоплениях будут участвовать люди достаточно обеспеченные либо сотрудники крупных корпораций, опять же достаточно обеспеченные. Вряд ли за год удастся привлечь 1 триллион рублей. Это, скорее, пропаганда. А потом, как обычно скажут, что этого не учли, того не учли.

— У нас уже много лет реформируют пенсионную систему, в том числе в части добровольных накоплений. Готовы ли будут граждане поверить в ГПП, которое сейчас предлагает правительство?

—  Большинство граждан России психически нормальны, поэтому поверить людям, которые обманывают их больше 30 лет, не смогут.

— А не превратится ли тогда ГПП в добровольно-принудительную систему, за счет которой и привлекут триллион?

— Вряд ли это произойдет прямо в следующем году, хотя план, как я понимаю, именно такой.

— Каковы могут быть последствия?

— Ну, какие последствия могут быть у грабежа? Было пять пенсионных реформ, сейчас обещают шестую, но все они были направлены на одну задачу — ограничение пенсионных прав граждан и изъятие пенсионных накоплений на те или иные цели.

Когда вас грабят, это имеет вполне однозначные последствия — вы умираете. Главная задача, которую, решает либеральное правительство Российской Федерации — это сокращение численности населения страны, насколько я могу судить. Оно решает эту задачу вполне успешно.

— Это не приведет к массовому уходу в теневую экономику?

— У нас 30 миллионов людей работает в тени. Из них, если верить официальным оценкам, порядка 12 миллионов исключительно в тени. Это 30−40% рабочей силы. Куда ж больше? Все кто мог, уже давно там. Потому что платить обязательные социальные взносы — это значит оплачивать того, кто тебя репрессирует.

— Эта попытка ввести ГПП связана с желанием поддержать НПФ, обеспечить инвестиции в экономику или что-то еще?

— Причем тут инвестиции? Это способ переложить на граждан пенсионные обязательства государства. Мы всю жизнь платим обязательные социальные взносы. Когда дело доходит до пенсий, государство говорит: то, что вы платили, ничего не значит, вы сами должны были обеспечивать себе пенсию. В этом и заключается смысл ГПП.

comments powered by HyperComments