Ориентация публикаций Изборского клуба на повышение эффективности системы государственного управления в России, формирование современной национально-патриотической государственной политики в различных сферах жизни общества, на критику негативных социальных практик позволяет перекидывать мостик от науки – к практике, от науки и практики – к мнению общества через публицистические материалы. Общий вектор – стремление помочь патриотически настроенным представителям органов государственной власти и управления разобраться в сложнейшей мировой и внутригосударственной ситуации, в современных проблемах государственного управления. В данной статье автор, занимаясь проблемами стратегического прогнозирования, хочет познакомить аудиторию сайта Изборского клуба с этой важной государственной проблемой[1].

В Российской Федерации предпринимается попытка возрождения государственной системы стратегического управления. Отдельные компоненты этой системы уже включены в нормативную правовую базу (стратегическое планирование, стратегическое прогнозирование, программирование), начинаю действовать в системе государственного управления. В этом направлении предпринимаются организационно-управленческие усилия органов государственной власти и управления на федеральном, региональном и отраслевом уровнях, органами управления на муниципальном уровне. При разных оценках со стороны научного сообщества качества нормативной правовой базы и осуществляющейся управленческой практики последние, так или иначе, начинают действовать. При этом продолжается работа над внедрением всего комплекса стратегического управления в целом как в практику государственного управления, так и в сознание и ценностное пространство элит. Продолжается работа и над совершенствованием нормативной правовой базы, повышением эффективности организационно-управленческих действий.

Научному сообществу понятно, что система стратегического управления, стратегического планирования не может существовать без научно обоснованной системы прогнозирования как компоненты стратегического управления. Однако попытки на протяжении десятилетия дать научно обоснованный удаленный прогноз постоянно проваливаются – сначала в 2008 году при разработке скандально известной «Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации до 2020 года», подвергнутой жесткой критике в научном сообществе, затем в 2017-2018 годов при попытке разработать прогнозы до 2030 и 2035 года. Возникшие огромные и пока непреодолимые трудности в решении проблем разработки стратегического прогноза привели к тому, что на основе постановления президиума РАН от 27 июня 2018 г. №115 организован Научно-координационный совет РАН по проблемам прогнозирования и стратегического планирования в Российской Федерации и постановлением президиума РАН от 6 марта 2019 г. № 37 утвержден его состав (81 человек, включая более 50 академиков). Эти полномочия закреплены руководством страны за РАН. Кроме того, в ноябре 2018 РАН подготовила предложения о создании в РАН новой структуры – Центра научного обеспечения стратегического прогнозирования и планирования – и передала их на рассмотрение Правительства РФ.

Возникновение проблем в сфере прогнозирования не странно. Уничтожение и последующее 25-летнее игнорирование всего комплекса стратегического управления, включая прогнозирование, в практике государственного управления, в науке, в образовании и системе подготовки кадров не прошли для России даром. Тогда как мировая наука и практика в сфере прогнозирования и стратегического управления шли вперед семимильными шагами, наша страна «заморозилась» на уровне оперативного ручного управления. В связи с разрушением стратегического комплекса теперь совершенно не просто создать мощную самостоятельную систему прогнозирования, способную соперничать с мировыми структурами. Причем, важно сразу понять, что создать такую систему «по аналогии» и не представляется возможным, и нецелесообразно, поскольку «по аналогии» можно создать только «догоняющую» систему, что в сфере прогнозирования само по себе бессмысленно – поскольку в таком случае достаточно просто идти вслед за «мировыми лидерами», не претендуя на государственный (политический, экономический, научный) суверенитет и самостоятельное прогнозирование, целеполагание и проектирование. Однако собственная система стратегического прогнозирования для России совершенно необходима.

Создание самостоятельной научно-обоснованной современной системы прогнозирования, в современных российских условиях в особенности – сверхсложная государственная задача. Решать ее необходимо комплексно и последовательно, а сроки возрождения такой системы не могут быть «завтра» или «вчера», как любят говорить наши управленцы, полагая, что их воление сродни божественному всемогуществу. На деле нужно понимать, что объективно на воссоздание государственной системы научно-обоснованного прогнозирования уйдут годы – не менее пяти лет (исходя из самой длительной операции в этом комплексе – подготовки кадров для обеспечения функционирования этой системы).

При этом известно, что временные горизонты прогнозов, стратегий и типов конкуренции развитых разных стран постоянно удаляются. Так, если в 80-90-е годы ХХ века конкуренция осуществлялась на горизонтах 25-30 лет, то в настоящее время конкуренция идет уже на удалении 50-75 и более лет. Развитый мир продвинулся далеко вперед в создании методологии, методов и технологий удаленного прогнозирования. Однако с сожалением приходится констатировать, что в России с начала 90-х годов научные исследования в области прогнозирования были прекращены и не возобновляются по сей день. До удивления совпадает одна дата – годы разрушения советской плановой и прогнозной системы, упразднения системы ВНИИ Госплана – и проведение в 1992 году в Риме первой Всемирной конференции по планологии «Плановая технология и плановые институты»[2]. Лишь начиная с 2005 года по инициативе ИНИОН РАН возрождена практика научных конференций по научному, экспертно-аналитическому и информационному обеспечению стратегического управления[3]. Понятно, что конференционный цикл – это лишь первый шаг к возрождению стратегического планирования и управления как целостной системы, интегрированной в систему государственного управления, включая его научное обеспечение.

Процесс разработки стратегического прогноза предполагает наличие в системе управления научных методик, кадров, различных компонентов и инфраструктур стратегического прогнозирования (научных, технических, информационных, экспертных), а также специальные организационные решения по включению результатов стратегического прогнозирования в управленческую деятельность. В настоящее время в России нет ни одного из перечисленных компонентов стратегического прогнозирования. Они требуют разработки и создания, для чего необходимо время порядка 5-7 лет с момента принятия решения и начала активной деятельности по формированию такой подсистемы в системе управления на научной основе.

При этом в условиях отсутствия государственной системы стратегического прогнозирования в России в настоящее время наблюдается агрессивная антинаучность и псевдонаучность выработки государственных управленческих решений стратегического типа решений, в том числе при разработке собственно стратегического прогноза. Иллюзия научности создается посредством привлечения отдельных специалистов или структур. На деле это приводит к замене науки антинаучными, псевдонаучными, ремесленническими подходами в сфере прогнозирования, которые имеют к науке лишь номинальное отношение. Это лишь создает прикрытие для реализации интересов тех или иных структур либо просто реализуют частный интерес этих «специалистов». При этом не может быть и речи о возможности обеспечения эффективной конкуренции таких карликовых социальных организаций и отдельных лиц с действующими в мировом сообществе масштабными разнонаправленными научными структурами в сфере стратегического прогнозирования, предназначенными для интеллектуального обеспечения государственных и негосударственных управленческих решений.

Необходимо специально отметить, что такое положение дел определяется как объективными, так и субъективными причинами. К комплексу субъективных причин, играющих негативную роль, относится доминирование целевой ориентацией части государственных чиновников на личный интерес и интересы различных негосударственных хозяйственных и общественно-политических структур (корпораций), а также на интересы других государств.

При такой постановке дела в части разработки стратегического прогноза в системе государственного стратегического управления реализуется только два варианта. Первый вариант – часть государственных стратегических управленческих решений принимается персонально или узко-коллегиально в русле направлений, задаваемых групповыми интересами или очевидными трендами мирового развития (то есть, вслед за другими). Второй вариант – сознательное следование какой-либо стратегии, вырабатываемой в другой стране, с ее ценностями и целями на основе сознательного принятия этих ценностей и целей, «правил игры», при этом зачастую игнорируя ценности и стратегические цели собственного государства и общества. В итоге на территории России доминируют цели, интересы и стратегии других стран, различных отечественных и зарубежных хозяйственных корпораций.

Понятно, что без собственной стратегии развития в условиях жесточайшей и постоянно обостряющейся мировой конкуренции, без собственной системы стратегического прогнозирования в настоящее время не может жить, эффективно функционировать и тем более развиваться ни одна страна. Сегодня в России приходится начинать с нуля в организационном, кадровом, научно и даже методологическом аспектах.

В сложившейся ситуации в России необходимо действовать по двуединой схеме, включающей в себя:

— схему создания системы государственного стратегического прогнозирования с соответствующей государственной программой и календарным планом («дорожной картой») осуществления проекта по созданию такой системы через 5-7 лет;

— схему организации ежегодного интегрального аналитического обзора мировых (национальных и корпоративных) стратегических прогнозов для включения в государственную управленческую деятельность и учета в процессе выработки управленческих решений до создания собственной национальной системы стратегического прогнозирования.

Схема создания системы государственного стратегического прогнозирования

В данном компоненте двуединой схемы речь должна идти о системном расчете развития организации наук и их содержания в аспекте стратегического прогнозирования, основываясь на научных же исследованиях и опытно-конструкторских разработках. Пока ничего подобного не делается или делается крайне недостаточно, тем более для создания задела по научным направлениям, способным обеспечить создание системы стратегического прогнозирования. Новых методологий и методов в стране не создавалось и за последние 20 лет издано лишь несколько работ, да и то в сфере стратегического планирования, преимущественно обобщающие советский опыт[4].

Начать создание государственной системы стратегического прогнозирования необходимо с понимания того, что стратегический прогноз и процедура его разработки, соответственно, система организации совокупности действующих субъектов (институтов, подразделений, лиц) есть многомерный организационный и методологический комплекс.

В комплексе стратегического прогнозирования необходимо выделять следующие под-комплексы, которые по своей природе являются самостоятельными комплексами:

— комплекс стратегических целей и задач развития национальной экономики, отраслей и регионов, обеспечения национальной безопасности;

— комплекс объектов стратегического прогнозирования;

— комплекс субъектов стратегического прогнозирования;

— комплекс организации и управления разработкой стратегического прогноза;

— комплекс научного и информационного обеспечения стратегического прогнозирования;

— комплекс кадрового обеспечения государственной системы стратегического прогнозирования;

— комплекс противодействия противоправной деятельности в ходе выработки и реализации документов стратегического прогнозирования;

— комплекс документального обеспечения стратегического прогнозирования.

Здесь остановимся лишь на седьмом под-комплексе – противодействии противоправной деятельности в ходе выработки и реализации документов стратегического прогнозирования.

Выше отмечалось, что отсутствие в России государственной системы стратегического прогнозирования является результатом в том числе активного воздействия со стороны различных социальных субъектов (личностей, социальных групп, внешних субъектов). Основные группы противников научного обеспечения государственного стратегического прогнозирования и государственного стратегического управления в целом в России:

— недальновидные и неграмотные чиновники, не способные выдержать профессиональной конкуренции с квалифицированными кадрами и выдвинутые на должности не по профессиональному принципу как среди старшего, так и среди молодого поколения;

— лоббисты конкретных деловых, криминальных и теневых структур, в том числе среди чиновников;

— коррупционеры всех уровней, ставящие собственные корыстные интересы выше интересов государства;

— носители откровенно антироссийских убеждений, ориентирующиеся на прогнозные разработки западных научных центров;

— крупнейшие хозяйствующие и финансовые субъекты регионального, национального и мирового масштаба (ТНК, МНК, финансовые центры, как мировые, так и отечественные), интересы которых противоположны национально-государственным и одновременно обеспечиваются собственными мощными интеллектуальными центрами;

— клерикальные структуры и многие религиозные деятели;

— многие средства массовой информации;

— антинаучные сообщества (астрологи, представители оккультных учений, хироманты, предсказатели всех мастей);

— некоторые «умные и опытные практики», часто склонные либо игнорировать новые научные разработки, либо скрывать их эффективность от других для демонстрации собственной успешности;

— некоторая часть научного сообщества, пытающаяся по тем или иным причинам «ухватиться» за проблему, не имея необходимой компетенции и дезавуирующая реальную работу отсутствием практического результата, часто прикрываемого высокими прошлыми достижения и нынешними статусами.

Представители этих групп убеждают общество и лиц, принимающих решения, что в России социальная наука вообще и научно-обеспеченное стратегическое прогнозирования в частности не нужны – как на уровне государства, так и внутри ведомств. Они активно всячески блокируют ее развитие.

В этой связи идеологическое, организационное и правоохранительное противодействие этим лицам структурам в ходе выработки и реализации документов стратегического прогнозирования является важным компонентом общего комплекса выработки стратегических прогнозов и принятия управленческих решений на его основе. Это противодействие предполагает ряд известных открытых и скрытых методов действия, в том числе правоохранительных органов и специальных служб. Набор этих методов в условиях современной России является важным компонентом всего комплекса методов принятия государственных решений, включая создание государственной системы стратегического прогнозирования.

О других компонентах комплекса подробнее можно прочесть в указанных статьях.

Схема организации ежегодного интегрального аналитического обзора мировых (национальных и корпоративных) стратегических прогнозов

Уполномоченным государственным органам и РАН в условиях отсутствия государственной системы стратегического прогнозирования целесообразно создать рабочую группу сводки и анализа зарубежных и корпоративных прогнозов при уполномоченном органе государственной власти; разработать механизм и методики оценки и сравнительного анализа доступных прогнозов, определения степени их научной достоверности и выявления научной истины в совокупной информации; определить потенциал федеральных ведомств в предоставлении информации, включая специальные, силовые и правоохранительные структуры; определить кадровый, научный и информационный потенциал РАН и вузов страны; определить источники получения прогнозной информации из других стран и российских ведомств (в особенности обратив внимание на потенциал информационно-поискового метода обеспечения стратегического прогнозирования); создать специализированный Центр по стратегическому прогнозированию и планированию с функцией сводки и анализа зарубежных и корпоративных прогнозов.

Вся работа по первому и второму сценариям должна носить именно комплексный взаимоувязанный характер. Лишь тогда она сможет принести ожидаемые результаты.


[1] Полные версии статей размещены в журнале «Микроэкономика», издаваемом Институтом экономических стратегий РАН (гл. редактор С.Ю. Глазьев): Селиванов А.И., Бауэр В.П. О понятии «стратегическое прогнозирование»// Микроэкономика. 2019. №4. С. 5-15; Селиванов А.И. Организация разработки государственного стратегического прогноза// Микроэкономика. 2019. №5. С. 14-23.

[2] Иванченко В.М. Планирование как исторический феномен жизнедеятельности человека и общества. М., 2009.

[3] Информационно-аналитическое обеспечение стратегического управления: теория и практика. Труды второй всероссийской научно-практической конференции. М.: ИНИОН РАН, 2006; Научное, экспертно-аналитическое и информационное обеспечение стратегического управления, разработки и реализации приоритетных национальных проектов и программ. Труды третьей Всероссийской научно-практической конференции. М.: ИНИОН РАН, др., 2007; Научное, экспертно-аналитическое и информационное обеспечение национального стратегического проектирования, приоритетных национальных проектов и программ. Труды четвертой Всероссийской научно-практической конференции. В 2 ч. М.: ИНИОН РАН, др., 2008; Научное, экспертно-аналитическое и информационное обеспечение национального стратегического проектирования, инновационного и технологического развития России. Труды пятой Всероссийской научно-практической конференции. В 2 ч. М.: ИНИОН РАН, др., 2009; Научное, экспертно-аналитическое и информационное обеспечение национального стратегического проектирования, инновационного и технологического развития России. Труды шестой Всероссийской научно-практической конференции. В 2 ч. М.: ИНИОН РАН, др. 2010.

[4] Райзберг Б.А., Лобко А.Г. Программно-целевое планирование и управление. М., 2002; Кононенко П.И. Стратегическое программно-целевое управление производственно-хозяйственной системой. Обобщение и практические рекомендации. М., 2003; Кузык Б.Н., Кушлин В.И., Яковец Ю.В. Прогнозирование, стратегическое планирование и национальное программирование: Учебник. 4-е изд. М., 2011.

Александр Селиванов
Доктор философских наук, профессор, главный научный сотрудник Института экономической политики и проблем экономической безопасности Финансового университета при Правительстве Российской Федерации. Подробнее...
comments powered by HyperComments