35 лет назад умер легендарный сталинский нарком Дмитрий Устинов, член «малого» советского Политбюро. Всего за один год тогда скончались четыре военных министра ведущих стран Варшавского договора — блока, противостоявшего НАТО. Вскоре начался развал соцлагеря, самого Советского Союза. Многолетняя «холодная война» закончилась триумфальной победой Запада.

Тайна смертей видных военачальников не разгадана до сих пор.

Обозреватель «КП» встретился с генерал-полковником Леонидом Ивашовым, доктором исторических наук, президентом Академии геополитических проблем. Он был старшим адъютантом маршала Устинова, затем возглавлял при нем Секретариат Министерства обороны СССР.

— Леонид Григорьевич, Варшавский договор был тогда фактически обезглавлен.

— Хочу обратить внимание: министры обороны — второй эшелон смертей.

Тогда же один за другим скончались три советских генсека. Брежнев — 75 лет. Тихо уснул и не проснулся. Генеральным секретарем стал Андропов. Запустил серьезную программу развития страны. Менее чем через год посидел на скамеечке в Сочи и простудился. Почки стали отказывать. Лежит месяцами в ЦКБ и умирает. В 69 лет! Черненко принимает руководство страной и партией, опять же вскоре тяжело заболевает и умирает. В 73 года. Через два с половиной месяца после кончины друга Устинова.

— На его место пришел Горбачев!

— В этом же ряду и смерть «серого кардинала» Суслова, главного идеолога партии. 79 лет.

— Тогда ходили шутки про геронтократию в Кремле, «гонку на лафетах»!

— Глупые шутки. Возраст не такой уж был престарелый. Трампу сейчас 73. Он решил баллотироваться второй раз в президенты. Его главному сопернику на будущих выборах демократу Байдену — 77. Кандидату Сандерсу — 78. И никто не шутит про геронтократию в оплоте мировой демократии.

Были, были странности в смертях наших генсеков. Как и руководителя Белоруссии Машерова (62 года), секретаря ЦК по сельскому хозяйству Кулакова (60), на чье место взяли из Ставрополя Горбачева. Об этом немало писали. Я же вернусь в свою сферу — военную.

С Дмитрием Федоровичем Устиновым я был рядом с 1976 по 1984 годы. Сначала старшим адъютантом, затем 4 года начальником Секретариата министра.

Признаюсь, его выносливость, работоспособность нас не просто удивляла. Мы не выдерживали такой нагрузки.

Маршал никогда, практически, не лежал в «кремлевке», госпиталях. Был всегда заряжен на работу. Человек сталинской закалки.

За две недели до Великой Отечественной Сталин назначил его, директора крупного военного завода, наркомом (министром) вооружения СССР. В 32.5 года! Устинов тащил на себе все вооружение, начиная со штыков, винтовок, гранат, орудий… Ответственность была совсем не такая, как сегодня, когда в том же Роскосмосе миллиарды разворовывают и ничего! Вспоминал, как 16 октября 41 года (память у маршала была феноменальная) ночью раздался телефонный звонок из Кремля. «Товарищ Устинов здравствуйте. Почему Елян (директор 314 завода, — Ред.) вчера две пушки недопоставил ?» — «Товарищ Сталин, знаю об этом, принимаем меры, завтра будет восполнено!» — «Доложите товарищу Вознесенскому. До свидания!»

Устинов справился с поставленными задачами. Уже в 42-м получил первую Звезду Героя соцтруда. После войны участвовал в секретном Атомном проекте. Берия занимался бомбой. Устинов — системой противовоздушной обороны, чтоб американские ядерные бомбардировщики к нам не долетели. По его инициативе появилась в СССР отрасль ракет с ядерными боеголовками. В 1946-м был создан специальный Комитет № 2 по ракетам. Возглавил его Маленков. Инициатор-министр Устинов — стал замом. Мало кто знает, что за подготовку первого полёта человека в космос в 1961 году закрытым указом Дмитрий Федорович получил вторую Звезду Героя.

Вместе с Андроповым, Громыко он входил в неофициальное «малое» Политбюро. Когда Брежнев болел, они решали самые главные вопросы в стране. Встречаясь поочередно у каждого из членов «тройки». Минимум на два часа. Когда совещались у нас в министерстве, приходилось вызывать руководителей отраслей, главу Академии наук и т.д. Знаю, после смерти Брежнева Устинов мог получить при генсеке Андропове пост премьера, но отказался. Он полностью отдавал себя военной сфере. Будучи министром обороны, по-прежнему много времени посвящал новым военным технологиям. Заявляя, что воевать надо не числом (солдат, офицеров), а современной техникой.

Когда ушли подряд два генсека, третий тоже был обречен, кому-то понадобилось убрать такую мощную авторитетную фигуру из Военно-промышленного комплекса СССР и всего Варшавского договора.

— Как это случилось?

— Обычно Дмитрий Федорович уходил в отпуск в конце июля до конца августа. На этот раз в первой половине сентября на территории Чехословакии и ГДР проходили военные учения Варшавского договора «Щит-84». Поэтому в отпуск Устинов ушел уже после учений, в конце сентября. Отдыхал в Сочи, купался в море. Получил легкую простуду. Она обернулась воспалением легких. В Сочи с бригадой вылетел Евгений Чазов, главный кремлевский врач. Вроде сбили воспаление. Дмитрий Федорович вернулся в Москву. Ложиться в больницу категорически отказался. Впереди — совещание руководящего состава Вооруженных сил страны. Министр делал доклад. Во время выступления ему внезапно стало плохо: покраснел весь, зашатался. Срочно объявили перерыв. Мы вызвали дочь Веру, он ее единственную слушался. «Все, папа, поехали в больницу!» Доклад дочитал первый зам Соколов.

Устинов же как лег в ЦКБ, так оттуда и не вышел.

Когда я последний раз навестил Дмитрия Федоровича, он твердым голосом сказал, что разговаривал с генсеком Черненко и секретарем ЦК по обороне Романовым, чтобы министром вместо него назначили маршала Соколова: «Ты останешься в своей должности, потому что Сергею Леонидовичу нужно хорошо помогать.»

Я пытался возразить, мол, мы еще поработаем под Вашим началом, все со здоровьем будет нормально…

«Леня, мы коммунисты и должны смотреть правде в лицо. Я ухожу…». На этом и попрощались.

20 декабря 1984 года около 21.00 в аппарат министра обороны приехал Чазов и, скрестив руки, дал знать, что мы осиротели. Ему было 76.

Месяца не прошло, как 15 января 1985 года внезапно умирает министр национальной обороны Мартин Дзур, авторитетный военачальник. Я хорошо знал Мартина, он отдыхал у нас на Кавказе с семьей, внуком. Очень здоровый человек, постоянно в движении, много ходил всегда. И вдруг… смерть в 65 лет. «Острая сердечная недостаточность». Как у Устинова.

2 декабря 1985 г. Внезапно умирает Хайнц Гофман, министр обороны ГДР. «Острая сердечная недостаточность». Ему было 75, но Гофман оставался крепким здоровым мужчиной, страстным охотником.

15 декабря 1985 г. Кончина Иштвана Олаха, министра обороны Венгрии. Ему было всего 58. Тоже сердце.

Я общался с окружением покойных министров. Симптомы болезни были примерно такие же, как у Устинова.

— Смерть одного-двух министров–коллег в течение года можно объяснить случайностью. Но ЧЕТЫРЕ?! Это уже тенденция, закономерность. Загадочная.

— Был и пятый. Министр обороны Болгарии Добри Джуров. Уважаемый, мудрый человек, участник Второй мировой, член Политбюро болгарской компартии. Тоже любил много ходить. Вскоре после похорон Устинова неожиданно слег, серьезно заболел, ему подыскивали замену. Но, к счастью, выкарабкался…

— Кто мог стоять за этими смертями?

— Документов, конечно, никаких нет. Но, полагаю, западные спецслужбы. После Карибского кризиса, когда мир был на волоске от Третьей мировой, военным, да и политикам, стало ясно, что в ядерной войне победителей не будет. Тогда Запад решил разрушить Восточный блок изнутри.

Что касается умерших министров обороны, все они участвовали в учениях «Щит-84», где отрабатывались вопросы взаимодействия штабов и войск союзных армий в ходе совместных боевых действий. Там было много народу, журналисты, наблюдатели… Могли подсыпать какие-нибудь таблетки с медленным ядом или прочую «бяку».

— Почему уцелел министр обороны Польши?

— Если бы еще и поляк умер, это было бы слишком уж подозрительно. К тому же Польша тогда уже стала самым слабым звеном в соцлагере.

Кстати, о таблетках. Для лечения высокопоставленных лиц тогда применялись лучшие зарубежные лекарства.

— Полагаю, и сейчас ситуация не изменилась, Леонид Григорьевич!

— Они не просто закупались, а заказывались через посольства и другие советские учреждения за рубежом. Те тоже не покупали их в аптеках, а доставали через доверенных иностранцев. И в этом случае провести спецоперацию против советских руководителей не представляло особой сложности. Под видом одного лекарства дать совершенно другое.

Еще факт для размышления. 12 сентября 1980 года директор ЦРУ Р. Кейси предоставил президенту США Рейгану доклад о том, что в начале ХХI века на планете Земля могут произойти катастрофические явления, в результате которых погибнет значительная часть человечества. Более других пострадает западная часть Европы, американский континент, страны Азиатско-Тихоокеанского региона. На территории США выжить могут 4-6% населения. Наименее всего пострадают территории СССР, северной и центральной Африки, Тибетское нагорье.

Уже в декабре 1980 г. Рейган утвердил 10-летнюю программу комплексного разрушения Советского государства. Рейган публично заявил: «Дайте мне 10 лет, и я уничтожу коммунизм!»

В заключение скажу одно. Именно в эту пору, когда умирали министры, восходит «звезда» Горбачева. И раскручивали ее именно на Западе.

ИсточникКомсомольская Правда
Леонид Ивашов
Ивашов Леонид Григорьевич (р. 1943) – российский военный, общественный и политический деятель. Генерал-полковник. В 1996 – 2001 гг. начальник Главного управления международного военного сотрудничества Минобороны. Доктор исторических наук, профессор. Президент Академии геополитических проблем. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...
comments powered by HyperComments