Наверное, все помнят прекрасную формулу: «Король умер! Да здравствует король!» Так вот, эта формула абсолютно неприменима к нашей нынешней ситуации, связанной с объявленными конституционными изменениями, которые якобы потребовали смены правительства РФ.

А на самом деле расширение конституционных прав и возможностей политических субъектов при реформировании исполнительной власти неизбежно создаёт сильные центробежные тенденции. И когда подобные инициативы приняты на фоне и в контексте усложнения финансово-экономической и социальной обстановки, то неизбежно раньше или позже возникает процесс ослабления централистских тенденций, вплоть до политического распада страны. Как это было при Горбачёве во второй половине 80-х — начале 90-х годов прошлого века. Поэтому мне представляется, что смену правительства опасно связывать с крупномасштабными изменениями Конституции.

Что касается объявленных нововведений непосредственно по кабинету министров, то они представляются мне давно назревшими и даже перезревшими, поскольку кабинет Медведева не показал ни высоких темпов в решении важнейших социально-экономических проблем современной России, ни успешного поиска современных управленческих контуров для таких решений.

В плане позитива могу сказать, что, например, новый премьер-министр известен своей эффективностью. Поскольку так резко увеличить налоговые сборы за столь короткий промежуток времени редко кому удавалось. Между тем, если характеризовать правительство в целом, то у нас пока нет чёткого понимания, чего они добились и чего собираются добиться в ближайшем будущем.

Дело в том, что треть кабинета — это так называемый «силовой» блок и блок оборонно-промышленного комплекса. Эти люди как работали при Медведеве, так и будут работать при Мишустине. Их сильные и слабые стороны всем давно и хорошо известны. Промышленный блок тоже практически не изменился. Потому что он «замкнут» на блоке силовом. И эта «стабильная» часть составляет более чем половину правительства.

Но вот социальный блок полностью заменён и туда введены новые, достаточно молодые, люди из президентского кадрового резерва, не слишком хорошо известные широкой общественности. От них, как от социального блока, не слишком многое зависит, потому что они не зарабатывают средства, а их тратят. Но именно они отвечают за «имидж» власти в глазах общества, за важнейшие социальные гарантии, которые определяют самочувствие всего населения нашей страны.

Поэтому основная проблема нового кабинета министров, конечно, связана с тем, чтобы ускорить темпы развития и повысить материальное благосостояние широких масс населения. У правительства Медведева это не получилось от слова «совсем». И дело здесь не в нехватке бюджетных средств, а в целевых установках. Поэтому Путин не только «добавил» к социальным расходам сотни миллиардов рублей ежегодно, но и доверил эти средства другим людям. О том, почему так произошло, можно только гадать, — во всяком случае, никакой отставки правительства из текста Федерального послания президента от 15 января 2020 года не следовало. Но, тем не менее, она произошла буквально через несколько часов после окончания путинского выступления.

Кроме всего прочего, в самом правительстве, в его финансово-экономическом блоке, — ультрарадикальные либералы, которые не давали наполнять экономику денежными средствами. И это, как постоянно отмечал академик Сергей Глазьев и другие квалифицированные экономисты, было одной из важнейших причин нулевого роста экономики и падения благосостояния населения, которое накладывалось на повышение цен, тарифов и обязательных платежей… Хотя говорили, что инфляция снизилась до 3%, но те «жировки», которые получали наши сограждане от власть предержащих, содержали в себе совершенно другие цифры, то же самое касается реальных цен на продовольствие. Так вот, министр финансов сохранился тот же, с тем же подходом и тем же кадровым составом своего ведомства. И его идеологическая платформа, его идеологическая сущность — напрямую противоречат платформе и идеологии Андрея Белоусова, что «программирует» скрытый или явный конфликт между этими фигурами в новом составе правительства.

При этом Кремль продемонстрировал абсолютно новый и во многом странный механизм отбора новых руководящих кадров через систему каких-то загадочных тестов. Помните, там кандидаты прыгали в бассейн, выживали в тайге и так далее.

Каких-то новых блестящих исполнителей в кабинете премьера Мишустина я не вижу. И квазилиберальная линия в системе исполнительной власти, на мой взгляд, будет продолжаться. Значит, темпы экономического роста по-прежнему будут либо нулевые, либо близкие к нулевым, так что придётся их «раскручивать» искусственным образом, через статистические данные… Машина власти в целом, скорее всего, продолжит буксовать. А если она будет буксовать, то вновь возникнет ситуация, сходная с той, которая была в СССР при товарище Горбачёве. Который, если вы помните, начал с экономического ускорения, от него перешёл к политической реформе, а закончил полным развалом государства.

Я не утверждаю, что мы сейчас находимся на пороге «перестройки 2.0». Но аналогии с тем периодом возникают очень сильные, очень системные и, соответственно, очень угрожающие. России в ближайшие годы предстоит очень сложная и очень опасная дорога. Поэтому мне кажется, что кабинет Мишустина вряд ли продержится дольше, чем год-полтора.

ИсточникЗавтра
Александр Нагорный
Нагорный Александр Алексеевич (р. 1947) ‑ видный отечественный политолог и публицист, один из ведущих экспертов по проблемам современных международных отношений и политической динамике в странах с переходной экономикой. . Вице-президент Ассоциации политических экспертов и консультантов. Заместитель главного редактора газеты «Завтра». Постоянный член и заместитель председателя Изборского клуба. Подробнее...
comments powered by HyperComments