Предложения об изменениях в Конституции, оптом внесенные президентом, следует разделить на те, которые служат внешним антуражем, броским прикрытием (вроде недопустимости иностранного гражданства чиновников или верховенства российских законов над международными), и на те, которые должны решить действительно важную политическую проблему. Называется эта проблема: «обеспечение преемственности при передаче власти».

До настоящего времени в России такого механизма не было. Институт «преемника», использованный, в свое время, при передаче власти от Б.Ельцина В.Путину, плох тем, что в нынешних условиях элитные группы это решение могут просто не принять. В начале 2000-х гг. их сплоченность вокруг нового президента обеспечил отнюдь не авторитет Б.Ельцина, а наоборот, его отсутствие и понимание того, что если не прекратить вакханалию неуправляемости страной и не поставить во главе него действительно консолидированного лидера, то можно лишиться всего, что удалось приобрести в течение 1990-х гг. Но сегодня ситуация иная, таких причин для консолидации элиты нет, и любая попытка передачи власти тому или иному лицу, которое, наверняка  будет представлять только одну группу этой элиты, вызовет бешеное сопротивление со стороны других.

Особенностью нынешней редакции Конституции является сосредоточение слишком больших полномочий в руках президента. Даже стал использоваться термин «суперпрезидентская республика». Наверное, такая организация власти, сопровождаемая установлением ее пресловутой «вертикали», была оправданной в предыдущие десятилетия, когда требовалось восстановление управляемости после хаоса 1990-х гг. Но она создает ненужные риски при предполагаемом ее транзите в 2024 г. Власть, сосредоточенная в одном месте, делает ее слишком вожделенным объектом борьбы внутриэлитных группировок.

В этих условиях единственным выходом становится своеобразное, специфически российское, разделение властей, когда прежний президент как бы уходит, но не совсем: он забирает с собой значительный ресурс власти. И одновременно необходимо создать другие центры силы, которые примут на себя распределенный вес политической системы. Предполагается, что такая конструкция будет более устойчивой. Сидеть на табурете на трех ножках надежнее, чем на одной «вертикали».

Новый дизайн власти меняет роль основных ее институтов. Доминантным органом управления становится Госсовет. Усиление его значения планируется закрепить в Конституции. Фактически, Госсовет явится центром, который будет принимать ключевые решения. При этом он не будет нести непосредственную ответственность за ситуацию в стране, которая ляжет на плечи правительства. Наиболее близкая аналогия с таким Госсоветом – органом, вынесенным за скобки ветвей власти, – это ЦК КПСС времен СССР. Возглавит Госсовет, вероятно, В.В. Путин по окончании президентского срока.

Одновременно с повышением роли Госсовета, нужно понизить властные возможности будущего президента. Достигнуто это будет передачей права назначать премьер-министра Государственной Думе. Это шаг в сторону парламентской республики. Правда, шаг половинчатый, поскольку за президентом остается право снимать премьер-министра. Это для того, чтобы слишком много воли не давать теперь уже Государственной Думе. Возможный будущий президент – Д. Медведев, или его аналог.

Наконец, само правительство не должно иметь политического веса, чтобы не конкурировать с Госсоветом. Его задача – быть хорошим исполнителем, а также – «громоотводом», то есть принимать на себя волны недовольства населением экономической ситуаций. Например, когда Госсовет станет рекомендовать меры социальной поддержки, вроде повышения материнского капитала и поддержки детей, а «плохое» правительство будет не в состоянии найти на это деньги.

Предложенный на пост премьер-министр М.В. Мишустин – идеальная кандидатура. Человек, работавший в кадастровой и налоговой системе, лучше всех может осуществлять работу по «учету и контролю», выполняя функцию информационной системы и передаточного звена при Госсовете. Кроме того, новый премьер-министр не связан по прежней работе с сектором реальной экономики, что дополнительно гарантирует от попыток реанимации отраслей несырьевого назначения.

Возникает в целом достаточно стройная система управления, построенная на сдержках и противовесах, создающая максимально комфортные условия для доминирующего центра власти. Госсовет во главе с  председателем – правит, правительство принимает на себя все социальное недовольство, а президент выполняет представительские функции.

Конечно, этот новый дизайн власть еще будет дорабатывать и менять, обозначены лишь его стратегические линии. Но это, в конце концов, важно только для самой элиты. Что же касается остальных граждан, то для них главное не то, как власть устроена, а то, для чего она устроена. Чьи интересы она будет представлять – основной части населения, или небольшой группы элиты? И, к сожалению, приходиться констатировать, что надежды на изменение экономического курса, например, поворот к пресловутому «государственному капитализму», несостоятельны. Такой поворот заставлял бы нынешнюю российскую элиту принести определенные экономические жертвы на общее благо, а это для нее категорически неприемлемо. Поэтому главное предназначение создаваемой системы – политически обеспечить продолжение прежнего экономического курса по пути сырьевывозящей экономики. Лучше всего об этом свидетельствует нынешнее сохранение всего прозападного экономического блока в органах управления экономикой страны при разрекламированной замене руководства второстепенных министерств.

Результатом этого курса будет продолжение технологического, а значит и военного отставания, снижение уровня жизни населения, нарастание недоверия к власти, разрушение общественной солидарности и, в конечном счете, — деградация государства. Поэтому, конечно, важно правильно обустроить власть, в том числе, обеспечить ее преемственность, но гораздо важнее ответить на вопрос: куда эта власть нас ведет?

Вы можете сделать в своем жилище чудесный ремонт на основе прекрасного дизайна, но если сам дом стоит на гнилом фундаменте и неизбежно рухнет, похоронив жильцов вместе с архитектором, то кому, в конце концов, потом будет интересно, какой там был интерьер?

М.Мартынов, профессор СурГУ, председатель регионального отделения российского общества «Знание», руководитель регионального отделения Российского общества политологов.

Михаил Мартынов
Мартынов Михаил Юрьевич (р. 1955) — заведующий Научно-образовательным центром Сургутского государственного университета, член Академии социальных наук, член-корреспондент Академии социальных наук и местного самоуправления. Эксперт Югорского регионального отделения Изборского клуба. Подробнее...
comments powered by HyperComments