Владимир Овчинский: Ребус Рубини

На фоне неадекватных, путанных и мутных внеаналитичных выступлений американских и европейских участников Мюнхенской конференции по безопасности как «свет в окне» выглядит статья известного американского экономиста Нуриэля Рубини «Белые лебеди 2020 года», опубликованная сразу после конференции на сайте Project Syndicate (17.02. 2020).

Рубини известен своими чёткими прогнозными оценками экономического характера. Он был одним из немногих экономистов, который предсказал мировой экономический кризис 2008 года, связав его с ипотечным кризисом. Теперь он пошел дальше и выстроил в указанной статье целый ребус из рисков, которые, по его мнению, могут в 2020 году вызвать каскад экономических, финансовых, политических и геополитических потрясений. Можно соглашаться, либо нет с его подходами. Но, во всяком случае, они дают пищу размышлений, в отличии от того, что звучало на Мюнхенской конференции. Рассмотрим некоторые позиции статьи.

Первое. Рубини начинает с того, что США вступили в обостряющееся стратегическое соперничество, по крайней мере, с четырьмя странами – Китаем, Россией, Ираном и Северной Кореей. Все эти страны заинтересованы бросить вызов мировому порядку под руководством США, и для них 2020 год может стать критически важным, потому что в США пройдут президентские выборы, за которыми могут последовать потенциальные изменения в глобальной политике Америки.

При президенте Дональде Трампе США пытаются сдерживать эти четыре страны (или даже спровоцировать в них смену режима) с помощью экономических санкций и иных средств. А четыре указанные государства, в свою очередь, по мнению Рубини, «хотят ослабить американскую жёсткую и мягкую силу за рубежом, дестабилизируя США изнутри путём асимметричной войны. Если американские выборы погрузятся в хаос и межпартийную вражду, обернутся спорами из-за подсчёта голосов и обвинениями в «подтасовке» выборов, это будет просто великолепно для противников США. Сбой в политической системе Америки ослабит её силу за рубежом». Рубини оказывается явно во власти страхов, обуявших политическую элиту Америки. Здесь Рубини близок к аналитикам времён маккартизма. Или к аналитике госсекретаря США Помпео, который в своём выступлении на Мюнхенской конференции сказал нечто, ставшее загадкой для непосвящённых: «Китай всё активнее пытается кооптировать должностных лиц на уровне штатов и на местном уровне. Наш директор ФБР, наш Генеральный прокурор и я говорили об этом не далее как на прошлой неделе … И всё это происходит в Европе и во всём мире». Что имел ввиду Помпео ? Внедрение китайских шпионов на всех уровнях в США и Европе?

Второе. По мнению Рубини, некоторые страны особо заинтересованы в том, чтобы свалить Трампа. Он создаёт острую угрозу для иранского режима, а значит, у Ирана есть все основания заняться эскалацией конфликта с США в предстоящие месяцы, даже несмотря на риск начала полномасштабной войны. Расчёт может делаться на последующий всплеск цен на нефть, который обвалит фондовый рынок США, спровоцирует рецессию и лишит Трампа перспектив переизбрания. Да, пишет Рубини, сложилось консенсусное мнение, что целенаправленное убийство Касема Сулеймани помогло сдержать Иран, однако в этих рассуждениях игнорируются превратные стимулы режима. Рубини считает, что «война между США и Ираном в этом году возможна, а нынешнее спокойствие – это лишь пресловутое затишье перед бурей».

На наш взгляд, все события начала этого года – убийство Сулеймани, объявление Трампом фактически начала войны с Ираном и целей для бомбардировок, затем отсутствие военных действий, псевдо или реальные удары Ирана по базам США без жертв и серьёзного ущерба выглядят весьма странно, не имеют добротных объяснений. До сих пор доподлинно не известно, кто убил Сулеймани, какая спецслужба, или ЧВК? Он был убит беспилотником, ракетой, или с вертолёта? Трамп ли давал команду на ликвидацию? Или его поставили перед фактом? Сыграл ли запуск КНР гиперзвуковой ракеты с макетом ядерной боеголовки 4 января 2020 года роль при решении США начать войну с Ираном?

Третье. Что касается отношений США и Китая, то, по оценке Рубини, их недавнее соглашение «первой фазы» стало всего лишь временной заплаткой: «Двусторонняя холодная война из-за технологий, данных, инвестиций, валюты и финансов продолжает резко обостряться. Эпидемия вируса Covid-19 усилила позиции тех, кто выступает в США за сдерживание Китая, и придало новый импульс более широкому тренду китайско-американского «разрыва».

Рубини полагает, что перебои в китайской экономике окажут побочное влияние на глобальные производственные цепочки (в том числе фармацевтические, в которых Китай является критически важным поставщиком), а также на деловую уверенность. И всё это, скорее всего, будет намного сильнее, чем можно предположить, глядя на нынешнюю самоуспокоенность на финансовых рынках.

А теперь самое любопытное в рассуждениях Рубини. По его мнению, китайско-американская холодная война по определению является конфликтом низкой интенсивности, однако в этом году вероятна его резкая эскалация. И здесь Рубини удивляет многих: «Некоторые китайские лидеры не считают простым совпадением то, что в их стране одновременно произошла массовая вспышка свиного гриппа и острого птичьего гриппа, началась эпидемия коронавируса, Гонконг охватили политические беспорядки, на Тайване был переизбран президент, выступающий за независимость, а США активизировали военно-морские операции в Восточно-Китайском и Южно-Китайском морях. И не важно, что Китаю стоит винить лишь себя в некоторых из этих кризисов, в Пекине мнение склоняется в сторону конспирологии».

Иными словами, Рубини не исключает возможное использование биологического оружия против Китая со стороны неких сил, связанных с США. При этом он полагает, что в данный момент открытая агрессия не является реальным вариантом, учитывая асимметрию в потенциале традиционных вооружений. Немедленный ответ Китая на американскую политику сдерживания, по его мнению, может принять форму кибервойны. Рубини пишет: «Имеется несколько совершенно очевидных целей. Китайские хакеры (а также их российские, северокорейские и иранские коллеги) могут вмешаться в американские выборы, обрушив на американцев море дезинформации и «глубоких фейков». Поскольку американский электорат и так уже сильно поляризирован, не трудно представить себе вооружённых сторонников той или иной партии, который выходят на улицы, чтобы оспорить результаты выборов. Это может привести к серьёзному насилию и хаосу».

Четыре указанные державы, считает Рубини, могут также атаковать американскую и западную финансовые системы, в том числе платформу «Общества всемирных межбанковских финансовых телекоммуникаций» (SWIFT). Президент Европейского центрального банка Кристин Лагард уже выступила с предупреждением, что ущерб от кибератаки на европейские финансовые рынки может составить $645 млрд. Представители спецслужб выражают аналогичную озабоченность и по поводу США, где спектр потенциально уязвимой телекоммуникационной инфраструктуры даже шире.

Что может иметь самые негативные последствия для США, так это, по предположению Рубини, то, что Китай может также применить финансовую «ядерную бомбу»: сбросить принадлежащие ему облигации казначейства США, если эскалация действительно начнётся. Американские активы составляют настолько большую долю в китайских (и, в меньшей степени, в российских) валютных резервах, что китайцы начинают всё больше тревожиться из-за того, что эти активы могут быть заморожены в рамках американских санкций (подобных санкциям, которые уже введены против Ирана и Северной Кореи).

Сброс казначейских облигаций США, считает Рубини, затормозит экономический рост в Китае в случае, если долларовые активы будут проданы и конвертированы обратно в юани (в этом случае китайская валюта укрепится). Но у Китая есть возможность диверсифицировать валютные резервы, конвертировав их в другие ликвидные активы, менее уязвимые для первичных и вторичных санкций США. Речь идёт о золоте. И Китай, и Россия уже занялись (тайно и явно)  накоплением  запасов золота, что и объясняет резкий рост цены на золото на 30% с начала 2019 года.

Рубини, принимая возможность проведения биологических атак против Китая, почему то не рассматривает вариант, когда Китай сам может применить биологическое оружие против Америки! В этом случае у США действительно могут возникнуть проблемы не меньшие, а видимо даже большие, чем у Китая.

Во–первых, американцы не обладают таким мобилизационным потенциалом как китайцы, чтобы в считанные дни закупорить на карантин десятки миллионов человек, организовать их снабжение продовольствием, медикаментами, организовать профилактические мероприятия и массовое лечение. Вспомним какой хаос наблюдался в США сразу после урагана Катрина 2005 года, когда людей долго не эвакуировали, не обеспечивали питанием, медикаментами. 60% жителей США при опросе общественного мнения тогда с пессимизмом оценили способности американских властей противостоять природным бедствиям.

Во–вторых, после эпидемии Эболы в 2014 году администрация Обамы создала в рамках Совета национальной безопасности при Белом доме специальный директорат по вопросам глобальной безопасности в сфере здравоохранения и биологических угроз. Кроме того, была создана система координации международных, национальных, региональных и местных организаций (государственных и частных) для борьбы с глобальными эпидемиями под прямым руководством президента США. В 2019 году Трамп ослабил или аннулировал все эти меры подготовки, сократил финансирование программ Центров по контролю и профилактике в США, осуществляющих помощь другим странам при эпидемиях.

«Запад побеждает» назывался доклад Помпео на Мюнхенской конференции по безопасности в этом году. В докладе Помпео подчеркнул, что «свободные государства просто более успешны, чем любая иная модель, апробированная в истории цивилизации». Пусть это заявление останется на его совести. У нас, как говорит его сын в докладе — «такое не прокатывает». И выход Китая из беды это доказывает.

Таким образом, Рубини констатирует, что на начало 2020 года проявились риски, которые могут вызвать каскад различного рода кризисов :

между США и Ираном произошла военная конфронтация, которая, скорее всего, вскоре обострится;

Китай охватила вспышка вируса, которая может превратиться в мировую пандемию;

идёт кибервойна;

крупнейшие держатели казначейских облигаций США проводят стратегию диверсификации; президентские праймериз Демократической партии обнаружили разногласия в рядах оппозиции Трампу, а также поставили под сомнение процедуру подсчёта голосов;

нарастает соперничество между США и четырьмя странами – Китаем, Россией, Ираном и Северной Кореей;

реальные убытки от изменения климата и других природных тенденций быстро увеличиваются.

Эти кризисы могут породить самые негативные последствия в разных сферах.

Повышенная мобилизационная готовность. Вот главный рецепт выживания России в этом каскаде рисков.

ИсточникЗавтра
Владимир Овчинский
Овчинский Владимир Семенович (род. 1955) — известный российский криминолог, генерал-майор милиции в отставке, доктор юридических наук. Заслуженный юрист Российской Федерации. Экс-глава российского бюро Интерпола. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...
comments powered by HyperComments