Анастасия Прокаева: Патриотическое воспитание — воспроизводство патриотов Отечества

Еще совсем недавно вопрос о патриотическом воспитании и даже о необходимости такой работы с детьми и подростками вообще не стоял на повестке. Специальное воспитание осознанной гражданственности казалось чем-то неважным и отмирающим, канувшим в лету вместе с Советским Союзом, уроками мужества и строевой подготовкой. Российское государство все 90-е и по инерции в начале нулевых стабильно воспитывало не граждан России, а членов глобального общества и граждан мира. В итоге мы воспитали целое поколение космополитов с соответствующим менталитетом, мировоззрением, культурными и музыкальными предпочтениями. Долгие годы после этого государство получало утечку мозгов, «чемоданные настроения» молодежи и отсутствие всякого интереса к общегосударственным целям и задачам.

Наконец, в начале президентства Владимира Путина, преодолевая огромную инерцию всей бюрократической машины, начали воплощаться первые образовательные, медийные и гуманитарные проекты в этой сфере. Со всей очевидностью была хотя бы поставлена задача компенсировать дефицит гражданско-патриотического воспитания. На самом верху стали осознавать, что целостность государства обеспечивается не столько сбором налогов, одинаковыми паспортами и общим языком, а чем-то более глубинным и важным, что впитывается молодыми соотечественниками со школьной скамьи.

Вместе с тем, российский опыт патриотического воспитания мы никак не можем отсчитывать с нуля. Так или иначе, задачи развития гражданского самосознания в разном виде ставились и на предыдущих этапах российской истории. Так, именно в петровскую эпоху патриотизм начал рассматриваться как одно из направлений внутренней политики. Именно Петр I провозгласил лозунг «Бог, Царь и Отечество», призывая защищать веру, правящую династию и страну, а себя назвал при этом первым патриотом Отечества. Специальные уложения «Учреждение к бою», «Артикул воинский», «Морской устав» закрепили патриотизм как норму поведения для военных и гражданских чинов.

В целом до 1917-го года главенствующей являлась религиозно-монархическая парадигма гражданского воспитания, в основе которой лежали православные этические принципы. В школах и гимназиях для мальчиков изучались предметы «Отчизноведение» и «Отечествоведение». Справедливо считалось, что патриотизм должен отражать отношение человека как гражданина к своей Родине.

После революции начала прошлого века произошёл разрыв этой преемственности. Новое государство какое-то время боролось с «великорусским шовинизмом», взялось за создание новой космополитической культуры пролетариата и воспитание «нового человека». Советский гражданин воспитывался как «верный боец за победу коммунизма в России и во всём мире». Ставилась цель воспитания нового поколения, готового стать хозяином государства, а школа таким образом должна быть орудием духовного освобождения масс, чтобы дети учились «быть хозяином жизни, творцом её».

С коллективизацией сельского хозяйства и провозглашением зрелого социализма наступил переход к новой эпохе в жизни страны, непосредственно связанный с влиянием на образовательную систему Сталина. Начался своего рода патриотический ренессанс: период с 1928 по 1953 запомнился как время возвращения к воспитанию доверия граждан к государству и принятие ими официально главенствующих ценностей, нравственных норм. Понятия «гражданского воспитания» стало тождественно равным понятию «коммунистическое воспитание». Отечество, пусть и социалистическое, стало предметом гордости, защиты и воспевания.

С наступлением так называемого периода «оттепели» родилась идея воспитания граждан на демократических началах, идея трудовой политехнической школы. В работах Сухомлинского раскрывалась проблема формирования духовных основ воспитания, формирование гражданственности на основе универсальных норм нравственности: трудолюбия, человечности, порядочности. Герои войны и труда, путешественники-первопроходцы и ученые-первооткрыватели, покорители Севера и «поднятой целины» до самой перестройки и болезненного надрыва 90-х представлялись молодому поколению как достойный пример для подражания.

В 90-х все это в одночасье рухнуло. На улицы городов охранять ларьки и приватизированную собственность вышли совсем другие «герои», государство полностью устранилось из сферы воспитания, а все советское наследие было замазано в учебниках черной краской, под которой было уже не различить ни героев, ни побед, ни подвигов.

С этим болезненным бэкграундом мы подошли к нулевым. Государство стало постепенно возвращаться в сферу культуры, образования и воспитания. Основы патриотического воспитания были закреплены в следующих основополагающих документах:

  • Государственная программа «Патриотическое воспитание граждан Российской Федерации», утвержденная Постановлением Правительства Российской Федерации от 5 октября 2010 г. N 795.
  • «Концепция духовно-нравственного развития и воспитания личности гражданина России».
  • Указ Президента Российской Федерации от 16.05.1996 № 727 «О мерах государственной поддержки общественных объединений, ведущих работу по военно-патриотическому воспитанию молодежи».
  • Постановление Правительства Российской Федерации от 24.07.2000 № 551 «О военно-патриотических молодежных и детских объединениях».
  • Приказ Министра обороны Российской Федерации от 0201.2000 № 6 «О поддержке общественных объединений, ведущих работу по военно-патриотическому воспитанию молодежи».

Постепенно стали возрождаться кадетские корпуса и казачьи объединения. На базе ДОСААФ и под патронажем Минобороны в 2015-м году было образовано военно-патриотическое движение Юнармия. Многие программы патриотического воспитания стали реализовываться совместно с созданным в том же 2015-м году Российским движением школьников.

Однако это кажущееся возрождение по-прежнему далеко от того, что действительно необходимо и востребовано самим молодым поколением. В этой связи проблемы в этой сфере можно сгруппировать по нескольким направлениям.

Первое – это, конечно, проблема содержания. До сего дня мы не обладаем даже приблизительными данными масштабных социологических исследований ценностных установок современной молодежи. Не осознав глубоко и всесторонне, чем живет и о чем по-настоящему заботится молодое поколение школьного возраста, мы не сможем подобрать ключей к их сознанию. Некоторые российские художники, кинематографисты, писатели по наитию иногда попадают в точку, интуитивно угадывают тот самый нерв заинтересованности, но в целом информационные посылы российских СМИ и образования проходят скорее мимо внимания подрастающего поколения. Герои Marvel и Netflix, положа руку на сердце, привлекают внимание молодежи гораздо больше, чем фильмы и рассказы о Великой Отечественной и взятии Измаила.

Второе – это проблема формы. В современной экономике – экономике информации и знаний – все хозяйственные и политические процессы крутятся вокруг воспроизводства и потребления информации. Это значит, что с современной молодежью нельзя работать в русле патриотического воспитания по советским шаблонам: проводить встречи с ветеранами, в лекционном формате рассказывать о героях прошлого и грядущих победах. Хотим мы того или нет, подача материала должна быть интерактивной, интегрированной с современными гаджетами, приложениями, 3D-эффектами и расширенными мультимедийными возможностями. Рассказ о русских композиторах – с обязательным музыкальным сопровождением, о войне – с обязательной компьютерной графикой, о космосе – с элементами виртуальной реальности. Иначе разговор с детьми снова будет односторонним монологом, пока школьники общаются в чатах и играют в приложениях.

Третье, без чего не состоится ни первое, ни второе – это институциональная организация процесса. Здесь нужно пройти между Сциллой и Харибдой государственного регулирования и передачи воспитания в частные руки: общественным организациям и нашей творческой интеллигенции. С одной стороны, кажется, всё, что напрямую пытается организовывать государство, вмиг становится неэффективным и забюрократизированным. Главная беда общефедеральных программ на уровне Правительства, Минобра и Минпросвета – чудовищная неповоротливость и подчас формальное отношение к делу (по какому принципу в Москве и регионах работают чиновники, объяснять не нужно). С другой стороны, в ответ на грантовую поддержку, госзаказ в сфере культуры и воспитания зачастую откликается коллективный галерист Марат Гельман, режиссер Кирилл Серебренников, певец Сергей Шнур и Ольга Бузова. Мы намеренно утрируем, но на поддержку примерно таких творческих и методологических инициатив может выделить деньги государство.

Итого, государство должно выступать заказчиком и цензором качественного патриотического контента. Для гражданского воспитания одинаково губительны избыточный и недостаточный государственный контроль. Теми же самыми цензорами и авторами могут стать известные писатели, публицисты, историки и экономисты – члены Изборского клуба. Вряд ли кто-то усомнится, что писатели Александр Проханов и Захар Прилепин, публицисты Михаил Делягин и Михаил Леонтьев, митрополит Тихон и генерал Леонид Ивашов выдадут на-гора скучный и неинтересный контент для подрастающего поколения. Объединением всех идей Изборского клуба для внедрения в образовательную систему уже сейчас, пока в качестве частной инициативы, занимается Медиа-образовательный центр Изборского клуба. Его работа всего в течение нескольких лет показала огромный запрос на качественный и должным образом оформленный материал не только в Москве, но и во всех регионах от Калининграда до Владивостока.

Государственная политика в сфере культуры, кинематографа, образования и патриотического воспитания должна, в конце концов, действовать слаженно, талантливо и технологично, прививая нашим детям самые важные жизненные ценности и ориентиры.

Анастасия Прокаева
Прокаева Анастасия Сергеевна (р. 1985) — основатель и руководитель сети частных детских садов «Гости из будущего», постоянный участник Дальневосточной Ассоциации Дошкольного Образования (ДВАДО). Эксперт Дальневосточного отделения Изборского клуба.
comments powered by HyperComments